Узнают по ушам

Из рассказов Алексеевича

Подошли к стоянке, положили добытых зайцев в ряд... И начались довольные восклицания, незамысловатые шутки.

— Гляди, сейчас один вскочит и деру даст, а у нас и выстрелить не из чего, — посмеиваясь, сказал Володя. Незаряженные ружья стояли прислоненными к машине.

— А что ты думаешь, — очень серьезно начал Юра. — Свалили мы подсвинка в прошлом году. Все нормально. Оттащили под елочку. Мне Роман и говорит шутя: привяжи, мол, чтоб не сбежал.

Юмор я понимаю — сворку вынул и привязал кабанчика за ногу к елке. Сделали еще загон. Пусто. Вернулись. Ружья вот так поставили, стоим, болтаем. Тут поднимается наш кабан, сворка лопается, и он мимо нас. Мы в разные стороны. У одного Романа в руках ружье было. Стрелял, как ковбой, прямо с пояса и назад — повернуться нормально не успел. Если бы не он, ушел бы кабан...

— Что ж не поглядели, прижаты ли были уши? — вставил незнакомый большинству охотник, приехавший с кем-то из наших.

Алексеевич только тихонько посмеивался. Выждал немного и начал:

— И я был свидетелем похожего случая. Все мы знаем, что зверя надо добить, что нельзя подходить к подранку, что на уши надо глядеть. И смотрим, да все равно всякое случается. Это в первую очередь к серьезному зверю относится: медведю, лосю, кабану. А что с лисицей нужно быть осторожным, не все и знают...

Алексеевич помолчал, откашлялся.

— У классика охотничьей литературы Дриянского в его «Записках мелкотравчатого» описано, как погиб мальчик, который принял у собак недобитую лисицу и приторочил ее к седлу по-заячьи. Лисица сначала притворившаяся мертвой, запустила зубы коню в пах. Тут и самая мирная лошадь взбесится, понесет... Так и разбил конь мальчика, и сам погиб в болоте. Опытные охотники тех времен всегда добивали лису, как бы сильно ни помяли ее собаки, и приторачивали обязательно за глотку, а не за лапы, как зайца.

Снова Алексеевич помолчал секунду, усмехнулся и продолжил:

— И наш один охотник, счастливый, что заполевал лисичку, связал ее тоже по-заячьи и повесил на плечо. Идет нам навстречу, улыбается довольно... Потом видим, какие-то непонятные движения и дикий ужас на лице. Не сразу догадались, что случилось. Оказывается, полуживая лисичка изловчилась и хватанула за ухо своего смертельного врага. Хорошо, сил у нее оставалось немного. Пришлось повозиться, освобождая человека от его добычи. А памятные шрамы, пожалуй, остались на ухе навсегда...

— И охотнику не грех иной раз уши прижать, — почти всерьез сказал Володя.

После дружного смеха заговорили все разом и обо всем.

Александр Пискунов.

Газета «РОГ», 2004 год.

УЗНАЮТ ПО УШАМ
Из рассказов Алексеевича
Подошли к стоянке, положили добытых зайцев в ряд... И начались довольные восклицания, незамысловатые шутки.
— Гляди, сейчас один вскочит и деру даст, а у нас и выстрелить не из чего, — посмеиваясь, сказал Володя. Незаряженные ружья стояли прислоненными к машине.
— А что ты думаешь, — очень серьезно начал Юра. — Свалили мы подсвинка в прошлом году. Все нормально. Оттащили под елочку. Мне Роман и говорит шутя: привяжи, мол, чтоб не сбежал.
Юмор я понимаю — сворку вынул и привязал кабанчика за ногу к елке. Сделали еще загон. Пусто. Вернулись. Ружья вот так поставили, стоим, болтаем. Тут поднимается наш кабан, сворка лопается, и он мимо нас. Мы в разные стороны. У одного Романа в руках ружье было. Стрелял, как ковбой, прямо с пояса и назад — повернуться нормально не успел. Если бы не он, ушел бы кабан...
— Что ж не поглядели, прижаты ли были уши? — вставил незнакомый большинству охотник, приехавший с кем-то из наших.
Алексеевич только тихонько посмеивался. Выждал немного и начал:
— И я был свидетелем похожего случая. Все мы знаем, что зверя надо добить, что нельзя подходить к подранку, что на уши надо глядеть. И смотрим, да все равно всякое случается. Это в первую очередь к серьезному зверю относится: медведю, лосю, кабану. А что с лисицей нужно быть осторожным, не все и знают...
Алексеевич помолчал, откашлялся.
— У классика охотничьей литературы Дриянского в его «Записках мелкотравчатого» описано, как погиб мальчик, который принял у собак недобитую лисицу и приторочил ее к седлу по-заячьи. Лисица сначала притворившаяся мертвой, запустила зубы коню в пах. Тут и самая мирная лошадь взбесится, понесет... Так и разбил конь мальчика, и сам погиб в болоте. Опытные охотники тех времен всегда добивали лису, как бы сильно ни помяли ее собаки, и приторачивали обязательно за глотку, а не за лапы, как зайца.
Снова Алексеевич помолчал секунду, усмехнулся и продолжил:
— И наш один охотник, счастливый, что заполевал лисичку, связал ее тоже по-заячьи и повесил на плечо. Идет нам навстречу, улыбается довольно... Потом видим, какие-то непонятные движения и дикий ужас на лице. Не сразу догадались, что случилось. Оказывается, полуживая лисичка изловчилась и хватанула за ухо своего смертельного врага. Хорошо, сил у нее оставалось немного. Пришлось повозиться, освобождая человека от его добычи. А памятные шрамы, пожалуй, остались на ухе навсегда...
— И охотнику не грех иной раз уши прижать, — почти всерьез сказал Володя.
После дружного смеха заговорили все разом и обо всем.
Александр Пискунов.
Газета «РОГ», 2004 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


дeвять + 6 =

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet