Счастливые дуплеты

гусиСделав недавно на охоте довольно редкий дуплет по лисам, я невольно стал вспоминать, какое же место занимают дуплеты в моей довольно богатой охотничьей практике. Выяснилось, что именно они приносили мне самую редкую, неожиданную и, главное, своевременную добычу.

Начну с того, что свою карьеру стрелка влет я начал именно с дуплета. Охотились мы с отцом в Виноградовском охотничьем хозяйстве, и было мне тогда совсем мало лет. Чтобы не мешал остальным охотникам, посадили меня в стороне, возле мелиоративной канавы. С волнением вслушиваясь в выстрелы, раздававшиеся со всех сторон, крепко сжимая в руках двуствольный ИЖ-54. внимательно оглядывал горизонт. Неожиданно заметил, как прямо мне в лоб летят две утки. Влет мне стрелять не приходилось, но на стрелковом стенде я уже бывал не раз. Мало чего соображая, закрываю ближнюю утку стволами и стреляю, затем, не глядя на стреляную, перебрасываю ружье на вторую, обгоняю ее и снова нажимаю на спуск. Отчетливо вижу, как птица сворачивается комком и начинает падать. В этот момент что-то хлопается мне под ноги. Да это же первая битая утка! Хватаю ее и несусь к месту, где упала вторая. Беру ее в руки — это оказывается чирок. Первая утка, как ни странно, шилохвость. Но мне безразлично, что это за птица — главное, я сделал дуплет.

Через некоторое время на канаву, возле которой я стоял, сел еще один чирок. Его я тоже взял. Поскольку было середина сентября, «глухое время», когда местную птицу уже разогнали, а пролетной еще нет, я со своими тремя утками выглядел довольно солидно по сравнению с другими, более опытными охотниками. Многие пришли вообще пустые, другие подняли по одной-две птицы.

Однажды весной по стрелковому стенду пронесся слух, что Сергей Фелистов добыл в Бронницком охотничьем хозяйстве трех гусей. Добыть под Москвой даже одного гуся считалось подвигом, а тут целых три. Разыскав Сергея, я устроил ему допрос с пристрастием.

Выяснилось, что на него низом налетели три штуки, и он, будучи незаурядным стрелком, свалил всех трех. Надо ли говорить, что в этот же вечер мы с приятелем, взяв путевки, мчались в сторону Бронниц. Но начальник хозяйства нас разочаровал. Мол, гуся очень мало, и случай с Сергеем — неимоверное везение. Если мы хотим поохотиться, то он рекомендует небольшое озерко с шалашом, на которое иногда подсаживаются селезни.

Выбирать было не из чего, и мы согласились. Наутро мой товарищ занял шалаш, а я, чтобы не мешать ему, устроился неподалеку в кустах. Когда рассвело, действительно, на воду перед шалашом стали плюхаться утки различных пород. Через некоторое время добычей охотника стали кряковый селезень, два селезня красноголовика, две чернети и один чирковый. Согласитесь, неплохой набор. Я же, сидевший шагах в пятидесяти от уреза воды, вообще был лишен возможности стрелять. Наконец мой напарник сделал подранка, который уплыл к противоположному берегу. Взяв длинную палку, он отправился его разыскивать. Я же продолжал сидеть в кустах, с тоской оглядывая окрестности. За все утро на горизонте не показалось ни одной гусиной стайки и не было слышно ни единого гусиного крика. Вдруг я увидел, как прямо на меня издалека летят две какие-то крупные птицы. Сначала показалось, что это кряковые, но вот птицы подлетели поближе... Мать честная — это же гуси!

Поглубже забившись в куст, слежу за ними жадными глазами и шепчу: «Только не отверните». Бог, наверное, услышал мои молитвы, и гуси налетели прямо на штык. Быстро вскочив, двумя выстрелами стреляю почти в упор. «Не было ни гроша и вдруг алтын». С каким триумфом мы возвращались на базу! Никто из остальных охотников даже не видел гусей. Семь селезней (приятель все-таки добрал подранка) и пара гусей — довольно приличная добыча для подмосковной весенней утрянки.

Первый раз охотясь в Астрахани на уток, я страстно мечтал добыть одну из самых красивых пород уток — огаря. Я иногда видел их среди добычи других охотников, но мне они не встречались. Утки и лаже гуси частенько попадали в рюкзак, но мне нужен был на чучело огарь или, как его звали местные охотники, — атайка.

В один из охотничьих дней мы с моим всегдашним напарником Андреем, толкая перед собой лодку, двигались вдоль камыша к месту охоты. Неожиданно наше внимание привлек звук, похожий на мяуканье кошки.

— Вот они, твои огари, — толкает меня в бок Андрей. Обернувшись, вижу, как две птицы стремительно по ветру несутся в нашу сторону. Лет их очень похож на полет гуся. Те же вроде неторопливые взмахи крыльев, но при этом довольно приличная скорость. Ружье у меня в руках, а у Андрея висит через плечо. Стоим мы на открытом месте, и шевелиться нельзя.

— Я думаю, ты с ними справишься, — шепчет Андрей.

Чуть обеспокоенные птицы начинают обходить нас стороной, но сильный ветер не дает им отклониться резко от курса. Выстрел, другой, и обе оранжево-красные утки закачались на волнах буквально в двух метрах друг от друга. Мечтал об одной, но удачный дуплет принес сразу пару. В этот выезд я взял всего семь атаек, но дуплет я помню до мельчайших подробностей.

Следующий случай произошел весной в Максатихинском. ныне Лубакинском охотничьем хозяйстве. Все четыре дня, на которые мы приехали, стояла ужасная погода. Не переставая моросил дождь, подсадные работали плохо, селезень шел на них неохотно, и перед последней зарей сломались даже самые стойкие и азартные охотники. На предложение егеря Геннадия поехать на гусей отозвался только я один, исключительно из упрямства. Всю ночь непрерывно шел дождь и дул сильный ветер. Не прекратился он и под утро, когда садились в моторную лодку.

По озеру гуляли белые барашки, настроение было отвратительное, а плыть далеко, на другой берег озера. На полпути чуть было не повернули домой, но уж раз решили — надо идти до конца. Высадив меня на песчаной косе, возле хлипкого шалашика, Гена улегся в лодку, накрывшись брезентом. Я же, сев в шалаш, уже через несколько минут промок до нитки.

Кое-как устроившись на бревнышке, проклинал погоду и своих товарищей, уютно спавших сейчас под теплыми одеялами.

Совсем рассвело, но, насколько хватало глаз, не было заметно никаких признаков гусей. Так прошло часа два. Продолжая презрительно называть своих спутников «охотничками», я в глубине души гордился: «Вот я один такой, не побоялся непогоды», — но это было слабое утешение. Мои размышления прервал знакомый звук: «га-гак, га-гак». Через пелену дождя удалось разглядеть силуэты двух гусей, шедших в мою сторону на довольно большой высоте. В этот момент я почему-то сразу подумал о дуплете. Чтобы заставить пожалеть моих ленивых приятелей о пропущенной заре, мне уже было мало одного гуся.

Птицы приближались, но как же высоко и далеко до них! Хоть бы одного зацепить. Но тут мне действительно повезло. Гуси шли стороной, и я, взяв очень большое упреждение, выстрелил по головному и действительно «зацепил» его. Подранок развернулся и полетел прямо на меня, теряя высоту. За ним, не разобравшись, пошел другой гусь. Подпустив их шагов на тридцать, я ударил по заднему. В этот момент первый, потеряв силы, хлопнулся в десяти шагах от меня. Тут же рядом с ним, подняв кучу брызг, плюхнулся в воду и второй. Вот это дуплет! Не раздумывая, я схватил птиц и помчался будить Геннадия.

К домику, из которого высыпали проснувшиеся «охотнички», я подходил неторопливой походкой человека, выполнившего трудную работу, презрительно поглядывая на лица, откровенно выражающие зависть. Поделом вам, нечего было спать! Как приятно, скинув мокрую одежду на печку, попивать горячий чай с коньячком и рассказывать в подробностях о перипетиях охоты. Гуси оказались не какие-нибудь, а громадные гуменники. Снова счастливый дуплет.

В Германии мне довелось сделать дуплет, которым мало кто из охотников может похвастаться. Дуплет был сделан по зайцам. Это была обычная охота, принятая в Германии, так называемая «котлом».

Автобус объезжает поле, которое намерены прочесать охотники, и высаживает стрелков на равном расстоянии друг от друга. Затем по сигналу все двигаются к центру, стреляя зайцев, выскочивших из-под ног или набежавших от другого охотника. В такой цепи двигался и я. От соседей слева и справа меня отделяло шагов семьдесят — сто.

Шли мы по полю, покрытому зеленой травой высотой сантиметров десять. По всей окружности изредка постукивали выстрелы. Был готов к выстрелу и я. Посмотрев прямо перед собой, увидел островок травы несколько гуще и выше остальной.

— Надо обязательно проверить его, — подумалось мне. В таких местах у нас любят ложиться русаки. Продолжая двигаться, замечаю, как с противоположной стороны от охотников прямо на меня катит заяц. Присев, жду его приближения. Косой влетает в островок, до которого я еще не дошел, и у него из-под ног выскакивает еще один. И вот уже два зайца вприпрыжку несутся по полю. Представляете, два зайца в метре друг от друга бегут к вам на выстрел! Видел кто-нибудь еще такое?

Напустив их на двадцать шагов, спокойно кладу одного за другим. Вот это дуплет так дуплет!

Эпизод, с которого я начал свой рассказ, произошел во время охоты на лисиц с флажками. Случилось это в подмосковном Истринском охотничьем хозяйстве. Я стоял на номере в окладе, носящем в наших кругах название «мешок». Это очень удобный загон. Кусок леса, отделенный просекой от основного массива. Вокруг раскинулись поля, на которых любят мышковать лисы. На дневку они частенько залегают в «мешке». Слева от меня тянулась линия флажков, отрезающая проход зверю до поля, а справа стоял отец, очень опытный лисятник. Просека, отделяющая загон от большого леса, лишь кое-где покрыта елочками и небольшими кустиками. Обзор великолепный. Хорошо замаскированный, я с понятным волнением ожидал появления лисицы.

Послышались голоса загонщиков, а вот и она. Прямо напротив, из-под елки выглядывает лисья морда. Как всегда внимательно оглядевшись и не заметив ничего подозрительного, рыжая неторопливо затрусила через просеку. Выпустив ее на середину, медленно поднимаю ружье и в этот момент боковым зрением вижу вторую морду, выглядывающую из-под другой елки. Тут торопиться нельзя.

Продолжая провожать стволами первую, внимательно слежу за второй хитрюгой. Эта явно не торопится выходить на чистое место — наблюдает за первой.

Наконец и вторая двинулась в путь. Дав первой лисе дойти до опушки, стреляю по ней и, не глядя на результат, перебрасываю ружье на просеку. Вторая во весь опор мчится назад к спасительному лесу. Но поздно. Слишком далеко зашла она на чистину. Второй выстрел накрывает ее в угон. Несколько предыдущих охот у нас были неудачными, и очень кстати дуплет поправил дела.

Я уже давно охочусь с полуавтоматическим «Браунингом». Приходилось брать очередью по пять гусей, по четыре утки. Однажды положил трех лосей. Но почему-то до сих пор самыми удачными для себя считаю дуплеты. Именно дуплетом я сбил первых двух фазанов, брал дуплетом по две косули, по паре кабанов.

Я пишу эти строки не для того, чтобы похвастаться, или не только для того. Мне часто жалуются друзья — начинающие охотники, да и не только начинающие. Дело вот в чем: после первого выстрела, видя, что цель поражена, они второй раз бухают в радостном ознобе в ту сторону, а это всегда промах. Не надо бояться дуплета. После первого выстрела нужно собраться и стрелять точно так же, как стрелял первый раз. А если в руках автомат, то и третий, и последующие выстрелы делай спокойно, как одиночные, прицельно.

Согласитесь, насколько больше удовольствия доставляет удачный дуплет по налетевшим кряковым, чем те же два выстрела, сделанные по сплывшейся стае уток. Во втором случае количество добытой дичи может быть в несколько раз больше, но тогда вы не спортсмен-охотник, а мясник. Желаю всем удачных дуплетов!

Сергей Лосев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× шecть = 12

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet