С носом

Прошло полчаса, а собака, ушедшая в нору, как растворилась в ее пахнущей землистой затхлостью глубине. Тишина и заснеженные трава и деревья только усиливали ощущение ирреальности. Если бы я не видел своими глазами, как собака скрылась в норе, то сомнения, действительно ли она там, могли бы укорениться.

Наказав приятелю быть повнимательнее, спускаюсь к отнорку. Вообще-то их здесь два, но один, хоть и создавал впечатление рабочего, похоже, где-то в глубине осыпался и лисой в этом сезоне не использовался. Второй уходил под углом вниз с изгибом в полуметре от входа. Это тот самый отнорок, из которого наши с приятелем таксы выгнали прошлый год трех лис подряд, а мы, как истинные «муфлоны», двух из них позорно упустили, никак не ожидая такой активности в случайно обнаруженной норе. А нора, несмотря на внешнюю непрезентабельность, оказалась непростой. Это уже после знакомый охотник, из местных, рассказал мне, что когда-то здесь был барсучий городок, который частично обвалился. Но судя по тому, что от входа не слышно было ни малейшего звука от наверняка работающей по зверю собаки, весьма значительная часть подземных лабиринтов все же сохранилась. Встав на колени и сняв шапку, я засунул в нору голову почти по плечи и тщательно прислушался. Нет, ничего, — полная тишина. Перед самыми глазами на расщепе торчавшего из земли засохшего обгрызенного корешка висел, покачиваясь от моего дыхания, одинокий рыжий волос. Но явного лисьего запаха из норы не было, и это отчасти лишало меня уверенности в том, что собака занята делом. Я уже был готов отозвать Дакселя, как услышал, что тот отряхивается где-то совсем рядом. Идет, мерзавец, сейчас мы спросим его, чем он там занимался. Шаги приближаются и... Из-за поворота, буквально нос к носу, высовывается белесая с мерными усами лисья морда. Вот так раз! От неожиданности мы оба замираем, но уже в следующий момент лиса, разглядев, что загораживало ей выход, плавно и быстро исчезла. Мои вытаращенные глаза и жестикуляция, которой я, выбравшись, пытался объяснить Володьке, что произошло, наверное, выглядели смешно и нелепо. Ну и нора! Мало того, что она имеет такую глубину, что не слышно собаки, ее рукава позволяют лисе так запутать след, что на какое-то время собака теряет плутовку и вынуждена вновь обшаривать лабиринты. Шустро выбежавший секунд через десять Даксель посмотрел на нас с укоризной и вновь нырнул в нору. Теперь надеяться на скорый исход не приходилось. Едва ли лисица, которая уже хотела уйти, но была напугана мной, решится на повторный шаг.

Заходящее солнце зажгло горизонт, и морозец в сочетании с знойким ветерком вконец охладил наш пыл. Уже час как после встречи нос к носу безрезультатно караулим выходы. Лиса явно ходит по норе под собакой, о чем можно судить по тому, что Даксель время от времени выскакивает на поверхность проверить, не ушла ли та из норы, но покидать нору не спешит. Скоро стемнеет. Надо отзывать таксу и закрывать нору, теперь до завтра. Что мы и сделали, основательно забив на всякий случай оба отнорка толстыми кряжистыми суками.

С КАПОЙ

Когда рассвет розовым сиропом подкрасил верхушки заснеженных берез на краю оврага, мы снова были у норы. Лиса не ушла и, судя по почти символическим погрызам концов веток, обращенных в глубь норы, не паниковала по поводу своего заточения. В этот раз я взял с собой в «подтанцовку» к жесткошерстной таксе Дакселю свою, для охоты слишком изящную, гладкошерстную таксу Капу. Она работала по зверю, и весьма темпераментно, но терпения ее хватало ненадолго, максимум на одну нору. Ну да здесь нам больше и не надо. Таксики штопором ввернулись в отнорок, и мы заняли свои позиции. Сегодня в моих руках был фотоаппарат. Давно хотел сфотографировать лису у норы, но охота с ружьем была всегда предпочтительнее. Теперь же, когда лис настрелялся, да и цена шкуркам красного зверя равна цене всего трех-четырех килограммов мяса, фототрофей дороже. Да и есть сегодня кому стрелять. Так и уговорились.

Не прошло и пяти минут, как из отнорка вылетел Даксель. Едва успел он уйти в нору вновь, как вышла Капа. Вид у девочки был весьма боевой. Тявкнув, ушла и эта. Киваю Володе, мол, лиса на ходу, будь внимательнее. Минута, другая — и из отнорка высунулась и замерла, поводя глазами, рыжая. Выдыхаю: «Вот она!» — и щелкаю аппаратом. Лисица, оценив ситуацию, срывается и через мгновение мелькает за поваленным деревом. Слышу выстрел, перевожу затвор фотоаппарата, ловлю вылетающий в склон комок рыжего пламени и снова нажимаю спуск.

Где же второй выстрел, что медлит Володька? Опустив фотоаппарат, на ходу подхватываю ружье и снимаю с предохранителя. Уходящего крупного лисовина загораживает крайнее дерево. Вылетаем к нему одновременно с напарником и почти одновременно стреляем по скачущему в подсвеченной солнцем снежной пыли рыжему языку и, затаив дыхание, смотрим, как, не замедляя хода, он скрывается за бугром. На размашистых следах ни кровинки, ни шерстинки. Володька что-то бормочет про то, что лиса пошла не там, что ее не было видно, про предельную дистанцию второго выстрела. Я же знаю, что этому лисовину просто повезло больше, чем нам. Повидавшись с лисой нос к носу, мы остались с носом. Но не с пустыми руками: если все сложится, будет фото — остановленное мгновенье, пойманный в кадре зверь.

Валерий Люшков. Журнал «Охота и рыбалка XXI век»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


9 − = тpи

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet