Став однажды на лаз

Лаз — ход (спец.) Зверя. Стать на лаз — определить тропу зверя.

Из охотничьего словаря.

Начиналось утро 25 января 2002 года. Александр Андреевич Ляшенко, охотник Палласовского района, вышел во двор из подъезда дома и огляделся. Рассветало. Небо плотно застилали темные облака. С крыши дома капало — продолжалась январская оттепель. А на охоту пойти очень хотелось: шли последние дни охотсезона. Подошел к вольеру. Собаки гончие, осенистый полуторагодовалый Гром и пятиосенистый Заграй стали ластиться к своему хозяину.

— Сейчас, сейчас пойдем, косого погоняем. Нынче грешно сидеть дома, ероша загривки своих верных помощников, ласково приговаривал Александр Андреевич.

Вышли в поле с восходом солнца. Выглянувшее было из-за горизонта светило снова закрыли тучи. Из степи наполз грязный туман, лицо обволакивала морось. Но охотник не спасовал, продолжал шагать, выбирая межники, бугорки, где был снег помельче. Собаки деловито обыскивали лощинки, кустарники, неудобья с сухой травой, занесенной снегом.

В эту зиму снег выпал глубокий. И заяц, выбрав лежку, беспечно отдыхал в пуховой постели. В сырую погоду подпускал охотника или собаку совсем близко. Были случаи, когда косой выскакивал буквально в пяти — десяти метрах. В этот раз в степи было так глухо и сумрачно, что заяц совсем «оглох», и поднять его можно было только тогда, когда наступишь на него...

Спина охотника давно уже пропотела, а удача пока даже уши не показала. Александр Андреевич уже начал думать, что зря сегодня вышел в поле. Но тут-то и произошло, казалось бы, невероятное — собаки на меже подняли косого. Заяц «стрельнул» по ней в глубину поля и тут же исчез вместе с собаками в туманной сырой мгле. Охотник остановился — наступил самый ответственный момент. Следовало, как говорят опытные охотники, вычислить лаз, ход зайца — и занять выгодную позицию для его отстрела.

«Заяц обязательно сделает круг и выйдет вблизи своей лежки. Значит, я должен стать вон там, метрах в тридцати от предполагаемого поворота косого», — подумал охотник. И тут же, проваливаясь чуть ли не по колено в снегу, поспешил к «своей» точке ожидания дичи...

Сорок лет прошло, как Саша Ляшенко вышел на охотничью тропу.

Сотни километров перемерил, много зайцев и другой дичи добыл... ему ли волноваться, водрузивши себя на номер в «проеме» лаза. И все равно каждый раз его сердце испытывало «омолаживающее» волнение. Так было и в этот пасмурный январский день.

Ждать пришлось долго. Тянул «казахский» ветер.

Тепло из под куртки почти улетучилось. Вот вот начнется озноб. И в этот момент охотник услышал своего гончака Заграя. Сердце вздрогнуло, рука машинально сняла ружье с предохранителя. И снова из туманной мути донесся голос Заграя, тот голос, который Ляшенко узнал бы без ошибки в сонмище десятка голосов. Собака сообщала:

«Идем по следу, видим дичь. Но отстаем. Снег больно глубокий, хозяин». Таков был смысл расшифрованных сигналов. Александр Андреевич улыбнулся. Заграй был всегда правдив.

Охотник вычислил: стрелять придется в бок косого — так и хотелось. Так же его выстрел достигал цели, когда производился вдогон (по ушам) или когда дичь шла мимо и приходилось выносить, точку прицеливания вперед бегущей цели... Тут промаху почти никогда не бывает. Но нередко «мазал», когда дичь шла в лоб, в «штык», как выражаются охотники. Казалось бы, ничего нет проще ударить по передним лапам, и заяц наверняка наткнется на дробь. Но редко так выходило... охотник обомлел: заяц, сделав огромный эллипс, повернул к лежке, чтобы выйти на свой же след, и пошел на «штык». Как думалось, заяц был выцелен наверняка. Глухо хлопнул выстрел, бесполезным. Промах! «электроника» мозга мгновенно сделала поправку. Приклад толкнул в плечо. И охотник увидел будто в замедленном кино: заяц кувыркнулся через голову и упал в снег.

Кончался пятый час охоты. Александр Андреевич медленно подошел к зайцу, вытер испарину со лба, подумал: «все-таки не промахнулся. Иначе стыд бы замучил. С такого расстояния стрелять и не добыть зайца — даже куры засмеют. Нет, не зря я вышел в поле». И чувство радости, каждый раз в таких случаях свежее, как эликсир, смыло с души переживания, прилипчивое самоедство.

Подбежали собаки. Хозяин потрепал в знак благодарности их загривки, взял зайца и крупно зашагал напрямую по глубокому снегу домой. Теперь он не замечал ни хмурого неба, ни грязной туманной мглы вокруг, ни стойкого ветра в лицо... казалось, что в этот день свалился с плеч десяток лет нелегкой жизни. Будто и впрямь не было в ней крупных невзгод и потерь.

В этот день закончился охотничий сезон. И был он для Александра Андреевича радостным шагом в будущую жизнь.

Н. Шилин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


2 × = двeнaдать

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet