За куницей

Охота на куницу у нас на Руси всегда считалась одной из самых трудных и интересных. Этот изящный, подвижный и хитрый зверек во все времена был ценным трофеем, предметом гордости не только новичка, но и бывалого охотника. А сколько радости и эмоций дарит эта охота! Знает это лишь тот, кто хоть раз преследовал куницу с собакой или без нее, по чернотропу или белой тропе. По красоте, азарту и непредсказуемости я ставлю эту охоту на одно из первых мест в зимних охотах. Бывает, исходишь за день десятка два километров, излазишь непроходимые завалы и чаши, потратишь уйму сил, а домой вернешься ни с чем. А бывает, выйдешь из дому и уже через полчаса с трофеем.

Каждая охота по-своему неповторима. На любой охоте могут произойти редкие, незабываемые случаи. У меня же такие случаи чаше всего встречались во время охоты на куницу.

Моя первая встреча с куницей состоялась в детстве... Заснеженный февральский лес притих, словно уснул. Плотную тишину лишь изредка нарушает треск деревьев, да поскрипывает снег под широкими самодельными лыжами. Сегодня дед наконец-то взял меня с собой в лес. Я уже давно ведь просился. С нами бежит лайка-полукровка Мухтар, универсал, работающий практически по любому зверю. У деда за спиной висит старая одностволка шестнадцатого калибра, у меня ружья нет — мал еще. Мне кажется, что идем мы бесконечно долго, а белизну свежей пороши еще не нарушил ни один след. Но вдруг собака забеспокоилась, принялась что-то вынюхивать в снегу. Затем сорвалась с места и с низко опушенной головой унеслась в глубину леса. Мы поспешили вперед и увидели то, что так сильно заинтересовало Мухтара. На снегу отпечатались двойные округлые ямки. «Куница! Только что прошла, поторапливайся за мной», — произнес дед. Теперь я за ним еле успевал. Когда уже казалось, что сил больше нет, из густого ельника послышался лай Мухтара. Кунья «двухчетка» обрывалась у большого поваленного дерева, почти полностью занесенного снегом. Мухтар принялся ожесточенно разрывать снег, перегрызая вмерзшие в землю ветви и корни дерева. Дед с ружьем наготове встал поодаль, готовый в любой момент выстрелить, я — у него за спиной, чтобы не мешать. Куница затаилась где-то внизу. Напряжение достигло высшего предела. Когда же наступит развязка?

Идут томительные минуты ожидания, и вот каким-то внутренним чутьем опытного охотника дед угадывает единственно верный ход. Понимая, что собака не может добраться до куницы, дед решил «пригласить куницу выйти». Отставив в сторону ружье, он топором вырубает в смерзшемся снегу окно, с противоположной от собаки стороны. Сам же встает чуть в стороне, рядом с отверстием, с палкой наготове. Стрелять нельзя — рядом собака.

Развязка последовала уже через минуту. Куница не заставила себя долго ждать. Последовал быстрый взмах и удар палкой, и на снегу осталось что-то темное, блестящее и пушистое. Так я в первый раз увидел куницу и охоту на нее.

Года через три на зимние каникулы я опять приехал в деревню. Дед болел и на охоту не ходил. Два дня я провел дома, а на третий стал просить деда отпустить меня в лес с ружьем. Он долго думал, потом оделся, взял ружье, патроны, старую газету и вышел на улицу. Я быстрее за ним. Мы отошли к лесу. Дед повесил газету на куст, отсчитал пятьдесят шагов. «Стреляй!». Я долго, тщательно целюсь — все-таки первый в жизни выстрел, от него зависит решение деда. Посте выстрела бегу к газете. Несколько дробин к моему восторгу попало в цель. «Охотминимум» мне был зачтен.

Уже на следующее утро с одностволкой на плече в сопровождении Мухтара я вышел в лес, В кармане телогрейки позвякивали пять патронов в металлических гильзах. Это моя первая самостоятельная охота! Легкая тревога гнездится где-то в глубине души: получится ли, оправдаю ли доверие деда? Но сомнения вскоре уступили место радости и восхищению. Как здорово было скользить на лыжах, оставляя за спиной на снегу две широкие полосы и мохнатые от снега лапы деревьев! Я чувствовал себя вне реальности, в каком-то сказочном Берендеевом царстве. Самостоятельность опьяняла не меньше, чем обжигающий лицо морозный воздух.

Но что это? Перед собой на снегу я вдруг вижу уже знакомый мне куний след.

Да и собака его заметила, забегала, принюхиваясь, и быстро убежала вперед по следу. Я поспешил за псом, стараясь не затоптать куньи отпечатки. Торопясь, я уже не замечал красоты зимнего леса. Одна лишь мысль засела в голове: смогу ли один без деда догнать и добыть куницу?

Через полчаса в молодом сосняке я увидел Мухтара. Он растерянно крутился на одном месте, иногда посматривая на вершины деревьев. След куницы заканчивался у сухого наклоненного дерева. «Все». Пошла верхом. Ничего не поделаешь, верхом следить ход куницы я не умел. Придется мириться с поражением. Расстроенный неудачей, я прошел вперед метров пятьдесят. И вдруг прямо над головой на небольшой сосне замечаю беличье гайно. Высота — метров пятнадцать. Что-то подсказывает мне — надо стрелять. От волнения долго не могу поймать мушку ружья. Гром выстрела, и ... ничего! Жаль! Угасла последняя надежда. Я перезарядил ружье, повесил его на плечо и уже было собрался поворачивать лыжи в сторону дома, как наверху что-то зашевелилось, на землю посыпались ветки, и из гайна медленно выползла и повисла на сучьях дерева ... куница!

Всего второй в моей жизни выстрел принес редкий трофей. «Теперь будешь охотником», — вынес свой «окончательный приговор» дед, когда я радостный прилетел из леса домой и гордо выложил перед ним куницу. В тот морозный февральский день я приоткрыл дверь в сказочный мир охоты, который затем подарил мне множество незабываемых мгновений и удивительных открытий. А сколько их еще впереди!

Но, впрочем, вернемся к кунице, ведь о ней собственно речь. Я хотел бы рассказать еще об одной своей встрече с этим удивительным зверьком, происшедшей при очень интересных обстоятельствах. Ясным морозным ноябрьским днем я охотился на рябчиков с пищиком. Рябчики отзывались хорошо, но подлетали неохотно. Одного все-таки удалось взять. Вот отозвался очередной рябец. Я присел на землю, опершись спиною о ствол дерева, и поманил свистом самочки. Рябчик отозвался и подлетел поближе. Но надолго замолчал. Пока его не вижу и продолжаю манить. Вдруг откуда-то сзади до меня донесся еле уловимый шорох. Тихонько, стараясь не спугнуть, я оборачиваюсь и вместо рябчика с удивлением замечаю темное продолговатое тело куницы: всего метрах в пяти от меня за деревом хищник готов к прыжку. Как завороженные, мы смотрели в глаза друг другу. Но продолжалось это всего мгновенье. Через пару секунд куница оказалась на верхушке старой осины, стоявшей неподалеку. Снять ее оттуда выстрелом не составило большого труда. Ошибка хищника стоила ему жизни. Из преследователя он сам превратился в жертву.

Вот такие истории всплывают в моей памяти при всяком упоминании о кунице.

Александр Поваренков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− oдин = 8

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet