Поиск контакта

жаворонок

жаворонок

Как это ни парадоксально, но наш интерес к природе, к животному миру возрастает вместе с ростом количества записей в Красную книгу. Чтобы понять, насколько мы обеднили и обедняем себя, нам вольно или невольно — чаще невольно — пришлось уничтожить десятки и свести на нет сотни и сотни видов наших меньших собратьев по жизни на нашей земле.

Теперь редко, очень редко можно услышать над весенней пашней жизнерадостную трель жаворонка, исконного обитателя наших степных полей. В весенних, прозрачных до голубизны березняках не услышать родникового журчания и бульканья тетеревиного тока. Утренними и вечерними зорями в колосящейся ржи не услышать серебряного перепелиного боя. И мы с горечью отмечаем в своей памяти, что без песни жаворонка и пашня по весне не та, и медовый запах цветущей ржи тоже не тот, каким он был в нашем детстве. И не потому ли в нас все чаще и настойчивей зарождается тяга к контакту с живой природой и, прежде всего, к контакту с нашими «братьями меньшими» — живыми обитателями нашей земли. Ну а они?..

Наученные зачастую горьким опытом общения с человеком, инстинктивно понимая его всемогущество, они стремятся, там, где это возможно, избежать такого контакта или по возможности свести его на нет. И все же...

Мне лично известен случай, когда к нашему охотничьему костру вышел, переплыв широкое озеро, преследуемый волками лось. Он был загнан до изнеможения. Крутые бока его ходили, как кузнечные меха, и большие выразительные глаза были влажны и до краев наполнены отчаянием и страхом. Постояв несколько мгновений в нерешительности и поняв, очевидно, что со стороны людей, толпящихся у костра, ему ничто не угрожает — никто из нас не сделал резкого движения и не бросился к нему — он шумно вздохнул, сделал еще несколько шагов от берега озера и тяжело со стоном опустился. Почти рухнул на влажную подстилку из опавших листьев.

Всю ночь мы двигались у костра, ломали и подбрасывали в него заготовленные с вечера сухие валежины и сучья, а лось, освещаемый отблеском костра, лежал в каком-нибудь десятке метров от нас, казалось, не обращая внимания на нашу суету, и только длинные уши его, как подвижные локаторы, то и дело разворачивались на след, которым он вышел к костру. Ушел он от нас, когда уже совсем рассвело и когда уже ни о какой охоте не могло быть и речи. Ушел, не спеша, как уходят из гостеприимного дома.

Лет тридцать назад на проселочной полевой дороге жаворонок, которых тогда было еще много, бросился мне в ноги, спасаясь от преследовавшего его ястреба. Он так плотно припал к пыльному носку моего сапога, что через грубую кожу кирзача я явственно чувствовал, как колотится-трепыхается его крохотное сердечко. Он так и лежал, распластав крылышки по носку сапога, пока ястреб не скрылся в кустарнике у дальнего оврага. Так же внезапно и улетел, прочирикав что-то невразумительное. Не пропел, а именно прочирикал. На пенье, наверное, в горлышке, перехваченном только что пережитым страхом, воздуха не хватило.

Так что же привело их к людям, и могучего зверя, и крохотную птаху? Инстинкт самосохранения? Возможно, и так — чего от страху не сделаешь — но, думается, и другое: неистребимое и неугасимое желание войта в контакт с существом более сильным и могущественным, чем преследующие его враги, стремление целиком отдаться под покровительство всемогущего существа, которым по их представлениям является человек, в надежде на его доброту и соучастие. И при том не всегда наши «братья меньшие» ищут контакта с человеком в поисках собственной защиты, о чем свидетельствует и такой случай.

В одну из облавных охот на кабана мы вышли на перекрестье просек, чтобы вычислить ночной ход зверя к месту возможных дневок. К нашему разочарованию на просеках не было ни одного кабаньего следа. Или зверя на этом участке не было, или в связи с оттепелью и длительным снегопадом — снег шел весь предыдущий день и всю ночь — зверь не поднимался с нагретых лежек. Сгрудившись, шумно обсуждали возможные варианты и не заметили, как к нам присоединился еще один соучастник. Это был крупный поползень. Выпорхнув из сумеречной темноты леса, он уселся на едва выступавшую из-под снега лозинку, и, казалось, с интересом прислушивается к беспорядочному гомону человеческой речи. Сначала сидел молча, а потом тоже подал голос: пронзительно проверещал что-то требовательное и настойчивое. «Что, дружище! отозвался один из охотников. — В компанию хочешь? Давай, присоединяйся, может, что и присоветуешь!», — и пригласительно протянул к поползню руку. И случилось изумительное: поползень не отпрянул от протянутой руки. Он стремительно сорвался с лозинки и перепорхнул к протянутой к нему ладони. Сесть на ладонь он не сел — смелости не хватило — но, припархивая, он облетел протянутую руку со всех сторон, и очевидно, не найдя ничего достойного внимания, тут же круто развернулся и, мелодично посвистывая, так же неожиданно исчез, как и появился, будто растворился в серой чаще леса. Нам оставалось только руками развести. Еще бы: не ласточка-касатка, доверчиво льнущая к жилью человека, не любопытная синица, сующая свой любознательный нос в каждую щелку, не воробей, который от постоянного общения с человеком считает себя с ним на одной ноге, а самая что ни на есть дремучая лесная птаха-работяга вышла на прямой контакт с человеком!

Охота, как таковая, в тот раз не состоялась. Но, уходя из лесу, я уносил с собой необыкновенное чувство удивления и восхищения доверчивостью и отвагой этой малой птахи. Думаю, что то же самое испытывали и мои товарищи. Любой контакт с существом другого мира, каким бы кратким он ни был, всегда обогащает нас не только познанием окружающего, но и делает нас добрей и человечней. И в полной мере это раскрывается тогда, когда подобные контакты обоюдны.

И. Здоровко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× двa = 2

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet