Труба-заяц

Установив камеру в режим удаления эффекта «красных глаз», нажимаю кнопку и в коротких ярких вспышках вижу нашу с Валдаем пропажу, смотрящую на меня, сложив передние лапки, всего в полутора метрах от выхода.

Тот, кто считает лису хитрой, а зайца трусливым, дрожащим под кустом да спасающимся в случае опасности бегством, конечно же, заблуждается. Хитра лиса, но и косой не прост. Кто охотился с гончими, знает, на какие уловки пускается «белый да пушистый», чтобы запутать, сбить со следа собаку. Тут и двойки, и тройки, и скидки, после которых порой запавший зайка не раз и не два видит проходящую в непосредственной близости в поисках пропавшего следа собаку.

На моих охотах с гончей русаки прятались и в лисьих норах, и в сенном сарае, и под дачами... У каждого гончатника найдется не одна история про заячью выдержку, хитрость, смекалку. По-моему, косые вообще легко учатся, запоминают сначала, может быть и случайно, получившиеся уловки, потом применяя их уже как бы осознанно. Например, откуда знать зайцам, что след на песке или сухой пыли проселка собаке различить гораздо труднее, чем на том же мху или другой лесной подстилке? Почему в случае опасности от вязко преследующей их по чернотропу гончей они, как по инструкции, летят или к ближайшей дороге, или к порой единственной в лесу песчаной проплешине? Также замечено, что чем сложнее условия выживания в той или иной местности, тем зайцы там смышленей. Происходит естественный отбор, позволяющий выжить самым «умным», а уж они передают свой опыт следующим поколениям. Не зря таких смышленых зайцев охотники уважительно называют «профессорами».

С одним из таких «мудрецов» мне с моим выжлецом Валдаем довелось встретиться во время охотничьего путешествия на Терский берег Кольского полуострова. Как и на севере Карелии на зайцев там специально почти никто не охотится, предпочитают лося, медведя, северного оленя. Да еще дичь, коей здесь именуют лесную птицу: глухаря, тетерева, рябчика, куропатку. Разве пенсионер какой зимой петли на косых поставит.

Соответственно не держат здесь и гончих. Поэтому, собираясь сюда, я предполагал, что заячья охота здесь будет такой же удачной и добычливой, как и на севере Карелии, где зайца много и ходит он под гоном несложно. Оказалось все не так-то просто. Из первых двух выездов на рекомендованные мне для охоты на зайцев поля, вдающиеся от Варзугской дороги в лес, мы вернулись без трофеев. Ночной, а часто и дневной, при бесснежье мороз высушил лесную подстилку, давая собаке возможность поднять зайца лишь до полудня. После чего вымороженный ночной след давался собаке с большим трудом. Знаем с выжлецом, здесь где-то заяц, рядом, а поднять не можем. Крепко лежит перебелевший косой в черном лесу. Тут бы снежка немного, чтобы помочь выжлецу стронуть зайку, заставить дать след.

В таких случаях на Урале, когда охотятся с гончими компанией, выстроившись цепью, идут шумно лесом, прочесывая места, где заяц наверняка есть. А когда косой, чьи нервы не выдержат, даст след и натекшая на него гончая отдаст голос, охотники разбегаются на номера. Но это в знакомых местах, в которых охотишься не один год. Здесь же все иначе.

Пару дней подряд, с раннего утра начав распутывать ночную жировку с поля, выжлец уходил по невидимой ниточке следа в лес и вскоре оглашал окрестности волнующим душу заревом, переходящим в азартный, страстный гон. Казалось бы, становись, что называется, «на лежку» в район подъема и жди, когда косой вернется. Но тут открылась особенность местных зайцев, которые, как один, сделав в районе подъема небольшой круг, уходили лесом по периметру поля за два-три километра. И пока я после бесплодного ожидания, осторожно продвигаясь за гоном, доходил до места, откуда гон слышался в последние двадцать-тридцать минут, собака зайца теряла. Все три поднятых в этом районе за два утра зайца были потеряны собакой практически в одном и том же месте — здесь, как оказалось, когда-то была звероферма. Сейчас на пологом склоне горки от нее остались остовы ферм, в которых раньше содержались зверьки, груды клеток, горы различного мусора, развилки дорог. Рядом с захламленной территорией находится и небольшой песчаный карьер.

Вот сюда-то, на эту большую помойку среди красивого, почти не тронутого северного леса, и уходили гонные зайцы. Здесь они сбивали собаку со следа.

Оно и понятно. Пробежался косой несколько раз по песчано-каменным дорогам, по песку карьера — и выжлецу при едва пахнущем следе да с забитым пылью носом тяжело разобрать, в какую сторону, по одному и тому же месту, след свежий, а в какую косой прошел пятью минутами раньше. Кабы снежка хоть чуть-чуть или дождиком смочить лесную подстилку да дорожки, так нет, сухо.

Наверняка часть местных зайцев и ложилась на этом захламленном склоне на дневку. Для этого здесь очень подходили сдвинутые когда-то бульдозерами со склона груды пней, образовавшие вдоль кромки леса и внизу склона заросшие бурьяном валы. Разве ради охоты в таком месте я ехал сюда за более чем тысячу километров?! Таких превращенных в помойки лесов мне хватает и в Подмосковье. Потому всякий раз, когда гон, уходя в это место, вскоре там и умолкал, я, однажды взглянув на это безобразие, не шел на помощь выжлецу, а дожидался, пока тот, отчаявшись, или сам найдет, или бросит поиски пропавшего косого да вернется ко мне. Знаю, что, поступая так, делал неправильно, непедагогично по отношению к своей собаке. Но поступал так, как поступал. Однако и следующий заяц, которого нам с Валдаем удавалось поднять, тоже уходил туда же...

После полудня мы с Валдаем еще несколько часов гуляли, знакомясь с окрестностями. Найдя едва заметную тропинку, спускались к протяженному через короткую протоку смыкающемуся с Сосновой губой моря озеру. Нашли в лесу, недалеко от берега озера, небольшую рыбацкую избушку. В другом месте, на песке лесной дорожки, набрели на свежий след медведя. Валдай, похоже, не воспринимает его как предмет охоты и не реагирует ни на след, ни на встреченную нами чуть дальше, наваленную косолапым посреди дороги большую, с вкраплениями брусники, кучу. Зато он старательно ищет зайцев. Почувствовав их присутствие, выжлец начинает разбирать остатки ночного следа. Я же жду, пока он старательно обследует округу метр за метром. Однако через какое-то время Валдай опять выходит ко мне «сообщить», что и в этот раз поиски результатов не дали. Похоже, здесь и впрямь не так много зайцев, как на другой стороне Кандалакшского залива, потом это подтвердилось. В местах же, зайцем обильных, при таком тщательном поиске выжлец все равно где-нибудь столкнулся бы нос к носу с запавшим зайцем или спугнул бы какого-либо косого своим присутствием.

Время от времени выжлец, остановившись и втянув воздух, уходил, ведомый верхним чутьем, в сторону, причуяв птичку. А через минуту-другую метрах в ста в стороне от нашего пути поднимался глухарь, шумно негодуя, срывалась потревоженная полярная куропатка, или веером разлетался выводок рябчиков. В одном месте Валдай поднял с лесной дорожки выводок косачей. Те, перелетев в низины на моховое болото, расселись на деревьях. Выжлец в азарте рванул за ними, и вскоре я заметил, как вначале один тетерев перелетел над елками через дорожку впереди меня, за ним второй... К пролету спугнутого собакой третьего я подготовился лучше. Еще не видя за елями, а только услышав его, на лету, бормотание, я был готов к стрельбе. Едва лирохвостый черныш появился над дорожкой, я, поведя стволом на опережение стремительно летящей птицы и буквально почувствовав, когда пора это сделать, нажимаю на спусковой крючок. Косач, наткнувшись на заряд пятерки, падает на ягель, где, после того как я беру птицу в руки, остается алая, как брусника, россыпь капелек крови. Конечно, не дело стрелять птичек при гончей, тем более с ее помощью. Но Валдаю уже седьмой год, и едва ли взрослая опытная собака предпочтет такой охоте основное дело жизни — заячий и лисий гон. Так или иначе сегодня с охоты мы придем хотя бы не пустыми.

К вечеру пошел редкий снежок. До утра он так и не выдал долгожданную порошу, лишь едва забелив открытые участки, но и этому я был рад. У самого подножья полого поднимавшихся вверх, обрамленных пятнами ягеля каменных лбов в поросли молодняка замечаю поднявшегося в стороне шумового зайца. Что есть сил называю Валдая на след, а убедившись, что выжлец подхватил его и понеслась над лесом, отражаясь многократно от деревьев и горки, зажигающая в сердце азарт песня страсти, с облегчением вздыхаю. Я уже знаю, чувствую нутром — сегодня все сложится иначе. Хватит над нами издеваться, пора и наказать «белых да пушистых».

Пытаюсь перехватить ушедший за гряду гон на горке, но тот проходит за мелким ельником вне пределов видимости, а затем пересекает открытое пространство мохового болота и уходит туда же, куда уходили и все предыдущие. Как говорится, что и требовалось доказать. Хотя я почти на сто процентов уверен, что гон больше сюда не вернется, для чистоты эксперимента на всякий случай продвигаюсь за ним, соблюдая необходимую осторожность. Не раз и не два охотничий бог наказывал и меня, и других знакомых мне охотников за спешку и излишнюю самоуверенность.

Перейдя низину, оказываюсь на склоне, по которому, судя по следам на тропинке, гон уже проходил не менее трех раз. Сейчас же голос выжлеца слышен как раз из района бывшей зверофермы. Перебравшись ближе, по следам на песке вижу, что заяц и здесь уже приложил максимум усилий, чтобы сбить собаку со следа по привычной схеме. Следы косого и преследовавшей его собаки повсюду. Несколько раз они пересекли карьер, несколько раз в разных направлениях взрыхлили песок на дорожках захламленного склона. Вот выжлец, азартно голося и оглядываясь на меня, пересекает бурьяны прямо посреди открытого пространства. Заяц где-то совсем рядом, и это значит, что в любой момент он может появиться в зоне видимости. Осознание этого и азартный гон выжлеца захватывают меня, впрыскивая в кровь адреналин, так что сердцу, бьющемуся гулко и часто, становится тесно в груди. Вот-вот и наши дорожки пересекутся. Хитер косой, но тут уже ему, похоже, никуда не деться. Как взведенная пружина, сжимая в руках ружье, стою за деревом у пересечения дорог, на краю склона. Только глазами вожу по сторонам, чтобы не упустить начала даже едва заметного движения. Теперь главное — не спугнуть...

Но уж если не везет, то не везет. Когда, казалось, развязка была совсем близко, гон ушел вниз и там захлебнулся. Несколько раз Валдай вроде бы возобновлял его, но тут же вновь смолкал, пытаясь найти неизвестно куда исчезнувший след.

Скорее всего, отчаявшись сбить со следа ревущее сзади пегое чудовище, зайка запал где-то среди хлама, надеясь таким образом перевести дыхание и дождаться, пока собака не оставит затею его отыскать. Делать нечего, немного подождав, иду выручать жалующуюся на всю округу на коварство пропавшего зайца собаку.

Там, где кончился след, стоят останки сооружения, с установленными в нем ржавеющими агрегатами. Вокруг этих развалин и нарезает большие и малые круги в поисках пропавшего следа собака. Прикинув вокруг, где было бы возможно здесь спрятаться зайцу, выделяю груду гниющих досок и нагромождение сдвинутых когда-то при расчистке склона пней. Обойдя вокруг, убеждаюсь, что при таком количестве натоптанных здесь за сегодняшнее утро следов, пытаться помочь собаке найти скидку и уже по ней запавшего зайца — пустая затея. Остается только ждать, пока выжлец сам не найдет косого, или попытаться помочь ему, «прошуршав» все крепкие места поблизости. Выбрав второе, захожу внутрь полуразвалившегося здания, чтобы на время оставить там рюкзак, и, уже стягивая с плеч лямки, вижу «очевидное-невероятное». То, что заяц под гоном проходил и здесь, меня не удивляет. Но один из едва заметных на тонком, как тюль, слое снега следов косого, дойдя до конца лежащей на цементном полу трубы, у входа в нее и кончается. А это значит... это значит... что хитрый косой не где-нибудь, а именно в этой трубе, у моих ног.

Второй конец изогнутой под прямым углом и состоящей из сочленений, скрепленных болтами с гайками, трубы присоединен к большой металлической воронке, напоминающей большую мясорубку. Заткнув выход из трубы половинкой подобранного тут же кирпича, смотрю, не покинул ли заяц свое убежище с другого конца. Но через агрегат, внутри которого какие-то шестерни и зубья, ему не прорваться точно. Пару дней назад, гон первого зайчика, которого Валдай поднял, тоже закончился ничем, где-то именно здесь. Несмотря на очевидность произошедшего, я и сам еще немного сомневаюсь в том, что лесной житель приспособил эту трубу под укрытие.

Если бы труба не была изогнута под прямым углом, то при ее небольшой, около трех метров, длине извлечь оттуда косого было бы несложно. Достаточно воспользоваться расщепом на конце длинного хлыста, на который можно просто накрутить мех и за него вытянуть хитреца. Такой способ используется охотникам норниками для извлечения енотов и лисиц из досягаемых тупиков нор. Сейчас же, срезав хлыст, я загоняю его в трубу с целью убедиться в том, что заяц действительно там. И, когда конец шеста преодолел изгиб трубы, я услышал цоканье по железу трубы когтей переместившегося в глубь ее зайца.

Теперь основной вопрос, как этого наглеца оттуда извлечь. Пока, прикрыв отверстие в трубе той же половинкой кирпича, я раздумывал, что предпринять дальше, к остаткам ферм выше по склону подъехала машина. Какой-то местный житель второй день планомерно разбирал каркас строений на вполне еще годный в хозяйстве брус и доски. К нему я и обратился с просьбой одолжить мне на время пару ключей 17×19. Мужик, выслушав причину моей просьбы с некоторым недоверием, ключи все же дал, и вскоре я уже отворачивал гайку за гайкой, вынимая крепящие сочленение болты. Их оказалось восемь. Прежде чем вынуть последний и отделить трубу, на всякий случай я подвинул ружье поближе и снял спусковой крючок с предохранителя. Но косой из трубы не выскочил. Более того, несмотря на уже должный быть белым мех, в темноте отверстия его даже не было видно. Не высветил его и огонек зажженной спички. Не забыв прикрыть отверстие, заглядываю в трубу с другой стороны. Но и там, где до изгиба всего около метра, зайца нет. Такого просто не может быть. Я своими глазами видел заканчивающиеся у входа в трубу следы и своими ушами слышал цоканье продвигавшегося в глубь трубы зайца. Кусок трубы, соединенный с похожим на мясорубку агрегатом, заканчивался шестернями, за которые можно проникнуть, только будучи прокатанным меж их зубьев. Что же, попробуем подсветить внутреннюю часть трубы вспышкой фотоаппарата. Установив камеру в режим удаления эффекта «красных глаз», нажимаю кнопку и в коротких ярких вспышках вижу нашу с Валдаем пропажу, смотрящую на меня, сложив передние лапки, всего в полутора метрах от выхода. Более всего меня удивляет его совершенно спокойный вид. Как будто он знает, что, несмотря ни на что, в трубе он все равно недосягаем. Ну уж это вряд ли. Слишком много хлопот он доставил и мне, и собаке.

Теперь можно вытряхнуть косого из трубы в рюкзак, прямо живьем. Правда, я не уверен, что там он будет вести себя так же спокойно, а не распорет удобную и необходимую вещь мощными задними лапами. Даже если этого не произойдет, что мне с ним, таким, делать?

Проще всего отойти на полтора-два десятка метров и прицельно выстрелить в черное отверстие. В таком случае, как ни крути, по прямой ли, рикошетом ли, зайцу не избежать заряда. Для охотника, а не для мясника и живодера, стрелять в вольно или невольно попавшее в безвыходное положение и не имеющее шансов к спасению животное как-то неправильно. С одной стороны, понимаешь, что это твоя добыча, которую ты стремился получить, с другой — в глубине души все равно будет стыдно за такой трофей, которой в силу обстоятельств не имел никаких шансов на спасение. Размышляя об этом, в какое-то мгновение я даже предположил, что коварный заяц специально поставил меня в такое положение, чтобы еще раз надо мной поиздеваться. И если бы я вдруг, откуда-то свыше, узнал, что это действительно так, то, наверное, ничуть этому бы не удивился. И тем не менее, похоже, придется дать шанс и этому проходимцу.

Подозвав собаку и расположив ружье так, чтобы его удобнее было схватить для стрельбы навскидку, вначале пытаюсь косого из трубы вытрясти. Понимая, похоже, что вне трубы его ничего хорошего не ждет, заяц из трубы не вытряхивается. Следующей попыткой стало выталкивание косого из трубы хлыстом, на манер освобождения ствола от застрявшего там пыжа. Так, после нескольких попыток, удается, упершись в живую пробку, потихоньку вытолкнуть косого из трубы. Вначале из отверстия показались, носик с усами и кончики передних лап, затем уши, а в следующее мгновение, неожиданно мягко вывалившись из отверстия, зайчик сделал, что называется, прыжок в сторону и поскакал совсем не туда, куда я предполагал. В одно мгновение, бросив хлыст и подхватив стоящее рядом ружье, прикладываю его к плечу, успевая отметить, что с противоположной стороны строения явление зайца пройдет незамеченным для выжлеца. У меня есть лишь доли секунды в которые я еще могу, поведя концами стволов, выбрать единственно верную точку впереди удаляющегося, белого с ржавчиной на спине, комка и мягко нажать спусковой крючок. Но в то самое мгновение, когда остается только нажать на спуск и предъявить удивленной собаке виновника ее горя, я опускаю ружье и, утвердившись в правильности содеянного, ставлю его на предохранитель. Пара секунд — и белый с ржавчиной комок исчезает за накорчеванными пеньками в зарослях карликовой березки, и мне ничуть этого не жаль.

Я сделал все что мог. Косому не удалось нас в очередной раз перехитрить, и у меня была реальная возможность добыть его и сегодня же приготовить на ужин. Но я сначала принял решение, а уже потом подумал, что проявивший такую смекалку и натерпевшийся столько страха, видевший свою смерть совсем близко и не пищавший от ужаса заяц достоин другой судьбы. Как достоин и уважения такой соперник в многовековой игре на выживание, игре под названием охота. Кто знает, может быть, когда-нибудь потомки именно этого зайца смогут шагнуть на более высокую ступень эволюции и объяснить моим или вашим потомкам, что они больше не объект охоты, а разумные, почти как мы, существа. А пока цепляю Валдаю ошейник и увожу его подальше от этого места, чтобы больше сюда не возвращаться. Да и в самом деле, что я уперся в это место?! Уж чего-чего, а просторов на Терском берегу Белого моря и зайцев на них нам хватит. Скорее всего, до этого мне просто не хотелось уходить отсюда переигранным, хоть и весьма смышлеными, но пока всего лишь зайцами.

А своего косого мы в этот день с Валдаем все же взяли. За час до того времени, когда меня в условленном месте должна была забрать машина, я подтянулся ближе к дороге. И тут выжлец, уже, казалось бы, уставший за день, утянув вверх по лесному склону, неожиданно выдал оттуда вначале зарев, а затем и страстный жаркий гон. Едва я успел встать на номер с хорошим прострелом, как гон развернулся и издалека, откуда-то сверху поросшего елями склона, покатился навстречу. Это и есть самые волнующие мгновения охоты с гончими, когда ты уже сделал свой выбор места и теперь поздно что-то менять. Остается лишь, затаив дыхание, с готовым от волнения вырваться из груди сердцем, слушать приближающийся гон и ждать, надеясь, что вот сейчас мелькнет за елками белый лоскут и выкатит тот, по чьему следу, разрываясь от страсти, ревя в голос, идет твоя собака. Мало что в жизни может доставить сравнимое с этим удовольствие.

И зайчик выкатил. Точнее не выкатил, а стремительно вылетел по чистому, с плотной подстилкой лесу. У меня было лишь мгновение, чтобы повести ружье и сделать свой единственно возможный верный выстрел. Перекувырнувшись на бегу, косой растянулся на мху, а подоспевший выжлец с ходу подхватил его, дабы убедиться, что он больше не пытается бежать. Только после этого он сел рядом и выдал свое многозначительное «У-у-у». Думаю, что в данном случае он не выражался нецензурно, а сдержанно благодарил меня за то, что не промахнулся. С момента, как Валдай натек на след, и до взятия им зайца, прошло не больше двадцати минут. К приезду машины мы успели, вместе с первым взятым на Кольской земле зайцем. Как говорится, лиха беда начало. Завтра же пойдем охотиться на зайцев полуострова Турий.

На другой день мы с Валдаем взяли еще двух зайцев, по поводу чего мой умбский приятель Володя высказал предположение, что вскоре такими темпами мы перебьем всех зайцев на Терском берегу. Ну это, конечно, вряд ли, тем более что одного хитреца мы на развод уже оставили.

Валерий Люшков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× 6 = пятьдeсят чeтырe

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet