Охота на тигров и медведей

Четверо Радденеких казаков, отличных и опытных охотников, 22 октября переправились с лошадьми на китайскую территорию с целью поохотиться на кабанов, изюбрей и коз. Местности на китайской стороне, изобилующие всяким зверем, давно уже знакомы нашим отважным охотникам, а потому они прямо направились к Джаинским хребтам. Поохотившись в Джайне и убив шесть больших кабанов и нескольких коз, казаки-охотники перевалили дальше к Утуну и здесь стали охотиться близ Сунгарийских хребтов. Кабанов, изюбрей и хищных зверей в Утуне водится много, но, к большому сожалению, полнейшее бесснежье, и весь зверь днем держится в чаще, выходя покормиться на открытые места лишь ночью. Нашим охотникам пришлось, крадучись по чаще, разыскивать зверя, прислушиваясь к каждому шороху, треску и хрюканью кабанов. Первые дни охоты прошли безо всяких приключений; охотники промышляли в одиночку, но через несколько дней охотник-казак Александр Кобызов, уже пожилой, пробираясь по чаше с собакой на сворке, набрел на тигрицу с двумя тигрятами, совершавших трапезу на задавленном ими кабане-самце пудов десяти весу. Тигрица, зачуяв приближение охотника, зарычала. Кобызов, услышав рычание впереди себя, спустил собаку со сворки и приготовился сразиться с тигрицею, но тигрица снялась с добычи и стремительно побежала на Кобызова сбоку, издавая рычание и производя треск. Собака с лаем бросилась к тигрице и тем на время отвлекла ее внимание от своего хозяина; в это время Кобызов укрылся за толстым деревом и приготовился к защите. Тигрица, отпугнув собаку, напряженно искала глазами укрывавшегося охотника, но в этот момент раздался выстрел Кобызова, и пораженная в грудь тигрица покатилась в лощину, ловя и ломая лапами на пути чащу. Кобызов подошел ближе и вторым выстрелом добил ее. Тигрята же продолжали рычать и мяукать, но Кобызов, опасаясь присутствия возле добычи большого самца тигра, не решился подойти ближе к добыче, а рассмотреть в чаще и густом пырее не было возможности, потому он и возвратился на табор. Назавтра все четыре охотника пришли и ободрали убитую, но тигрят уже не было. От задавленного кабана осталась только половина, которую они переложили. На шестой день А. Кобызов, охотясь и высматривая зверя, увидел на следующей от него стрелке хребта пасущихся кабанов. Спуск в долину был крутой, а подъем на следующую стрелку еще того круче. Кобызов осторожно спустился в долину, вернее сказать сполз, и стал подниматься в гору на четвереньках, надев винтовку на плечи с продетыми в петельки ружейного ремня сажанками. Забравшись на треть склона горы, вдруг он услышал впереди себя повелительно-грозное рычание. Тигрица, повернув голову назад, своим рычанием предупреждала об опасности своих тигрят и находилась саженях в пяти от охотника. Кобызов вмиг вздернул винтовку к плечу и, еле держась на ногах, прицелился в зверя, не выдернув сажанок из ружейного ремня, но случилась осечка. Тигрица с рычанием раскрыла пасть и приготовилась сделать прыжок на охотника, но Кобызов успел второй раз взвести курок и выстрелил зверю в голову. Тигрица кувырком покатилась прямо на охотника, бессознательно взмахивая лапами в воздухе. Кобызов отскочил в сторону; тигрица же скатилась почти на дно самой долины уже околевшая. Убедившись в смерти зверя, Кобызов опять стал взбираться на гору, чтоб убедиться, на кого тигрица рычала, оборачиваясь назад. Пройдя всю горку, он увидел на стрелке следующей горы, в чаще, сидящих четырех молодых тигров различной величины. Два неудачных выстрела охотника заставили тигрят разбежаться в разные стороны. Тогда-то Кобызов пришел в себя и почувствовал испуг: по коже у него забегали мурашки.

Убитая тигрица была ободрана всею артелью; кости ее, как и первой, сложены к месту и будут вывезены домой; длина обеих шкур без хвоста 14 Ѕ четвертей.

Вскоре после этого случая казак Степан Харин, опытный и пожилой охотник, будучи на охоте, услышал в чаще треск и хрюканье кабанов. Пробираясь по чаше к кабанам, он заметил, что они сами к нему приближаются, чему способствовал ветер, дующий в сторону охотника. Харин затаился за деревом и стал поджидать толстокожих. Кабаны уже были недалеко, но вдруг фыркнули и пустились бежать в противоположную сторону. Такой маневр немало изумил опытного охотника, и ему захотелось узнать причину этого. Пройдя вперед несколько сажен, Харин увидел лежащего медведя колоссальных размеров из породы совершенно черных. Медведь лежал спиной к Харину и казался мертвым. Харин, думая, что медведь мертв, стал искать глазами дерево, с которого проказник Мишка мог оборваться и убиться, но медведь и не думал убиваться, а спал богатырским сном после сытного кабаньего блюда. Харин, держа винтовку и сажанки наготове, подошел к медведю сажен на пять, не думая стрелять в него как мертвого, но, к великому своему счастью, ударил сажанками о колодину — медведь тотчас всплыл на дыбы и набросился на дерзкого нарушителя своего покоя. Харин выстрелил, медведь повалился на землю, но быстро вскочил и натиском шел на противника. Второй, третий и четвертый выстрелы заставили зверя проделать ту же церемонию. Испуганный Харин стрелял по медведю куда ни попало, и только после пятой пули изнеможенный зверь отказался от своей затеи и побрел прочь, но еще четыре пули, пущенные охотником, покончили с ним навсегда. При обдирании медведя, кроме харинских пуль, найдена еще ороченская круглая пуля, совершенно непомятая, пробившая шкуру и наружное сало грудной клетки. Вся добыча этих бесстрашных охотников состоит из восьми больших кабанов, трех изюбрей, пятнадцати коз, медведя и двух тигров, и найдено до пяти пудов меда диких пчел. Вывезены домой лишь только шкуры хищников, их жир, мед, а все убитое мясо, которого более ста пудов, сложено в устроенных саибах на месте охоты. Дождавшись снега, охотники отправятся вывозить добытое мясо и, вероятно, к этому прибавят еще столько же. Бояться им некого: орочены — их друзья, китайского бродячего элемента в Джайне и Утуне нет, местные же китайские власти дают полную возможность Раддевским казакам охотиться на их территории. Тигров в Утуне в нынешнюю осень водится масса; видели охотники по пяти больших тигровых следов вместе, нередко находили остатки от кабаньего стола их, а один тигр даже посетил охотников ночью на таборе, но, замеченный ими по зловещему огоньку глаз, был прогнан выстрелами.

Публикация Виктора Федорова.

«Охотничья газета», 1900 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


+ тpи = 12

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet