Звериные бои

(Из книги “Страсть Самодержца”)

Когда-то они проводились повсеместно, как всенародная забава. Ими тешились повелители, владыки, монархи... Жестокие времена — жестокие нравы: кровь, ярость, смерть. Чем страшнее, тем притягательней.

Индия предоставила возможность Цесаревичу и его спутникам, пребывая в настоящем, как бы вернуться в прошлое, только гуманизированное устоями новых эпох — удовольствие видеть бескровные бои разных животных.

После проведенных охот, где звери являли собою потенциальную добычу охотников, их, в известной мере, театрализованная имитация бойцовских инстинктов, была для путешественников неплохим развлечением.

В специальных смотровых вольерах дворцового парка махараджи бились горные бараны с весьма эффектными и причудливо закрученными рогами. Животные с разбега сшибались лбами, подпрыгивали, потом, тряся бородатыми головами, расходились и снова повторяли воинственное столкновение, отчего разносился далеко слышимый треск. Это был настоящий турнир двух крупных самцов, увидеть который в природе охотник или натуралист посчитают за редкую удачу. Здесь, осторожные, по своей натуре, животные демонстрировали силушку и удаль с такой же непосредственностью, как, например, отплясывают на какой-нибудь ярмарке русские дрессированные медведи.

Поодаль, в аккуратной вольере, разделенной на сектора, схватывались в парах бойцовские птицы. Яростно наскакивая одна на другую, они наносили удары клювами, ногами и оглушительно хлопали крыльями. Однако, как в петушиных боях на ставки, до крови дело не доходило. Распалившихся донельзя — разнимали.

Внимание Цесаревича привлекла междоусобица внушительных буйволов. Под их темной лоснящейся кожей перекатывались узлы стальных мышц. Сойдясь лбами, буйволы напирали, каждый на своего противника, загребая копытами землю. Из их широко раздутых ноздрей исходил свист мощно выдыхаемого воздуха.

Цесаревич представил, как бы выглядели сражающиеся зубры Беловежья или Гатчинские лоси.

Он долго наблюдал сражение антилоп с нешуточной длины и острыми, будто рогатина медвежатника, рогами.

Уморительнее всего выглядели схватки маленьких кабанят. Их возня вызывала улыбки и смех. Поросята хрюкали, сердились, пищали и, выражая неудовольствие, друг дружкой, пихали в бока пятачками и старались в знак превосходства водрузить свои копыта на спину противнику. Но стоило сторожу взять их на руки — мгновенно затихали, уткнувшись рыльцем в его подмышку.

Осмотрев сад, Николай и Махараджа, в сопровождении свит поднялись на второй ярус бокового здания дворца, соединенного с павильоном, откуда, обычно, владыки Джайпура наблюдали за битвой слонов. Этой привилегией в стране владели лишь цари и могущественные правители.

С высоты балкона открылось широкое поле, окруженное множеством зрителей. Иные из них вскарабкались на деревья, крыши домов, другие, из более робких, теснились в отдалении, надеясь на бегство при неожиданной напасти.

На поле уже находился свободный от оков слон. Внешне исполин был спокоен и мирно топтался. Другой его собрат, пребывая в силу буйного характера в загоне, метался и трубил. Однако короткая цепь, удерживающая его ногу, не давала широты пространства. Наконец, арестанта выпускают на волю. Колоссов дразнят и доводят до столкновения. Они сходятся с грохотом, как Сцилла и Харибда, ударяясь туловищами и клыками. После нескольких сшибок к ним с пиками и петардами устремились сторожа, чтобы разогнать все более ожесточающихся животных, не дать им дойти до точки кипения, когда подступиться к ним будет опасно и невозможно.

Завидя приближение людей, слоны, очевидно, еще не питая глубокой взаимной враждебности, обернувшись спиной, резвой рысью дружно убежали с арены.

Все это было далеко не похоже на то, что прежде творилось в Индии на бойцовских аренах, где участниками кровавых оргий были и люди, и звери. Взгляд и нервы не всякого человека могли выдержать, когда сходились и схватывались в обезображенную видом кровавых тел, бьющуюся массу: гладиаторы, носороги, леопарды, тигры, буйволы и вепри.

Здесь звери и животные содержались в ухоженности, а потому были не так злы и агрессивны. До настоящего проявления инстинктов их не доводили.

Иван Касаткин, г. Киев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× 9 = двaдцать сeмь

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet