Притча о том, как заяц сотворил борзых

Для затравки послушайте притчу о том, как заяц сотворил борзых.

«Все звери уже народились и разбрелись по Земле, дело стало за собаками. Разложили материал на три кучи: кучу костей, кучу мяса с жиром и кучу шерсти и из трех кучек стали делать собак. В любом деле должен быть перекур, в общем отвлеклись... А в этот самый миг пробежал мимо кучи костей заяц. Кости встрепенулись, вскочили, залаяли и помчались вдогонку за зайцем. Так и появилась на свете борзая собака. Поэтому-то борзая — одни кости, ни грамма лишнего жира в ней нет».

БАРСКАЯ ЗАБАВА

«А все-таки мой Угадай лучше твоего Загадая»... — горячились два мужика, держа на поводках сногсшибательных по красоте собак. «Преданья старины глубокой» как будто ожили в киношных кадрах начала «Особенностей национальной охоты», фантазия дорисовала лошадь с красивой сбруей, бархатный салоп, отороченный лисой (естественно на мне), чья-то услужливая рука помогает спешиться, и я с непринужденной улыбкой восклицаю: «Как мило все кругом, господа, не правда ли!»... Если в пьесе ружье обязательно должно выстрелить, то любопытная от природы женщина (тоже гуляющая с собакой) запросто может вклиниться в чужой разговор между собачниками. С нескрываемой гордостью и неким превосходством особой касты принялись они расписывать особенности породы самой, на мой взгляд, роскошной собаки — русской псовой борзой. Долго трепаться, стоя на морозе, трудно, хоть наши псины и сохраняли вежливый нейтралитет, все же надо было расходиться.

Одним из случайных знакомых оказался детский врач, председатель «Бик-клуба» борзых, заядлый охотник — Глеб Брюсов, я пригласила его в соавторы, дабы вы имели объективное представление об этой породе. Чем черт не шутит, может ваше воображение разыграется до такой степени, что не заметите, как станете владеть своими: Догоняем, Настигаем, Порываем...

В настоящий момент у нас существуют русские псовые борзые, грейхаунды, хортые борзые, уиппеты, аборигенные борзые. Из этих пород активнее всего охотятся русские псовые и грейхаунды.

Русская псовая борзая пришла к нам из далекого времени. Первые упоминания о «ловчих собаках» относятся к ХI-ХII векам. Однако только к XVII веку русская псовая стала приобретать тот вид, который привычен для нас. В развитии породы сыграли роль и польские харты, и так называемые «татарские борзые». Благодаря охотникам того времени в России были известны густопсовая и чистопсовая борзые, отличавшиеся друг от друга костяком и псовиной (шерстью). Собаки, представляющие породу в настоящее время, относятся скорее к потомкам чистопсовых борзых. Долгие годы выбраковки привели к тому оптимальному строению борзой, которое мы видим сейчас. Сухая, мускулистая, с длинной шеей, которую венчает удлиненная голова, низко опущенная грудь, спина с напружиной, поджатый пах, широкий круп, на длинных и сильных ногах, покрытая красивой уборной псовиной — так можно описать современный тип борзой. Все эти составляющие имеют принципиальное значение для работы собаки: мощная скачка, словно вытянувшись, параллельно земле; спина работает, как пружина; длинная шея позволяет в беге дотянуться до зверя; объемная грудная клетка дает возможность долго держать дыхание; ноги работают в толчковом режиме, и собака с легкостью преодолевает большие расстояния. Скачка идет со средней скоростью 35-45 км/час, до 10 минут. При этом собака несколько раз резко меняет направление движения, пытаясь схватить зверя и давая ему угонку. Важную роль при скачке играет и хвост борзой — «правило», выполняющее роль руля. (Заметьте, являясь живым охотничьем ружьем в руках хозяина, характеристика собаки чем-то напоминает описание двустволки или винчестера).

На Руси охотятся с борзыми очень давно. И если не вдаваться в споры о сроках появления борзых, то уверенно можно говорить об охоте с XVII века. Тогда впервые, в 1635 году, появился «Регул принадлежащей да псовой охоты», написанный стольником Христианом фон Лесиным, где подробно описывались различные виды охоты, в том числе и псовой. В дальнейшем основные правила и принципы псовой охоты менялись незначительно.

По старинной терминологии охота с борзыми называлась «езда» и подразделялась, в зависимости от времени года, на «езду по чернотропу» и «езду по белой тропе». Кроме того, в «Полном руководстве по псовой охоте» П.М. Рубина описывается около полутора десятков различных видов «езды» по зайцу, волку и лисе. Это и «езда на мышковку», и «езда с кричанами», и травля волка из-под гончих, и многое другое.

Современная «езда» стала несколько беднее, поскольку охота на волка с борзыми практически исчезла, а проводимые садки по волку оставляют самое жалкое впечатление. Кроме того, некоторые виды охоты исчезли из-за современных условий жизни, изменении правил охоты. Сейчас наиболее часто встречаемой является охота «вравняшку», когда группа борзятников-мелкотравчатых проходит со своими сворами определенные угодья, поднимая зверя (зайца или лису). Кроме того, небольшое количество энтузиастов проводит островные охоты с гончими и борзыми.

Охота с борзыми — это охота, где собаки выступают в роли основного средства для травли и поимки дичи. Практикуется два вида: островная с загонщиками и «ровняшка». Такая охота характерна для степной полосы, когда травят русака, лисицу. В средней полосе предпочтительнее островная охота с загонщиками. Окружается колок, с одной стороны ставятся номера с борзыми, а с другой — идет цепь загонщиков, своими криками поднимая зверя и выставляя его на борзятников. Работает тот номер, на которого вышел зверь: лисица или заяц-беляк.

Конечно, эта охота менее добычлива, чем ружейная, но более «экологична», т.к. не оставляет подранков. Что касается предубеждения об охоте с борзыми, как о «роскоши», то оно идет с тех старинных времен, когда дворяне считали модным и престижным содержать большие псовые охоты, насчитывавшие до сотни псовых борзых и гончих. После отмены крепостного права такие охоты прекратили свое существование, большая часть оставшихся охотников представляла собой «мелкотравчатых» (травящих зверя небольшими сворами).

В начале 20-х годов XX века в Ростовской области было специальное предписание об отстреле, как пережитка царского прошлого, всех борзых, которые после революции разбежались из усадеб в леса или были пойманы крестьянами. Полностью была уничтожена знаменитая «Першинская охота» (принадлежащая Великому Князю Николаю Николаевичу младшему — дяде последнего российского императора Николая Александровича Романова) в селе Першино Тульской губернии, просуществовавшей до 1917 г. Организатором охоты являлся автор знаменитой одноименной книги Д.П. Вальцов.

Во времена революций было не до псовой охоты. Тогда охотились большей частью на самих владельцев псовых охот, и, если после отмены крепостного права большинство комплектных охот разорилось, то после «Великой социалистической» псовая охота разделилась бесповоротно: лошади — отдельно, гончие — отдельно, борзые — отдельно. Разведение лошадей государство оставило за собой. Гончие быстро прижились и в городе, и на селе. Сложнее дело обстояло с русскими псовыми борзыми. Большинство собак, которые принадлежали частным лицам, были попросту уничтожены, подчас вместе с владельцами. Единицы были увезены из России. Ничтожная часть уцелела и терпела лишения вместе с самоотверженными хозяевами. Псовые борзые сохранились в основном в крупных городах. Печальна и история Императорской (Гатчинской) охоты, еще Александр Федорович Керенский продал значительную ее часть за рубеж, после чего охота была расформирована. Лишь 14 борзых попало в руки петербургских борзятников. Однако и в то смутное время энтузиасты псовой охоты смогли сохранить генофонд борзых и гончих собак. По крупицам начинали они восстанавливать поголовье отечественных собак. В Москве чудом сохранились несколько собак Першинской охоты. В 1922 году были вновь открыты курсы охотоведов в столице, и мало-помалу стала возрождаться псовая охота. Сегодня эта «роскошь» стоит приблизительно 500 долларов, многие борзятники все отпускные деньги тратят на выезды в поля. Щенок борзой с 5-7 месячного возраста участвует по мере сил в травле, в 9-11 месяцев притравливается по зайцу. Вся учеба — на примере более опытных собак. Уже по первой осени (первому сезону охоты) можно понять — будет толк от борзой или нет. Конечно, скакать будут практически все. Очень важно помнить, что с русскими псовыми борзыми, как и с любой собакой, нужно обращаться только с лаской. Если вы не хотите иметь собаку забитую, «сиротливую», как говорили старики, никогда не бейте!

Охота с борзыми требует хорошей плотности зверя и подготовленных собак. Иллюзия думать, что, сняв борзую с дивана, можно успешно с ней охотится. В псовой охоте в виде полевых испытаний и состязаний выдаются полевые дипломы — официальная оценка рабочих качеств собаки. Чтобы заработать диплом, борзая должна обладать: резвостью, зоркостью, настойчивостью, силой, поимистостью, мастерством, отношением к пойманному зверю (не портила шкуру), а также поведением на своре и вне своры.

Собака должна войти в хорошую спортивную форму, чтобы на равных состязаться в скорости с русаком в естественных условиях. Поэтому предпочтительны долгие выезды, по старинной терминологии, «в отъезжие поля». В настоящее время оптимальными для борзятника являются: Тульская, Тверская, Воронежская, Ростовская области, Ставропольский край, Калмыкия.

В обычной жизни борзая лишь помогает выпендриваться своим хозяевам перед остальными собачниками и не собачниками. Она неприхотлива. Тем не менее, вы спокойно должны отнестись к тому, что любимое кресло часто занято вашей псиной. Ваш ужин сопровождается долгими и внимательными взглядами. Вы обязаны вычесывать собаку (все-таки псовина — это особая гордость борзой, и за ней надо ухаживать). Вам надо рассчитывать свое время так, чтобы борзая имела возможность долго гулять, ей нужно много и интенсивно двигаться. Прогулки по несколько часов, желательно на свободе, в городе только на поводке. Обязательны выезды за пределы мегаполиса, в поля. А иначе вся нерастраченная энергия выплескивается на домочадцев и мебель. Так что если уж завели такую красоту в доме, не превращайте ее в ожившую декорацию к интерьеру, а сделайте из собаки охотника, ибо ее главное породное качество — ловить зайца, лисицу и волка.

Напоследок вслушайтесь в музыку языка истового борзятника. Предлагаю отрывок из «Записок мелкотравчатого» Е.Я. Дриянского. Итак...

«...Я укоротил поводья, укрепился в седле и взглянул на Егорку: он дрожащими руками перебирал узду и выправлял свору; лицо его бледнело, рот был полураскрыт, глаза светились как у молодого ястреба.

Ловчий подал в рог.

— По красному, — сказал Егорка, чуть дыша. С этим словом в котловине закипел ад: с фаготистыми и на подбор голосами собак слился тонкий, плакучий, переливистый и неумолкаемый голос Куклы; к ней подвалили всю стаю, и слилось заркое порсканье. Камыш затрещал, болото пошло ходуном и словно вздрагивало и колебалось под громом этого бесовского речитатива.

— Ну, одна катит! — прошептал Егорка, глядя в болото.

Я тоже начал всматриваться.

Лисица тихо прокрадывалась мимо нас к болоту и, как тонкий осенний листок, стлалась между кочек, то поднимая свою вострую головку, то припадая к земле; она наконец миновала наш лаз и, подбуженная новым приливом порсканья, вынеслась на бугор и покатила прямо в кусты. Старик Трофимыч стоял не шевелясь; наконец он заулюлюкал, указал ее собакам и скрылся из вида.

В то же время на противоположной нам стороне в разных местах охотники принялись травить в несколько свор.

Мне почудилось наконец, что стая погнала в нашу сторону, и действительно, через минуту что-то начало ломиться в камыше; вскоре затем выкатил матерой волк и понесся по кочкам, прямо в вершину, в голове которой был наш секретный пост.

— Егорка, видишь? — спросил я шепотом.

Егорка мой стиснул зубы и только дрожащею рукой подал мне знак пригнуться: он блестящими глазами своими, казалось, прожигал куст, сквозь который смотрел на волка.

Наконец зверь очутился напротиву нас, саженях в десяти; Егорка молча показал его собакам и бросил свору из рук. Пять собак рванулись разом, и Сокол первый, грудь в грудь, сцепился с волком: оба они слились в одно неразрывное целое, покатились по земле и исчезли в водомоине; прочие собаки скучились и прыгнули туда же; мы очутились там же, но, — увы! — раздался пронзительный визг, и храбрый наш Сокол, облитый кровью, катался по земле; волк сидел, ощелкиваясь от прочих собак, которые не смели к нему подступить. Егорка подал на драку, но зверь прыгнул на чистоту, принял направо и поскакал полем. Недолго, однако ж, длилась эта прыть: в рытвине, противу нас, мелькнула шапка стремянного, и в то же время три свежие собаки понеслись навстречу дерзкому беглецу.

Волк не устоял противу первого напора приемистых и свычных с делом бойцов: он оробел, ощелкнулся и пошел наутек, но Крылат и Обругай повисли на нем; наши собаки подоспели, скучились, и свалка сделалась общею; прежде, однако ж, чем мы успели подскакать, волк стряхнул с себя кучу собак и, ощетинясь, сел в кружку, страшно сверкая глазами; подле него катался по земле Обругай с прокушенным боком. Егорка прыгнул с лошади и пошел к волку с кинжалом в руке. Видя нового врага, рассвирепевший зверь рванулся отчаянно вперед и побежал, ощелкиваясь от собак, мимо дубов к кустарнику. Но вот из-за куста, между полынью, шмыгнуло что-то, со свистом, как пущенная стрела, и серый Чаус в мгновение ока сцепился с зверем и покатился с ним по пашне; собаки налетели на них гурьбой, и из них образовался один неразрывный клубок.

К нам подскакали старик Савелий и граф.

И вот в середине этого кружка что-то сильно поколебалось; собаки разлетелись врозь, и посреди них, как два достойные бойца, волк и Чаус поднялись на дыбы, схватились яростно и снова грянулись на землю; собаки снова накрыли их плотною бронею.

Граф приказал принять зверя.

Охотники прыгнули с лошадей, и Егорка первый, схватя волка за заднюю ногу, всадил ему в пах кинжал по рукоятку; собаки отскочили; на земле остался один только Чаус: пасть его впилась в волчье горло и замерла на нем; зверь, хрипя, лежал в растяжку; стремянной бросился к Чаусу и рознял ему пасть кинжалом.

Храбрый боец при общих похвалах отошел тихо в сторону и снова пал на землю, сильно дыша; из горла у него валила клубом кровавая пена; налитые кровью глаза блестели, как раскаленные угли.

Егорка с радостным лицом принялся вторачивать волка, как трофей, принадлежащий ему, по правилам охоты.

— Ваше сиятельство! Честь имею поздравить Вашу милость с полем, батюшка! — сказал старик Савелий, снимая шапку...»

Наверное, лучше описать охоту с борзыми на волка сложно.

Анна Зеленова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


+ 3 = двeнaдать

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet