Охота на привале

В двадцати минутах ходьбы от нашего города пыльный отвал. Высота его около тридцати метров, длина километра два, а ширина около километра. Отвал существует лет сорок, за это время порода слежалась и стала как камень. Нерабочая часть отвала заросла кустами и мелкими сосенками. Во времена решения продовольственной программы (помнит ли кто ее теперь?) на отвале выкопали экскаватором две большие ямы, назвали их отстойниками и стали туда сливать навоз с близлежащего свинарника. На образовавшиеся лужи стали прилетать утки. На заросли бурьяна по краям отстойника повадились зайцы, за ними пришли лисы.

На таком небольшом по площади отвале зимой одновременно жили по три зайца и пара лис. Кроме того, часть отвала была еще рабочей, туда зайцы обычно не забегали. Так что район поиска был небольшой, а процент удачной охоты очень высокий.

Охотники с собаками на отвал не ходили. Собаку пускать там было опасно: кроме кустов и промышленного оборудования возвышались кучи мусора, где собака запросто могла порвать или даже сломать лапы. А заяц как раз в этих кучах любил путать свои следы. Охотиться здесь интересно, но в то же время и трудно. Если зайца не удавалось взять сразу, побегать приходилось до семи потов. Заяц уходил через рабочую часть отвала, спускался вниз почти по отвесным стенкам и поднимался потом в таких местах, где альпинистам только тренироваться. Еще косые любят подниматься в районе снежных карнизов (у нас их называют козырьками). Если такой рухнет сверху, человека уже не откопать.

Заяц вверх и вниз бегает быстро, а ты, если пару раз поднимешься и спустишься по осыпающимся заснеженным склонам, не только язык на плечо но и ноги впору складывать в рюкзак и нести домой.

Хорошо здесь охотиться вдвоем. Если зайца не взяли с лежки и он спустился с отвала, то один охотник уходит вниз и идет по следу, а второй идет поверху и определяет направление движения, стараясь забежать вперед и опередить зайца. Но не со всеми зайцами проходит такой номер, некоторые уже или тренированные, или, может, очень хитрые. Увидев, что охотников двое, они начинают бегать как им заблагорассудится. Обычные места подъема и спуска (а мы их знаем наперечет) игнорируют. Пробегают рядом с работающим экскаватором или лезут под железнодорожные вагоны, а потом пробегают по наезженным дорогам.

Еще зайцы любят такой прием. На отвале снегу немного, его обычно сдувает ветром, а если и есть, то очень плотный. От зайца, если он идет спокойно, остаются только едва заметные следы когтей. Охотник по такому плотному снегу идет быстро и, если заяц бежит в пределе видимости, он вовремя подрезает все заячьи двойки. Зайцы это, видимо, понимают и быстро спускаются с отвала в лес.

У нижней кромки отвала снега надувает до шести метров. Пока найдешь безопасное место для спуска, пока спустишься, заяц уже делает по лесу хороший кружок, а в лесу снег рыхлый. Пробежав по нему, охотник вновь приходит по следу к кромке отвала, но «в мыле и пене».

Отдышавшись, приходится вновь искать место для подъема: заяц поднимается, как правило, в самом неудобном для человека месте.

Одно время с отвала брали грунт. Грузили на автомашины и возили отсыпать дорогу. В результате в середине отвала осталась траншея, метров тридцать шириной и пятнадцать глубиной. С одной стороны она заросла сосенками и кустами, а с другой чистая, там была дорога.

Со стороны сосенок весенними ручьями промыло неглубокие расщелины. В начале зимы сверху их задувает снегом, а снизу из траншеи получается нора. Это с успехом используют зайцы.

Пробежав по траншее и запутав следы, они залезают в одну из снежных нор и устраиваются там на ночлег. Сверху зайца не видно. А снизу получается так: пока ты распутаешь ночные стежки и на мгновение отвлечешься или повернешься спиной, как заяц бесшумно белым метеором вылетает из норы и исчезает наверху траншеи или за очередным снежным надувом.

Здесь тоже хорошо ходить вдвоем. Один идет по низу траншеи и распутывает следы, можно далее не распутывать — только ходи кругами с остановками и разворотами. Заяц, увидев человека, все равно соскочит и бросится бежать.

Второй охотник, идущий по верху траншеи, идет впереди нижнего метров на тридцать, и получается так, что заяц, убежавший от нижнего охотника, попадает на мушку второму охотнику.

А когда на отвале охотишься в одиночку, тут, конечно, нужны внимание и осторожность. Если не возьмешь с лежки — набегаешься вдоволь.

Придя на отвал пораньше, чтобы определить возможных конкурентов, я медленно прошел вдоль отстойников. У дальнего обнаружил следы зайца. Обойдя навалы, нашел выходной след в сторону траншеи. Заяц пошел в траншею и там где-нибудь заляжет в одной из снежных нор.

Верх отвала расположен намного выше верхушек сосен и поэтому там всегда ветер. Даже когда внизу спокойно, здесь ветер такой, что глаза приходится прикрывать рукавицей. Именно поэтому и приходится идти по ветру, нарушая одно из основных правил охоты.

Выхожу к траншее и медленно, стараясь как можно меньше шуметь, двигаюсь вдоль. Пройдя метров пятьдесят, осторожно подхожу к кромке траншеи. Во-первых, чтобы не спугнуть зайца и, во-вторых, есть вероятность, что, выйдя на кромку траншеи, встанешь на заснеженный козырек, который под твоей тяжестью рухнет.

Осматриваюсь: внизу в траншее следов напутано много. Есть и свежие, но много старых. Сверху их, конечно, не отличишь, решаю двигаться дальше. Так медленно и осторожно прохожу до кромки траншеи и, внимательно приглядевшись, замечаю какие-то лишние строчки. Лиса! Здесь побывала уже рыжая кумушка и, наверное, «прибрала к рукам» зайца или угнала в другое место.

Но след одиночный, идет мне навстречу. Лиса шла по низу и поднималась на откос, проверяя подозрительные заснеженные норы.

Последний след лисы, который мне виден, метрах в тридцати впереди меня. Дальше нет. Это значит — лиса где-то рядом, а, может, я просмотрел, и она вернулась или где-нибудь поднялась наверх.

Мои размышления прервал маленький комочек снега, выкатившийся на дно траншеи в десяти метрах впереди. Значит, на склоне подо мной кто-то есть. Что делать? Стоять и ждать, пока заяц выскочит сам, или попробовать спуститься на склон и из неудобного положения стрелять?

Рискну! Выхожу на самую кромку траншеи и ногами обрушиваю снег вниз. Комки отламываются небольшие, катятся вниз нехотя и бесшумно. Но вот от моего топота появляется большая трещина вдоль карниза, быстро соскакиваю и напоследок от души топаю вдоль трещины. Отламывается кусок метров десять в длину, сначала медленно, а потом все стремительнее катится вниз, на ходу разламываясь на сотни небольших комков. Среди комков и снежной пыли вниз по склону несется огромная лиса. В первый момент она показалась мне размером чуть ли не с тигра. Огненно-рыжего цвета с горизонтально вытянутой трубой и белой пампушкой на конце. Вот это зверь!

Мгновенно вскинув ружье, прицеливаюсь. Еще успевает мелькнуть мысль: «Не пробьет», — в стволах тройка и нулевка. Выстрел. Лиса замедляет бег и, съежившись, приостанавливается. Доворачиваю стволы. Выстрел. Лиса падает набок, на нее набегает и перескакивает комок снега, скатившийся сверху.

Не успеваю переломить ружье, как снизу из снега вылетает что-то белое и ударяется мне в колени. Что это?

Комок живой, он бьется у меня в ногах. От неожиданности, а, может, от страха, начинаю орать благим матом, топтать и пинать его ногами. Заяц, это оказался он, тоже ошалел от такого казуса. Вывернувшись, он сиганул обратно в траншею, скатившись кубарем вниз, и оказался прямо перед бьющейся в агонии лисой. Он остановился, сел на лапы и в это же мгновение увидел охотника. Тут уж не до отдыха! Он врезал вверх по склону, у самой кромки изменил направление и гигантскими прыжками понесся вдоль по откосу.

Перезарядив ружье, я уже стоял наверху траншеи, когда заяц неожиданно тоже запрыгнул наверх и, развернувшись на 180 градусов, помчался в мою сторону. Вскинув ружье, я прицелился и, подпустив зайца, нажал на курок. Выстрел оборвал его стремительный бег.

На отвале монотонно воет ветер, обжигая лицо, на дне траншеи оранжевым пятном лежит лиса, а по верху траншеи ветер несет куски белого заячьего пуха...

Охота окончена, но во мне все еще кипит охотничья страсть, сердце бешено колотится, руки сжимают ружье, а в глазах — огненно-рыжая красавица несется в облаке снежной пыли...

Копырин А.Л. Альманах «Охотничьи просторы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


1 × oдин =

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet