За двумя лисами погонишься

Охота на зайцев на просторах нашей России на редкость разнообразна. На первом месте здесь, несомненно, стоит охота с гончими. Убежден, что если кто-нибудь хоть раз послушает звонкий гон, наполняющий чарующими звуками волшебную тишину сонного, но удивительно чистого русского леса поздней осенью или ранней зимой, тот навсегда заболеет заячьей охотой. На зайцев, где их много, охотятся и облавой (котлом) и пешей цепью. Сейчас все эти классические охоты начинают возрождаться. Но пока еще они, в том числе и охота с гончими, большинству охотников знакомы только из охотничьей литературы. Мне самому удалось попасть на такую охоту только прошлой зимой, и я никогда не забуду своего первого перехваченного черноухого беляка, буравящего легкий пушистый снег словно торпеда.

А до этого момента охоту на зайцев мне пришлось осваивать самому, причем с самых простейших вещей. Вообще-то до недавнего времени специально заячьей охотой я не занимался. Все дело в том, что я и мои товарищи частенько добывали зайцев во время охоты по перу, так сказать, по ходу дела, и поэтому заяц как трофей для нас такой ценности, как глухарь или тетерев, не представлял. Конечно, радовались, когда кто-нибудь приносил в лагерь зайца, а потом с жаром рассказывал, как ему ловко удалось его взять.

А случаи бывали всякие, разные. Как-то раз один из моих товарищей осторожно продвигался вдоль лесного ручья, стараясь вытоптать уток. Неожиданно он увидел зайца, плывущего к противоположному берегу. Нервы у моего друга оказались крепкими. Он преспокойно дал косому вылезти на берег, отряхнуться, а затем четко уложил его выстрелом. Другой случай был еще забавней. Мы с другом охотились осенью на уток. После утренней зорьки я отправился на рыбалку, а мой товарищ взял корзинку и отправился в лес, чтобы набрать к ужину грибов. И ружье с собой прихватил. Собирая грибы в редком сосняке, он заметил метрах в сорока высокий пень, а на нем странный нарост. Приглядевшись, мой друг увидел на пне зайца. Зверек крепко спал, положив голову на передние лапы и заложив уши за спину. Осторожно поставив корзинку с грибами, охотник подкрался к зайцу почти вплотную. Конечно же, друг не стал стрелять спящего зайца и слегка стукнул прикладом о ствол дерева. Заяц взвился свечой, а затем поскакал, не разбирая дороги. Дуплет не ожидавшего такой прыти от зверька охотника лишь добавил скорости косому.

Случаи эти и им подобные убедили меня, однако, что если уж и охотиться на зайцев, то делать это нужно классически и квалифицированно. Я прекрасно понимал следующее. Существуют два основных способа индивидуальной охоты на зайцев. Начнем с беляка. Беляк — классический объект для охоты с гончими. А как охотиться на него в одиночку? Пожалуй, единственным и теперь уже почти забытым способом: в узерку. Правда, для такой охоты нужны довольно специфические условия. Прежде всего, это длинная, мокрая осень или затянувшееся предзимье. Заяц к концу октября — началу ноября уже полностью вылинял и надел свою зимнюю ослепительно белую шубку, поэтому отсутствие густого снежного покрова выдает его с головой. Но косой хитер и старается на лежке спрятаться ненадежней: в густую кучу хвороста рядом с поваленной березой, или среди густых лап величественной ели, или около старой заброшенной лесовозной дороги. Причем ложится заяц с таким расчетом, чтобы место рядом с лежкой по возможности хорошо просматривалось и не было заросшим, и чтобы легкая пороша сразу же устилала землю и служила дополнительной маскировкой. Задача охотника весьма непроста. Нужно, двигаясь практически бесшумно вдоль опушки, по краю небольшого лесного болотца или же вдоль старой дороги, внимательно просматривая нижний этаж примыкающего леса, постараться увидеть (узреть) беляка на лежке и, если выстрелить сразу не представляется возможным, аккуратно скрасть его, поднять, а затем уложить метким выстрелом.

Бесценный опыт этой охоты я получил несколько лет назад. Шла середина октября, наступало раннее предзимье.

Только что стаял первый снег, утренние морозцы становились все крепче и крепче, замерзшие капли воды на стеблях высокой травы, словно жемчужины, светились в лучах низкого солнца. Но охота шла своим чередом. В это время мы с братом охотились на уток, на одном из потаенных лесных разливов реки Молога. Отстояв утреннюю зорьку (к сожалению, безрезультатно), мы сели в байдарку и грустные поплыли в лагерь.

Но возвращаться без добычи не хотелось. Километра за два до лагеря я попросил Шурика высадить меня на берег. От этого места начиналась старая лесная дорога. Она пролегала через лесные поляны, ручьи и прогалины, на которых мы весной охотились на тяге. В этих местах нам часто приходилось встречать зайцев. В принципе место для охоты в узерку было самое подходящее. Я решил попробовать, хотя опыта у меня никакого не было. Осторожно продвигаюсь вперед, ступая, как кошка. Даже лист не шуршит. Внимательно просматриваю нижний этаж леса слева и справа от дороги. И что же я вижу! Под широкими нижними лапами могучей ели сидит ко мне спиной здоровеннейший кот персидской породы. Шубу распластал, хвост лопатой. Не верю глазам своим. Как он мог попасть сюда? До ближайшей деревни километров пятнадцать. Но приглядевшись, вижу, что это не кот, а енот. Аккуратно навожу ружье на затылок меж ушей, чтоб шкуру не попортить. Хлоп! Обмяк всем телом енот, ткнулся мордой в землю. Осторожно подхожу к нему и слегка толкаю носком сапога. Енот поднимает голову и смотрит мне в глаза. Я оторопел. Затем зверь прыгает вперед и исчезает в еловом подлеске. Мой второй выстрел вязнет в густых ветвях. Ушел. Чудеса, да и только. Как я мог промахнуться? Ведь расстояние-то всего было метров семь! Раздосадованный, я закинул ружье за спину и зашагал к лагерю уже не таясь. Однако постепенно чувство досады стало отступать. Зверь был на редкость красив — я успел его хорошо рассмотреть. Пусть живет и украшает лес, раз так ему на роду написано.

Но добыча нужна, и по мере приближения к лагерю я решил быть повнимательнее. Дорога кончилась. Дальше болотце, участок леса, кочковатая поляна и лагерь на берегу ручья. Выхожу на край поляны. Уже виден дым костра. Шурик принялся готовить еду. Глазами ищу тропинку среди кочек. Кругом маленькие елочки. И тут под одной слева замечаю белесое пятно. Беляк! Заяц слегка отпрыгивает в сторону и смотрит на меня, стараясь разобраться что к чему. Он никак не ждал опасности со стороны леса. Дальше все было как в ковбойском фильме. Мой выстрел с разворота буквально пригвоздил зайца к земле. Шурик был поражен. Он слышал мои выстрелы и догадывался, что я вернусь с трофеем, но о таких чудесах, которые произошли со мной, и не помышлял.

Принято считать, что тропить беляка по пороше дело практически безнадежное. Действительно: беляк — это типично лесной житель, к жилью выходит редко и для лежки выбирает глухие, мало посещаемые участки леса. Поднятый, он почти всегда уходит незамеченным (невидимым) для охотника. Поэтому в средней полосе России на беляка с подхода специально не охотятся и добывают его случайно, «в шумовую», попутно во время других охот.

Однако нет правил без исключений, особенно в такой огромной стране, как наша. Взять к примеру Средний Урал. Именно здесь я приобрел первый опыт тропления зайцев по следу, причем тропить мне пришлось именно беляка, так как русак как вид там просто отсутствует. Дело в том, что местность, в которой происходило все действие, по ландшафту очень близка к среднерусской с той лишь разницей, что среди холмистой равнины разбросаны небольшие сопки, поросшие густым лесом из хвойных пород. Равнина буквально изрезана множеством небольших речек и ручьев, разделенных островками смешанного леса и ивового кустарника. Здесь для зайцев раздолье — корма хоть отбавляй, местность редко посещается человеком. Поэтому и места для лежки зверьки выбирают или в этих островках, или по краю долин ручьев и речек в относительном редколесье. Когда выходишь на лыжах в долину какой-нибудь речки, то видишь сплошное переплетение замысловатых узоров, нарисованных заячьими лапами. Попробуй разберись, какой след ведет на лежку. Нужна пороша. И она очень сильно помогает. Особенно, если короткая.

Однажды, двигаясь по руслу небольшого ручья после такой пороши, я наткнулся на припорошенную снегом площадку, вытоптанную зайцем под ивовым кустом на берегу. Зверек активно кормился: кора нижних веток была начисто обглодана. Далее след запетлял по ручью и наконец вышел на берег, поросший редким ельником. Самое интересное, что на протяжении почти километра заяц не сделал ни одной скидки и ни одной сложной, замысловатой петли. Но вот след повернул от ручья в лес, извиваясь между небольшими елками, как змея. Затем пошел подъем — косой резко взял в гору. На макушке горы след повернул параллельно ручью. Я обратил внимание на то, что характер следа изменился. Если раньше заяц шел спокойно, то теперь он пошел совсем медленно: отпечатки лап стали глубокими и очень четкими. Я понял, что приближаюсь к лежке. Макушка холма была пройдена, и след повел меня под уклон. Внизу была видна небольшая прогалина, перпендикулярная ручью и довольно хорошо просматриваемая. Чувствовалось, что заяц где-то рядом. Я приостановил лыжи на склоне и стал внимательно высматривать прогалину. И тут неожиданно с противоположного ее конца из невысоких елочек прямо на меня выскочил весь искрящийся легкими снежинками в лучах яркого солнца беляк и, резко развернувшись вправо, полетел вскачь, подставляя правый бок под выстрел. Я вскинул... лыжную палку и помахал ему вслед. Ружья-то у меня не было. Дело в том, что я был в этом месте на научной конференции, которая проводилась в пансионате, расположенном в довольно глухом уголке Свердловской области.

Итак, первого своего зайца я вытропил успешно и, кроме того, сделал важный вывод. Беляк выбрал место для лежки на краю прогалины в низине, причем место лежки было выбрано так, что сама прогалина и склон холма хорошо просматривались. За прогалиной был довольно густой лес, но, судя по всему, именно оттуда опасности заяц и не ждал. Вообще же на Урале троплением зайцев местные охотники не занимаются. Плотность их там очень велика, и зайцев просто стреляют примитивным самотопом. К сожалению, в средней полосе России такая охота на беляка по-серьезному невозможна.

Главным объектом пешей охоты на зайцев в средней полосе, безусловно, является русак. Даже несмотря на то, что численность его в последнее время в значительной степени сократилась. Непосредственно столкнулся я с ним довольно случайно. Заканчивался зимний охотничий сезон. Я приехал в одно из ближних охотничьих хозяйств Подмосковья просто немного отдохнуть, а заодно и пристрелять ружье крупными номерами дроби в преддверии будущей гусиной охоты. Задачу свою я выполнил довольно быстро. А так как дело было утром, светлого времени у меня оставалось много, я решил им воспользоваться, чтобы побродить на лыжах в поисках зайцев.

Угодья были самые что ни на есть «заячьи». Множество полей капусты, моркови, картофеля, гороха, разделенных оросительными канавами и грядой кустов орешника и ивняка. Масса небольших озер и речек, прилегающих к полям, заливных лугов, обрамленных густыми зарослями бурьяна или же полоской чернолесья, служила идеальным местом, где зверьки могли устроиться на дневку. Словом, типичные места обитания русака. Правда, погода не очень благоприятствовала охоте. Пороши накануне не было. Узоры заячьих следов образовывали на снегу столь замысловатые хитросплетения, что все мои попытки разобраться в них и найти-таки малик, ведущий на лежку русака, ни к чему не привели. Оставив попытки разобраться в следах, я начал последовательно из-под ветра обходить все наиболее вероятные места, где русак мог устроиться на отдых. Такие места встречались почти на каждом шагу: островки бурьяна, одиночные кусты, занесенные снегом, снежные надувы вблизи больших кочек, к которым непременно вела извилистая дорожка заячьих следов. Все подозрительные места были обследованы мной самым тщательным образом. Но безрезультатно: мне так и не удалось увидеть зайца и, более того, я не нашел ни одной старой лежки.

Солнце, светившее сквозь сероватую дымку облаков стало клониться к закату. В низинах среди кустов заклубился легкий пар. Вязкий снег прилипал к лыжам. Чувствовалось, что весна уже не за горами. Скоро огромные стаи гусей принесут ее на своих крыльях. Эти мысли притупили во мне чувство досады, вызванное неудачей, но не заставляли смириться с ней. Я твердо решил: с началом нового зимнего сезона обязательно займусь русаком.

На следующий год, как только пришло время первых порош, я вновь приступил к троплению зайцев. Вышел я на охоту ранним утром и, чтобы заведомо не приходить пустым, сначала прошелся по незамерзшей речке, где подстрелил позднеосеннюю утку. Теперь можно отправляться за зайцем. Приток реки уходил в сторону полей, и я начал тщательно обследовать его берега. На одном из них я нашел довольно свежий след беляка, который шел вдоль реки вверх по течению. Он шел спокойно, практически не делая петель и скидок. В приток впадал небольшой ручей, сердито бурлящий и отчаянно не желающий попасть в ледяные оковы. Пройдя вдоль ручья метров пятьсот, заяц перескочил его в наиболее узком месте и залез в кусты на противоположном берегу. За ним последовал и я. За ручьем было картофельное поле, а еще дальше начинались заросли бурьяна, придавленного снегом. Судя по характеру следа (зверек перешел на совсем короткий шаг), лежка где-то рядом. В бурьяне след стал почти не виден (снег лежал не везде), и я стал внимательно осматривать почву, стараясь разглядеть отпечатки лап. Внезапно донесшийся шорох заставил меня встрепенуться. Впереди, метрах в шестидесяти, огромными прыжками во всю улепетывал русак. Он перехитрил меня. Вскинув ружье, я послал-таки ему вдогонку дуплет, но не более того. Дальнейшее преследование не имело смысла, так как заяц сразу затерялся в бурьяне, и мне ничего не оставалось делать, как возвращаться на базу.

Следующий мой поход за русаками произошел, когда снег уже толстым ковром покрыл землю и проблемы потери следа не существовало. Вот с погодой не повезло. Поднялся снежный вихрь, временами переходящий в настоящий буран, и я решил подождать до следующего утра, надеясь, что он за ночь утихнет. Погода действительно немного смилостивилась. Буквально перед рассветом порывы ветра ослабли, снежная пелена рассеялась, и я двинулся на поиски зайцев. Однако пройдя несколько сотен метров по снежной целине, я понял, что занятие это практически безнадежное. Кругом белым бело — ни следочка, ни черточки. Казалось, о троплении и речи быть не может. Кроме того, опыт подсказывал мне, что поднять «шумового» зайца также будет невозможно. Во время предыдущих охот я обратил внимание, что русак при приближении к его лежке, по-видимому, очень хорошо чувствует, преследуют его или же просто набрели на него случайно. В последнем случае заяц лежит на редкость крепко и не поднимется до тех пор, пока на него буквально не наступишь.

Итак, полная безысходность, но делать что-то было нужно. Я стал внимательно осматривать местность. И заметил километрах в трех небольшую рощу, скрывавшую в себе старое русло речки. А что если поискать зайцев в этой роще? В такую погоду они наверняка укрылись там. По опыту я также знал, что русак неуютно чувствует себя в лесу и там его наверняка можно будет стронуть с лежки. Затем нужно дать зайцу уйти и, подождав некоторое время, начать осторожно тропить. Если зверек почувствует, что его не преследуют, он непременно снова ляжет. Вот тут-то его и надо брать. Сказано — сделано. Осторожно продвигаясь по руслу реки, я вступил в рощу. Деревья в ней росли не густо, и вся она оказалась буквально изрезанной канавами и ямами, напоминающими воронки от взрывов. Поиски мои увенчались успехом. Возле одного из кустов я увидел четкие, глубокие отпечатки заячьих прыжков, а в самом кусте нашел свежайшую, еще «теплую» лежку. Косой покинул ее буквально несколько минут назад. Теперь нужно было дать зайцу успокоиться. Подождав около часа, я тихонечко двинулся по следу.

Все произошло так, как я рассчитал. Метров через 300 русак перешел на шаг, который постепенно становился все короче. Сначала зверек шел по буграм, но постепенно след начал пересекать канавы и ямы, поросшие густыми кустами. Становилось ясно, что он ищет подходящее место для лежки. Вскоре заяц сел и, оставив на снегу мочевую точку, спокойно пошел дальше. Еще метров через 200 я увидел на следу свежий помет. Он уже совсем близко! След пошел по краю широкой канавы, густо заросшей внутри кустами. Продвигаюсь вперед, держа ружье наизготовку. Надо остановиться, чтобы немного осмотреться. И тут неожиданно замечаю серую спину зайца, спускающегося в канаву. Расстояние всего метров десять. Но выстрелы не достигают цели! Русак оказался великолепно защищен густыми ветками кустов, принявших на себя весь сноп огня и металла. Я еще прошел по следу, лелея слабую надежду, что зацепил косого, но вскоре и она угасла. Вот хитрая бестия! Как ловко он выбрал место для лежки и как грамотно ушел с нее! Итак, заяц вновь вышел победителем. Что ж, посмотрим, каков будет следующий раунд.

Проанализировав все свои встречи с косым, я пришел к выводу, что в кустарниках русак практически неуязвим, в то время как возможности охотника крайне ограничены. Поэтому во время следующего выхода на охоту я принял решение тропить зверька на тех участках местности, где преобладают открытые пространства. И поэтому начал я с того места, где в самом начале сезона стрелял по первому русаку. Следует заметить, что он довольно консервативен в отношении облюбованного им участка и может жить на нем до тех пор, пока позволяет кормовая база. Для этого зайца она действительно была хорошей: вокруг поля картофеля, моркови и капусты, рядом незамерзающий ручей. Перейдя его, я сразу почувствовал, что заяц где-то рядом. Интуиция меня не обманула. Сразу же за ручьем я нашел свежий малик. Он и привел меня на лежку зайца, но... русак успел уйти незамеченным, так как был скрыт со стороны подхода надувом из снега. Дальше все повторилось, как и в последний раз. Сделав длительную паузу, я начал преследование. След пересек речку, в которую впадал ручей. За речкой зверек пошел коротким шагом. Я насторожился. Вот заяц сделал одну петлю, вторую, вот наконец скидка. С трудом нахожу след в бурьяне. Далее русак выходит из бурьяна к небольшому озерку. И тут след обрывается. Ничего необычного. Пройдя обратно своим следом, русак вновь уходит в бурьян. Очевидно, на лежку. Так и есть. Вот она. Но заяц опять уходит невидимым. Бурьян спасает. Так продолжалось целый день. Я то отпускал зайца, то опять скрадывал его почти вплотную, но тому каждый раз удавалось вывернуться. Жаль, что у меня не было товарища. Русак несколько раз переходил одним и тем же местом через речку и свою первую лежку. Товарищ бы мне помог, перекрыв этот верный лаз.

Солнце скрылось за горизонтом, наступили сумерки, и дальнейшее преследование стало бессмысленным. Пришлось возвращаться на базу. На следующее утро я решил провести охоту в новом месте, так как преследуемый мной сегодня русак стал слишком осторожным и взять его в ближайшее время вряд ли удастся.

На следующий день часов в 9 утра я уже был в новом месте. Участок этот был весьма своеобразный. Я стоял на шоссе, пересекающем западную часть угодий лицом к северу. Слева от шоссе, метрах в трехстах протекала крупная река. Между рекой и шоссе располагалось убранное поле моркови, а справа от шоссе заболоченная равнина с множеством мелких озер и кустарников. Я решил идти влево к реке. Пройдя придорожную канаву и выйдя на край поля, я неожиданно наткнулся на след зайца. Утро было ветреное, мела легкая поземка. Поскольку след был заметен достаточно отчетливо, я понял — это свежий малик. Внимательно просматриваю след. Он идет через поле примерно по диагонали по направлению к реке прямо к островку кустов на ее берегу. Я решил, что лежка именно там и стал потихоньку продвигаться вдоль следа. Но не прошел я и ста шагов, как вдруг метрах в сорока от меня прямо с середины поля из-под снега выскочил крупный русак! Моя реакция была молниеносной. После первого выстрела заяц шарахнулся сначала вправо, затем влево, замедлив бег, что дало мне возможность второй раз тщательнее прицелиться. Описав дугу, русак резко опрокинулся на бок, завертелся на снегу и вытянулся, устремив в небо янтарный, остекленевший свой глаз. Это был первый мой русак, добытый классически с подхода по всем правилам.

Алексей Стефанович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× 8 = шeстнaдцaть

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet