«Слова таинственней вещей»

Пьер Мак Орлан

История цивилизация и история оружия неотделимы. Оружие было постоянным спутником человека. Даже в наши дни любой мужчина, так или иначе, на протяжении всей своей жизни или в какой-то ее период связан с оружием. Оружейная лексика формировалась и развивалась вместе с общим лексическим составом языка. Поэтому многие оружейные слова являются общим достоянием: их знают все.

Начнем со слова, крупными буквами написанного на каждом номере нашего журнала — РУЖЬЕ. Это исконно русское слово. Известно оно с XVII века, но тогда оно употреблялось в собирательном значении, как ручное оружие вообще, и не обязательно огнестрельное. В таком значении слово «ружье» сохранялось в русском языке довольно долго, вплоть до XVIII века. Еще в «Ведомостях» Московского государства начала XVIII века можно прочитать: «с кораблями, на которых ратные люди и ружье было» (N7 от 1703 г.) или «из пушек и из мелкого ружья стреляно» (N17 от 1703 г.). А образовалось оно от более древнего слова «оружие» (или «оружье»), которое употреблялось еще в XI веке и, в свою очередь, было образовано от слова «орудие». Да и значение оно поначалу имело такое же: «орудие, инструмент». Русский язык проявляет здесь удивительную естественность в своем развитии, ведь оружие испокон веков было первейшим инструментом человека. Вплоть до XVIII века большинство слов русского языка создавалось на собственной почве. Благо, наш язык обладает богатейшими возможностями словообразования. И вот наступила эпоха Петра Великого, «прорублено окно в Европу», в Россию хлынули новые вещи и новые слова. Оружейная лексика заимствовалась в первую очередь, ведь приоритетной целью Петра было создание новых армии и флота. Если проанализировать основные факты, приведенные в серьезных исследованиях об иностранных заимствованиях в русском языке, то получается, что добрая половина русских слов, образованных в XVIII-XIX веках на иностранной почве, относится к оружейной лексике. В основном, это были слова из голландского, немецкого и французского языков. Примеров достаточно, некоторые из них — удивительные. Возьмем современное слово ПИСТОЛЕТ.

Это слово известно в русском языке с конца XVII века. Образовалось оно от французского «pistolet». Казалось бы, можно поставить точку. На самом деле, мы только ухватились за кончик нити. Идем дальше. В момент появления слова «пистолет» в русском языке уже существовало слово «пистоль», появившееся раньше (примерно на рубеже XVI-XVII веков) и образовавшееся от немецкого «Pistole». От этого же немецкого слова в XVI веке во французском языке было образовано «pistolet». Но и это далеко не все. Откуда пошло немецкое слово? Оказывается, от чешского (читай — славянского) «pist'ala» эпохи Гуситских войн, то есть в XV веке. Но ведь это чешское слово явно имеет одно происхождение с русским словом «пищаль»! Первоначально «пищалью» называли музыкальный инструмент свирель, а потом — ручное огнестрельное оружие, производящее характерный звук, по-древнерусски — «пискъ». Вот мы и пришли к любопытному выводу: оказывается, русские слова «пистолет», «пищаль» и «писк» — дальние родственники. А откуда русское слово КУРОК.

Кстати, его звучание вам ничего не напоминает? А форма курка? Да-да, «курок» и «курица» — дальние родственники. Оказывается, и здесь нам помогли братья-славяне. Русское «курок» — это подражание польскому «kurek», a «kur» по-польски — это «петух». Польское слово, в свою очередь, было скопировано, или, как говорят в лингвистике, скалькировано, с немецкого «hahn», что и значит «петух». Интересно, что по-чешски курок — «kohoutek» («kohout» — петух), а по-сербохорватски — вообще, слово «ороз» означает и «петух», и «курок».

Не всегда исследователям удается докопаться до истоков происхождения слов, уж очень все бывает запутано в их истории. Тем приятнее исключения, когда слово имеет и дату рождения, и своего автора. Таково слово АВТОМАТ.

Его придумал в 1534 г. французский писатель Франсуа Рабле. Тот самый, что написал книгу о веселых великанах-обжорах Гаргантюа и Пантагрюэле. Так Рабле назвал устройство, самостоятельно выполняющее какую-то работу без участия человека. И именно в этом значении появилось это слово в русском языке XIX века. Когда же на рубеже XIX и XX веков заговорили о новом виде стрелкового оружия, слово «автомат» пригодилось как нельзя кстати. Интересно, что французское «automate» так и существует во французском языке в единственном, первоначальном значении. Тот вид стрелкового оружия, который мы называем «автомат», по-французски — «fusil d'as-saut», то есть «штурмовая винтовка». То же самое — в английском («assaut rifle») и немецком («Sturmgewehr»). Отсюда в современной русской терминологии стрелкового оружия существуют три термина: автомат, автоматическая винтовка и штурмовая винтовка. Обозначают они один и тот же вид оружия, и их можно считать полноценными синонимами. Синонимы в языке — это, как правило, хорошо (запас карман не тянет), но в специальной терминологии удобнее обозначать одну вещь одним словом. Поэтому как-то повелось называть то, что у нас — автоматами, а то, что у них — автоматическими или штурмовыми винтовками. Впрочем, ничто нам не мешает, например, назвать американскую М 16 или французский Fanias автоматом, как ничто не мешает американцам, французам и немцам называть наш автомат Калашникова «штурмовой винтовкой». Тему автоматического оружия можно продолжить и дальше. При появлении новой вещи, как правило, возникает потребность и в новых словах. Где их взять? Есть несколько путей: можно придумать, можно использовать старые, но в новом значении, а можно у кого-то позаимствовать. Российские оружейники были среди первых при создании автоматического оружия. Чуть впереди шли англичане и американцы. Именно в английском языке стали использовать слово «magazine» для обозначения одной из главных деталей автомата. Ведь первоначальное значение слова «МАГАЗИН», известного и в русском языке еще с начала XVIII века — «склад», «хранилище». Так что и в русском ничего не надо было придумывать. А французский язык, откуда это слово, собственно, и пришло и в английский, и в русский, пошел совсем по другому пути: та же самая деталь была названа «chargeur», то есть «заряжатель». Французские слова, вообще, часто получали новую жизнь в других языках. Все знают, что XVII1-XIX века были эпохой моды на все французское в Европе. Россию это касается в полной мере. Сколько их было, французских слов, выглядевших порой совершенными чужаками в русских фразах, этакими модными иностранными щеголями: аркебузировать, бандульера, дефензива, плутонг, ретирада, тиральер, экзерцицин. Большинство из них так и остались языковым курьезом, да русскому человеку, порой, и выговорить их было трудно. Но были и такие слова, которым повезло намного больше. Например, будучи искусными фехтовальщиками, французы подарили нам немало слов, относящихся к холодному оружию: щиток на шпаге называется «ГАРДА» (от французского «garder» — предохранять), учебная сабля — ЭСПАДОН (от французского «espadon»), короткое копье — «ПИКА» (от французского «piquer» — колоть). Есть слова, о происхождении которых до сих пор идут споры. Например, ПАТРОН.

По-французски «patron» означает «хозяин», «покровитель», «защитник». В этом значении оно перешло из французского во многие европейские языки, в частности, в немецкий («patrone»). Именно в немецком слово это получило совершенно новое значение — «гильза с пулей». Ведь его смысл «защитник» восходил к латинскому «pater» — отец. А дальше новое слово пошло гулять по другим языкам, дошло в Петровскую эпоху и до русского. А что же французский язык? Опять та же картина. «Патрон» по-французски звучит совсем по-другому — «cartouche». Но есть во французском языке и еще одно значение слова «patron» — «выкройка». С ним-то и связана другая версия происхождения русского оружейного термина: при изготовлении оболочки патрона пользовались выкройкой — вот вам и еще одно объяснение. Вряд ли этому спору когда-нибудь будет положен конец. Зато происхождение русского слова ГИЛЬЗА сомнений не вызывает: его родителем является немецкое «hьlse» — «оболочка». Немало слов пришло к нам и с Востока. Например, «КИНЖАЛ», известное в русском языке с начала XVII века. Слово это широко распространено в тюркских языках, откуда и пришло к нам. Оттуда же пришло и слово «МИШЕНЬ», появившееся в русском еще раньше — в XIV веке. Правда, тогда оно означало «печать», «клеймо», «отметина», и лишь позднее так стали называть учебную цель при стрельбе.

Помните у Маяковского: «Товарищу Нетте — пароходу и человеку»? В языке часто остаются памятники людям, или же люди дают свои имена вещам, которые они создали. «КОЛЬТ», «ВАЛЬТЕР», «БРАУНИНГ», «МАУЗЕР» — слова нарицательные и международные. Во многих языках нарицательным стало слово «КАЛАШНИКОВ». Самюзлю Кольту мир обязан еще одним словом РЕВОЛЬВЕР.

Это слово Кольт придумал сам в 1835 году, когда он изобрел пистолет с вращающимся барабаном. Слово образовано от английского «revolve» — «вращать(ся)» и без труда прижилось в большинстве языков мира, так как английское слово, в свою очередь, берет корни в латыни. И еще о револьвере. Бельгийские оружейники братья Змиль и Леон Наган (больше известен второй), запатентовавшие в 1892 году револьвер своей конструкции, наверное, и представить себе не могли, что их фамилия станет именем нарицательным в русском языке. Однако истории русского языка было угодно именно так: в 1900 г. Россия приобрела права на производство этих револьверов и наладила их выпуск на Тульском оружейном заводе. Русские «наганы» производились в Туле 30 лет и были непосредственными участниками нескольких революций и войн. Слово «НАГАН» встречается в литературных произведениях, песнях, и сейчас еще не забыто. Язык иногда бывает не очень разборчив. Какой след оставил в истории генерал, а потом и военный министр, маркиз Гастон де Галифе (Gaston de Galliffet)? Тем, что, будучи одним из командиров армии версальцев, он с исключительной жестокостью расправился в 1871 году с Парижскими коммунарами. Франция до сих пор оплакивает их, расстрелянных у стены на кладбище Пер-Лашез по приказу Галифе. А в русском языке с XIX века живет своей жизнью слово ГАЛИФЕ, обозначающее удобные штаны для езды на лошади, и иногда вдохновляющее современных модельеров. Гастон Галифе тут особо и ни при чем. Просто в тот момент, когда во французской армии были введены брюки такого покроя для кавалеристов, он был военным министром. Оружейная лексика развивается непрерывно. Каждый день мы являемся свидетелями появления новых технологий, материалов, устройств. Одновременно с ними появляются новые слова. Некоторые из них сразу закрепятся в языке, а другим предстоит долгий путь или забвение.

Игорь Матюшин, кандидат филологических наук. Журнал «Мастер-Ружье», 1999 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


сeмь × = 42

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet