Охотничье счастье

Если перечислить известные и существующие способы охоты на лисиц, то их наберется не так уж много. Часть из них безнадежно устарела, так как изменились условия обитания зверя, другая часть требует высокой квалификации охотника (установка капканов, охота с манком). Лисица — зверь хитрый и очень осторожный, и чтоб добыть столь желанный трофей требуются опыт, сноровка, а главное, терпение.

Терпение качество, чрезвычайно необходимое охотнику. Горячность же, напротив, бывает излишней. Если охотник хочет стать удачливым должен избавиться от этой пагубной привычки и больше времени посвящать изучению повадок и стиля жизни того вида животного, на который он собирается охотиться. К сожалению, таких специалистов становятся все меньше. Современные охотники обычно охотятся в стиле блуждающих вольных стрелков и почти всегда бьют случайного зверя. Поэтому и носят в своих патронташах полный набор патронов со всеми существующими номерами дроби. «На всякий случай. Ведь неизвестно кто выскочит». Так охотится большая часть охотников, выезжающих «в поле» лишь по выходным. А лисицу, к примеру, с наскока не возьмешь. Охота на этого зверя суеты не терпит, а требует времени и подготовки, а главное, хорошего знания кумушкиных повадок.

Другую категорию охотников представляют сельские жители. Казалось бы, у них-то для охоты времени хоть отбавляй. Вникай — не хочу. И ведь, действительно, не хотят, ну, скажем так — за редким исключением. Многие вообще стали игнорировать лисицу как объект охоты. Как-то раз, охотясь в урочищах родного мне Владимиро-Суздальского Ополья, я выгнал лису под нос одного знакомого мне местного охотника и был крайне удивлен, когда тот проигнорировал дарованный ему судьбой трофей. Удивлению моему не было предела. В процессе разговора, выяснилось, что знакомый мой просто не умеет снимать с лисы шкуру и, уж тем более, не разумеет, что с ней потом делать.

— Вот если б зайчишка выскочил... Его хоть сожрать можно, — подытожил он разговор, — а лиса?.. На что она мне? Возня и только.

Я попытался объяснить, что лисица не просто завидный трофей, но и, к тому же, хищник, уничтожающий тех, кого, извините, можно сожрать. Особенно, если количество лисиц избыточное, а в наших краях это именно так. Следовательно, охотясь на лисиц, превосходно можно сочетать приятное с полезным, если, конечно, не переступать границ дозволенного, когда спортивная охота теряет свой смысл и становится убийством. К сожалению, и подобную «потеху» мне приходилось наблюдать.

Стремительно, взбивая снежную пыль, среди белых заштопанных снегами полей мчался снегоход. Скорость, которую развивает это чудо техники, не дает лисице ни малейшего шанса на спасение. Измученный и в усмерть загнанный зверь становится легкой добычей псевдоохотников. Наблюдая в бинокль подобное бесчинство, я вспомнил слова В.Высоцкого:

«Кровью вымокли мы

под свинцовым дождем —

И смирились, решив:

Все равно не уйдем!

Животами горячими плавили снег.

Эту бойню затеял

не бог — человек...»

Нагнав израненного зверя, один из преследователей (не могу назвать его охотником) безжалостно пинками и прикладом добивал почти бездыханное тело лисицы. Вот такие вот особенности национальной охоты.

Но не о грустном хотелось мне рассказать. Поэтому я предлагаю вернуться к истинной, так любимой многими, настоящей охоте. Охоте, приносящей радость и удовлетворение. Когда, вернувшись домой и повесив на гвоздь заиндевелое ружье, не раздеваясь, ты падаешь в полном изнеможении на кровать и лежишь так минут двадцать, почти не подавая признаков жизни. В сотый, а может, в тысячный раз обещаешь себе: «Все! Завтра выходной. Никуда не пойду. Займусь домашними делами или буду просто смотреть телевизор». Но на следующее утро свежая мягкая пороша вновь поманит тебя в лес. И радостно залает, освободившись от ненавистной привязи, любимая лайка. И, повинуясь какой-то неведомой внутренней силе, заправив горячим, настоянным на смородине, чаем термос, берешь ружье и отправляешься на поиски понятного лишь тебе одному счастья.

Так случилось, что в начале своей охотничьей практики мне чаше приходилось охотиться на копытных. Тогда еще имело место такое явление, как товарный отстрел, и я, будучи егерем госохотинспекции, обязан был выполнять план. Поэтому лайка моя быстро пристрастилась к работе по лосю и кабану. «Повезло!» — скажет читатель. Возможно. Но узкопрофильность в работе собаки не всегда приносила радость. Хотелось охотиться и на пушков. Леса были полны белкой, куницей, а уж обилие лисьих нарысков, на которые мой четвероногий друг не обращал никакого внимания, повергало в уныние. Я даже стал подумывать о приобретении щенка гончей. Но иметь двух собак, столь разных по приемам охоты, очень сложно. Ведь неизбежно пришлось бы ущемлять права на выход в лес одной из собак. Вопрос, к счастью, решился сам собой.

Молодой, неопытный лисовин, не дождавшись наступления сумерек, вышел из леса и стал мышковать на прилегающем поле. Мне повезло: я заметил его раньше, чем он меня. Зачастую именно этот факт и определяет успех охоты. Под прикрытием еще не успевшего окрепнуть сосняка я занял позицию на краю леса, прямо напротив зверя. Спустил с поводка лайку, которая прямиком бросилась к трапезничающей лисе и уже почти схватила ее, но зверь сделал маневр, и собака проскочила мимо. Обманув врага, лисица кратчайшим путем рванула к спасительному лесу и, естественно, нарвалась на выстрел. Поначалу я объяснил успех лишь улыбкой Фортуны, но когда таким способом мне довелось добыть вторую и третью лису, запахло закономерностью. Я стал выходить на охоту во второй половине дня, двигаясь по кромке леса вдоль полей. Собаку вел на поводке. Главным было найти мышкующую невдалеке от леса куму. Остальное, что называется, дело техники. Вскоре, в одностороннем порядке, я познакомился практически со всеми лисицами, живущими в округе. Изучив распорядок их дня, я стал выходить на охоту, придерживаясь составленного расписания. Ни одна лисица не пыталась уйти от собаки в поле, все они, как по команде, а, точнее, следуя инстинкту самосохранения, бежали к лесу, а, следовательно, ко мне.

Скажу, что успех охот был просто ошеломляющим. Описанный выше способ хорош тем, что дает возможность использовать собак любой породы. Главное, чтобы у собаки было стремление преследовать лисицу. Дело не столько в породе питомца, сколько в самом охотнике и его умении приспособиться к местным условиям. Единого рецепта успешной охоты нет и быть не может. Охота — дело сугубо индивидуальное. А счастье охотничье приходит лишь к тем, кто способен полюбить тех, кто дарит нам ощущение этого самого счастья в обмен на свою жизнь.

Валим Фролов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


9 − = чeтырe

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet