Охота на гуся...

Как всегда все наши телефонные разговоры с моим московским другом Саней были об охоте. Конечно, данному увлечению — охоте нужно уделять много времени, но в связи с тем, что мы проживаем в разных регионах нашей необъятной Родины, так часто, как хотелось бы поохотиться, вместе нам не удавалось. Но... Весной всеми способами мы находим время, чтобы поохотиться на пролетного гуся. Данный вид дичи, на мой взгляд, для каждого охотника желанный трофей. Все свободное время в выходные дни зимних месяцев я посвятил приготовлению гусиных профилей. Аккуратно выпиливал электролобзиком из листов фанеры отдыхающие, кормящиеся, смотрящие, кликающие профиля. Затем красил их белой матовой краской с добавлением разнообразных колеров, подбирая цвета, свойственные для окраса оперения птиц. В итоге у меня получилась огромная стая в 97 голов: половина данных профилей была окрашена под белолобого гуся, оставшаяся часть под гуся — гуменника. Закончилась зима, пришли погожие деньки.

Солнце стало прогревать землю, бескрайнее белое покрывало полей становилось с каждым днем меньше. Вот и появились бесчисленные проталины на озимых. Душа радуется, скоро начнется пролет гуся. Бывал я на многих охотах, свойственных для нашего края — Тамбовщины, но весенняя охота на гуся остается для меня самой памятной и впечатляющей. Открытие охоты весной 2010 года попало на большой праздник Пасху и потому, так как мы люди верующие, и убить птицу в такой праздник — большой грех, выезд в поля пришлось немного перенести.

И вот утро 5 апреля 2010 года, путевки взяты заранее, с Саней приезжают еще два его друга охотника. В эту весну моя «Нива» отдыхает в гараже, товарищи приехали на двух автомобилях внедорожниках «Нива — Шевроле» и «Нисан Тирано 2». Отпросился пораньше с работы, благо начальник сам болеет охотой и понимает душевное состояние охотника в момент открытия охоты. В связи с радостным событием — рождением ребенка, мой шеф не смог поехать с нами на весенний пролет гуся. Еду в деревню и с отцом мы готовим необходимые для охоты вещи: походную газовую плиту с баллоном, складываем профиля в мешки, собираем теплые вещи, еду, оружие и прочий необходимый скарб для нашего нахождения вне домашних условий. Вот и приехали наши москвичи-охотники. Дружеские объятия, знакомство с новыми друзьями. Вот все наши вещи погружены в автомобили, проверка всего визуально на предмет не забыли ли чего. Вроде бы все на месте. Трогаемся в путь. Заканчивается асфальтированная дорога, начинается раскисшая от смешанного с грязью снега — грунтовка. Включены раздатки, блокировки мостов внедорожников. «Нисан» идет первым: в нем едут мой отец, Мишка и Димка. Следом за ними на «Ниве» следуем мы с Саней. «Нисан» идет уверенно, рассекая грязь раскисшей дороги. Вода, смешанная со снегом и грязью, полностью окутывает кузов внедорожника. Я, находясь на переднем пассажирском кресле «Нивы», снимаю весь наш путь на мобильный телефон. «Ниву выкидывает из колеи, но Саня справляется с управлением и быстрыми резкими поворотами руля возвращает автомобиль на дорогу. Такие действия повторялись не раз, машину и разворачивало на 90 градусов и несло юзом, но мы продолжали путь, ведь впереди нас ждут они — гусики.

Едем целенаправленно на место прошлогодней охоты. До данного места остается полтора поля, впереди виднеется огромная лужа посреди дороги. С обеих сторон дороги раскисшая грязь полей с посевами озимых. Михаил, а он был за баранкой «Нисана», пытается проехать в разрез: одним колесом по полю, вторым по луже. В центре лужи машина резко останавливается, колеса вращаются вхолостую. Задний ход, вперед... Все, внедорожник застрял. Замечаю для себя, что «Нива» для наших российских дорог всем иностранным внедорожникам внедорожник. Как знал, что может такое случиться, прихватил с собой цепи. Одеваем их на задние колеса «Нивы» — этот процесс занял много времени, так как довольно таки много грязи на дороге. Цепляем тросом «Нисан», дергаем его назад. Пошел-пошел... Железный гигант освободился из болотного плена. Решаем дальше не ехать, машины загоняем в близлежащую лесопосадку. Разбиваем лагерь. Выйдя на земляную возвышенность, в бинокль осматриваем поле, на котором мы с Саней охотились прошлый год и где планируем предстоящую охоту. Гусей не видно. Отец набирает в мешок профилей и возвращается немного назад по дороге, которой мы ехали. В центре поля, засеянного озимыми, он заметил плес воды, там отец решает выставить профиля и с утренней зорьки начать охоту на гусей. Мы же вдвоем с Саней нагружаем на плечи мешки с фанерными и полукорпусными профилями и направляемся на поле, где проходила прошлогодняя охота. Пацаны остаются кашеварить. Лужа, в которой забуксовал «Нисан» довольно таки глубокая, по колено воды да плюс грязевая каша на дне. Если бы мы ее смогли преодолеть, то неизвестно как бы на обратном пути произошло покорение этой водной полосы.

Прошагали одно поле. Нашему вниманию предстала следующая картина: рядом с посадкой деревьев, разделяющей межу двух полей, на грязевой жиже многочисленные отпечатки гусиных лап, пух, помет. Да, гусики отдыхали здесь долго. Но ничего, наш гусь еще не прилетел. Подходим к месту, где мы охотились в прошедшем 2009 году. Поле перепахано под зиму, кое — где виднеются остатке стеблей зерновых. В низине плес с водой, ивовые кусты разрослись, их стало немного больше чем в прошлом году. Есть места для маскировки. Подошли к воде, есть помет, отпечатка лап но всего этого не очень много. Вдруг где-то вдалеке раздается протяжная гусиная перекличка. Моментально наши головы повернулись в сторону, с которой доносился звук.

— Саня! Гуси!!!

— Да. Красавцы. Видишь, сколько голов торчат!

Наши физиономии расплылись в улыбке. Метров в 400-та от нас, на соседнем поле, засеянном озимыми, виднелись порядка десяти вращающихся в разных направлениях голов. Между нами и полем, на котором отдыхали гуси, находилась небольшая березовая аллея. Рядом с ней виднелся плес воды. От данных деревьев до птиц было не более 150 метров. Решили не пугать птиц и по темноте возле данного плеса расставить профиля, а рано утром посадить под стволы деревьев москвичей. Нам ничего не оставалось, как без лишней суеты расставлять профили на возвышенности недалеко от кустов ивняка и в непосредственной близости от низины с водой. В данном месте предстояла наша завтрашняя охота, сегодня решили птиц не беспокоить.

Итак, профили на местах. Со стороны выглядят реально. Пора заняться маскировкой. Залезая в гущу ивняка, срубаем три жерди. На расстоянии 1 метра от ивняка в землю вбиваем данные жерди. Перетягиваем их между собой веревкой. Вешаем на них маскировочную сеть, концы набрасываем на ветви ивняка. Ветки от срубленных жердей вставляем выборочно в ячеи маскировочной сети и фиксируем веревкой. Получился неплохой скрадок — со всех сторон мы были надежно замаскированы. Решили еще немного добавить в ячеи маскировочной сети сухой травы, растущей в низине. Начав рвать траву, мы услышали до боли знакомые звуки «га-га-гак». Присев на корточки, мы закрутили головами. Вот они... Стая гусей приблизительно в 30 голов с западной стороны движется в нашу сторону. Они заметили наши профиля. В голове крутятся мысли — жаль нет ружья, но принципиально решили, сегодня не стреляем. Гуси делают круг, второй, до них приблизительно 35 метров. Мы замерли и только вращаем глазами, наблюдаем за птицами. Тут мы замечаем, что с южной стороны тянет в нашу сторону еще один косяк голов на 10-12. Мы не шевелимся. Птицы смешались, кружат на разной высоте над профилями. Гогочут, спрашивают посадку, но их братья на земле молчат.

— Что будем делать!? — шепотом спрашиваю у Санька.

— Встаем, доделываем скрадок, — отвечает друг, — но поднимаемся медленно.

Медленно разгибаем торсы. Тревожный крик вожака. Птицы в доли секунды набирают высоту. Разбившись на небольшие стайки, гуси разлетаются в разных направлениях. Нам ничего не остается, как радостно вздохнув, продолжать маскировать скрадок сухой травой. Незаметно с какой стороны налетела еще пара гусей, которые зависли над нашими профилями и порядка 5-7 секунд рассматривали их. Высота от земли до птиц была не более 10 метров. Птицы не боялись присутствия человека. Два красавца — белолобых, наверное, поняв, что птицы на земле — обман, полетели прочь от молчаливых собратьев. Мы же с Саней, закончив маскировку скрадка травой, пошли в наш лагерь. Тема разговора на обратной дороге к месту нашей стоянки состояла о прекраснейших налетах сегодняшнего гуся на профиля.

Отойдя метров на пятьсот от места завтрашней охоты, снова слышится гусиное гоготание. Поворачиваемся в сторону доносящихся звуков. Стая гусей голов на 20 кружит над профилями. Поздравляем друг друга. Значит, профиля расставлены грамотно. Я снимаю весь процесс действия птиц на сотовый телефон. Сделав три круга, гуси садятся в низменность, заполненную водой, недалеко от профилей. Только бы никто не вспугнул, ведь живая птица посадит любую стаю. Вот мы и в лагере. Отец пришел раньше нас. Рассказываем о том, как кружился гусь над профилями, и что одна стая села на воду рядом с ними, что недалеко сидит на озимых еще стая, но количество мы не смогли подсчитать, дабы побоялись их вспугнуть. Конечно, нам никто не верит. Отец говорит о том, что на болоте, где он расставил профиля и подготовил яму для завтрашней охоты, наличие присад гуся нет, следовательно, гусь еще где-то южней осел. Мы переглянулись с Сашкой. Утро покажет! Наши друзья — кашевары накрыли стол и дружная компания села трапезничать. Естественно, обед без 100 грамм за завтрашнюю удачу не обошелся. Сидим, едим, вспоминаем прошлые охоты. Красота!!! Белые облака плывут низко над землей, диск солнца уже на закате. Слышно пение какой-то птахи. Тут случилось то, чего мы опасались. Стаи гусей были кем-то подняты с места отдыха. Сколько много гуся! Минимум пятьсот птиц, учащенно взмахивая крыльями, набирали высоту. Бросились на поле, что рядом с лесопосадкой и нашим биваком. В руках бинокль, осматриваем поле, где были на отдыхе птицы. Вот и причина тревоги гусей. На поле находится трактор, впереди поднят ковш, а в нем стоит человек, и рукой заслоняясь от солнца, наблюдает за нашими профилями. Сколько бы много нового о нем и его матери он мог узнать, если слышал бы нас. Гусь с полей поднят, теперь темноты ждать не стоит, и, взяв мешки с профилями, выдвигаемся в место, где мной и Саней были замечены порядка, как нам показалось, десяти гусей. Отец остался в лагере. Тракторист, заметив нас, вылез из ковша, ожидал нашего подхода. Послушав немного слов в свой адрес, тракторист пояснил нам следующее. Уже целую неделю, он наблюдает за гусями на этом поле, их тут было более тысячи. Трактора они не боялись, а сегодня что-то с ними произошло. Поинтересовался, не стреляли ли мы по ним.? Разговорились о том — о сем. Выяснилось, что он охотится только ночью, стреляя севших на воду птиц, что у него имеется три чучела гуся, сделанных из пенопласта и покрашенных под цвет оперения гуся — гуменника. Маскируется он в куче сена, которое он и привез для того, чтобы подготовить к ночной охоте скрадок. Неожиданно наш разговор отвлек какой-то непонятный звук. Тракторист улыбнулся.

— Ни разу не слышали любовные трели журавлей? — прозвучало от нового знакомого. — Неа... — в один голос ответили мы.

— Да вон они, на дальнем болоте милуются. Красавцы!!! Уже пятый день здесь отдыхают. Тракторист показал рукой на то место, где находились журавли. В бинокль мы все по очереди понаблюдали за птицами. Действительно красавцы. Солнце почти спряталось за горизонтом, и мы пошли к болоту, что рядом с березовой рощей, расставлять профиля для предстоящей завтрашней охоты москвичей Дмитрия и Михаила. Тракторист же поехал к болоту на поле, засеянном озимыми, выставлять чучела на воду и готовить скрадок. Когда расстановка профилей была закончена, стало совсем темно. Не спеша мы тронулись к лагерю. Кое-где в небе слышался гусиный гвалт. Летят, родимые, летят на север. Немного перекусив, потравив басни, расходимся по машинам. Нужно отдохнуть, выспаться. Но сон не приходит. Ворочаемся с бока на бок, вот и засопел Саня. Отец, находящийся на заднем сиденье «Нивы», тоже не может заснуть. Я же периодически выхожу на улицу для перекура, вслушиваюсь в тишину ночного неба. Прошу богиню Диану и Святого Трифона послать нам завтра удачу. Сев в машину, замечаю, что «закимарил» отец. Не заметив как, заснул и сам. Покой нарушил будильник на сотовом телефоне. Пора вставать, на улице еще темь. Выходим из машины, потягиваемся. Проснулись Димка и Мишка. Ставим на газ чайник, нарезаем бутерброды. Быстрый перекус, пора в путь.

По дороге к скрадкам, разъясняем Дмитрию и Михаилу как нужно стрелять по гусям, о том, что не нужно никакой спешки при подлете стаи и прочее. Нам немного левее в поле, москвичам же к их месту охоты прямо. Проверяем связь раций, все нормально, прием хороший. Расходимся. По дороге осматриваем небосклон, гусиных стай пока не видно, да еще и темновато. До наших профилей остается метров 150-т. С шумом и громкими криками с болота, что неподалеку от нашего скрадка, поднимается стая гусей. Вчерашние, голов на двадцать. Приклады ружей в долю секунды упираются в плечи, но для выстрела дистанция большая. Присаживаемся на корточки, надеясь на то, что стая повернет на товарищей. Боковым зрением замечаем, что друзья тоже присели, и следят за птицами. Но недовольно гогоча, птицы летят в противоположном от всех нас направлении. Но ничего, не стреляли по стае, может быть вернется. Вот и наша засидка. Облачаемся в маскировочные халаты, раскладываем стульчики, присаживаемся. Диск солнца немного появился на горизонте, самое время — скоро должен начаться пролет. Тишина... Сидим в напряжении, вслушиваясь в весенние звуки природы. Тихо, без гогота, налетела со спины стайка белолобых в 10 — 11 голов. Услышали только звук от крыльев над головами. Высота от земли до птиц не более 25 метров. Вскидка ружей, выстрелы. Стая сбивается в кучу и моментально набирает высоту. Саня еще пару зарядов дроби посылает им вслед. Провожаем птиц взглядом, не одного намека на попадание. Стая уходит без потерь. Как всегда спешка — плохой результат выстрелов. Восстанавливаем дыхание, оцениваем правильность действий. Что поделать, ведь даже и у опытных охотников — гусятников бывают промахи. Ожидаем налет следующей стаи. Гремят выстрелы. Поднимаемся со стульчиков. Наши товарищи отливают по стае, высота от земли до птиц примерно 100-110 метров. Птицы уходят невредимыми, но напуганными явно сильно. Саня хватает рацию, русские матом не ругаются — русские на нем разговаривают. Комментарии здесь излишние. Вроде бы парни поняли суть своих поспешных выстрелов. Будем на это надеяться. Затаиваемся.

Вот он долгожданный звук — летят. Заработал манок из сифонного баллончика, поворачивают, летят к профилям. Замираем. Стая белолобых в 15 голов делает круг, второй. Просят посадки. Делают третий круг, вот они над нами, расстояние примерно 35 метров. Командую: «бьем». Быстрый подъем со стульчиков. Стая напугана, сбивается в кучу. Опережение, поводка ружей, выстрелы. Но попаданий в птиц нет, стая уходит невредимой. Что такое непонятно!? Переглядываемся с Сашкой, пожимаем плечами. На то она и охота, не всегда же добывать. Двух следующих стай не заинтересовали не наши профиля, ни манок. Гуси шли транзитом. Вновь стрельба со стороны товарищей, приподнимаемся. До гусей от земли не более 40 метров. Отстрелялись, но такие же, как и у нас, обидные промахи. Нам остается ждать, наш гусь еще в пути. Немного нервничаем. Замечаем, что ровно на нас идет стая примерно в 30 — 35 голов. По перекличкам похоже на гуменников. Замираем. Гуси делают облет профилей, на первом круге летят низко, не более 20 метров от земли. Вот они над нами. Кажется, что воздух от взмахов крыльев, достает до нас. Саня командует: «бьем». Ловлю на мушку третьего в конце стаи, опережение, веду стволами. Задерживаю дыхание, плавное нажатие на курок. Гусь, заламывая крыло, и исполняя акробатические выкрутасы, падает в мелкий кустарник ивняка. Второй выстрел прогремел в молоко. Я со всех ног бегу к подбитой птице. Саня еще пару раз посылает разряды дроби по уходящей стае. Гусь стоит на лапах, но его качает в разные стороны. Увидев приближающуюся опасность, гусь издает шипящие звуки. Сил для сопротивления у птицы нет. Хватаю его за шею, резкое круговое движение, не стоит больше мучиться птице. Рассматриваю птицу, направляясь к скрадку, пробита грудь и перебито крыло. Прикидываю по весу, не менее четырех килограмм. Хороший гуменник. Замечаю, что Саня наблюдает за стаей. Она уже далеко, отряд потерял лишь одного бойца. Поздравления в мой адрес от друга.

Время близится к двенадцати. После стаи, из которой был добыт гуменник, мы видели лишь два косяка птиц, да и то шедших на предельной высоте и на значительном расстоянии от нас. Утренний пролет закончился. Смысла сидеть в скрадке не было, и мы приняли решение идти в лагерь. По рации связались с товарищами, пояснив, что пора и честь знать. Вышли на дорогу, подождали прихода товарищей. По пути небольшая фотосессия с добычей, и вот наша дружная компания около лагеря. Отец, находящийся от нас через два с половиной поля, видел лишь одну транзитную, летящую на кислороде стаю.

Обед сварганили быстро, по 100 грамм за мою удачу и неудачи товарищей. Отдых и деление впечатлениями от утренней зорьки. Мне же предстояла разделка гуся. За время моего нахождения на улице, я не видел не одной стаи птиц и даже не слышал где-либо гогот. Затем я прилег в машину и задремал. Разбудил меня Михаил. Время 17 часов, пора выдвигаться к скрадкам. В разговорах дорога длиной в полтора поля закончилась незаметно. Разошлись по местам. Заняли позиции, ждем. Темнеет быстро, но гуся нет. За вечер прошла стороной лишь одна стая. Стемнело, пора заканчивать сегодняшнюю охоту. Немного расстроенные из-за отсутствия лета, возвращаемся в лагерь. У отца тоже тишина, не видел и не слышал. Ужин, сто грамм хозяину полей за помощь и удачу в завтрашней охоте. Сон... Приснилось мне, что летит гусь и летит низко. Стреляем и более — менее удачно. Затрезвонил будильник. Быстрый подъем, чай с бутербродами. Дорога с килограммами грязи на сапогах и вот виднеются наши профиля и скрадок. Не доходя метров 120 — 130 до нашей засады снова подъем стайки белолобых голов в 10 с болота. Присаживаемся на корточки, но гуси опять летят в противоположную от нас и товарищей сторону. Замечаем, что на расстоянии двух полей тянут два табунка гусей. Почти бегом преодолеваем оставшееся до скрадка расстояние. Занимаем позицию. Маню. Один косяк заинтересовался нашими позывными. Летит к профилям. Утро пасмурное и гуси тянут не более 20 метров от земли. Заходят с тыла. Они строго над нами, идут клином. Вскидываем ружья, приклады у плеча. Целюсь в третьего справа от вожака, беру солидное опережение в два корпуса, веду его, не останавливая стволы. Задержка дыхания, плавное нажатие на спусковой крючок. Гремит выстрел. Птица кубарем летит с двадцатиметровой вышины и плюхается об землю на расстоянии пары метров от нашего укрытия. Ловлю на мушку последнего в конце стаи и жму на курок. Мне показалось, что птица отклонилась от выстрела, дробь пролетела рядом, но не зацепила птицу. Саня разряжает все пять патронов, но проводив стаю глазами до расстояния видимости, понимаем, что безрезультатно. Иду и поднимаю птицу, приличный белолобый гусь, весом немного более трех килограмм.

Следующая стая налетела на москвичей. Слышим выстрелы. Поднимаемся со стульчиков. Невысоко, метров 40-45 от земли, огромная смешанная стая белолобых и гуменников. Понимаем, что у товарищей промахи. Стая разбивается на три косяка, и одна стайка в восемь голов движется в нашем направлении. Маню. Заметили профили. Замолкаю. Гуси делают круг, но высоко, метров 90 от земли. Просят посадки, но ответить я не решаюсь, боясь, что птицы заметят подвох. Голос вожака стаи, и гуси резко набирая высоту, уходят в правую от нас сторону. Отдалились метров на триста. Снова маню, вожак разворачивает стаю, снижаясь, птицы движутся к профилям. Они над нами, расстояние до гусей примерно 45 метров. Бьем. Выстрелы прогремели одновременно. Мажу. Еще выстрел и вновь промах. Саня бьет по удирающей стае, провожаем взглядами птиц, попаданий нет. Очень обидно, но ничего не поделаешь. Присаживаемся на стульчики. Не прошло и десяти минут, как вновь небольшая стайка в 10 — 12 голов появилась в поле зрения. Заработал манок из сифонного баллончика. Заинтересовались. Летят к профилям. Делают полукруг, летят не выше 15 метров от земли. Расстояние до них от нас около 50 метров. Ждем налета на нас, но птицы, расправив крылья, садятся на болото. Смотрим с Саней друг на друга, вот это да. Смелые птицы, а возможно сильно уставшие. Что делать? Получается неплохая манная стайка. Но тут меня осеняет мысль, что если на пацанов налетят гуси, эти птицы на шум выстрелов поднимутся и улетят. Получается не нашим, не вашим. Решаем подкрасться как можно ближе к болоту и по возможности произвести выстрелы. Снимаем маскировочные костюмы и, согнувшись в тридцать три погибели, крадемся к отдыхающим птицам. Благо неровности рельефа местности помогают добраться до расстояния 80 метров к водяной глади. Дальше бегом примерно 15 метров, птицы дали нам возможность для спринтерского забега. С громким гоготом гуси стали подниматься с болота. Останавливаемся. Стараюсь прицелиться, но от бега сбито дыхание. Дуплет. Санек стреляет три раза. Пропуделяли. Птицы, стремительно набирая высоту и громко гогоча, покидают место своего недолгого отдыха без потерь. Расстроенные из-за неудачных выстрелов, занимаем стрелковые позиции в скрадке.

Минут двадцать было затишье. На горизонте показались пять точек, становясь все больше и больше, движутся в нашем направлении. Приобретают отчетливый вид. Три утки, сопровождаемые парой гусей. Первый раз наблюдаем такую картину. Все маневры, исполняемые утками, точь-в-точь повторялись гусями. Утки делают петлю, гуси повторяют, утки снижаются — гуси тоже. Было забавно наблюдать данную картину. На наши манки ни утки, ни гуси не реагировали. Прошли стороной, высоко. Минут десять вновь тишина. От весеннего тепла и тишины клонило в сон. Молча, со спины налетела пара белолобых. Только шум от взмахов крыльев над нашими головами вернул нас в реальность. Они зависли над полукорпусными макетами гусей на вышине не более пятнадцати метров от земли. Александр сориентировался быстрее. Гремит выстрел. Приклад у плеча, ловлю на мушку крайнюю правую от меня птицу, плавно жму на курок. Гусь на какую-то долю секунды зависает в воздухе и тут же кубарем падает на землю. Пытаюсь поймать второго на мушку. Вот он. Опережение. Выстрел. Птица как то странно дернулась, но продолжила свой полет. Санек продолжает стрельбу, гремит второй выстрел, третий, четвертый. Гусь за это время поднялся высоко, но движения его скованные, что-то ему мешает. Гремит пятый выстрел, и птица кубарем летит вниз, падая на воду в низине и поднимая кучу водяных брызг. В центре низины на водяной глади, гусь в предсмертной агонии делает пару резких движений, и, распластав крылья, замирает. Нашей радости не было предела. Поздравляем друг друга со столь удачными выстрелами. Я в болотных сапогах, поэтому мне предстоит достать гуся с воды. Как был в маскхалате, с ружьем на плече, стал делать попытки добраться до птицы по заросшему кочкарниками болоту, и то, что я не снял с себя «лешего», стало для меня большой ошибкой. Полы маскхалата цепляются за кочкарник, в этот момент я пытался его перешагнуть, и во всей амуниции, теряя равновесие, падаю лицом вниз в воду. Тело обжигает холод воды. Ружье слетает с плеча, также падает в воду. Пытаюсь подняться, это действие удается мне с трудом. Белье все мокрое, поднимаю со дна болота ружье, выливаю из стволов воду. Беру гуся, подняв полы халата, двигаюсь на сушу, прочь из этой ледяной воды. Саня же, схватившись за живот, умирает со смеху. Обратный путь на землю занял у меня несколько секунд. Бросаю гуся и ружье на сушу, быстро скидываю маскхалат и сапоги. Холодно. Вылив из сапог воду, с Сашкой отжимаем маскхалат, куртку, штаны. Затем, переломив ружье, пытаюсь ртом выдуть воду из стволов.

Сижу в трусах и майке в низине рядом с болотом. Интересная картина получается. Вдруг со спины отчетливо прозвучал гусиный говор. Краем глаза замечаю, как Саня медленно присаживается. Его взгляд устремлен в небо. Понимаю, что летят родимые. Медленно два патрона с дробью N1 занимают свое место в стволах ружья. Занимаю позицию отдыхающей кошки, свернувшись калачиком. Маскхалат, находящийся рядом на земле, в долю секунды накрывает мое тело. Смотрю на Санька, тот распластавшись на земле, не открывает взгляд от небосклона.

— Ждем, ждем! — тихо шепчет друг. — Идут на нас!

Я замираю, сливаюсь с землей. Не вижу гусей, смотрю на товарища и жду его команды.

— Над нами, четыре штуки. Бьем! — прокричал товарищ.

Быстро поднимаемся с земли. Ровно над нами на высоте не более пятнадцати метров испуганно загомонили гуси. Саня стреляет первым. Выстрел, второй. Гуси продолжают полет и уверенно набирают высоту. Ловлю на мушку предпоследнего, затем проводка, взяв солидное опережение, плавно жму на курок. На какую — то долю секунды гусь замирает в воздухе, но продолжает полет. Слышны удары дроби по телу птицы. Стреляю по нему второй раз, но гусь не падает. Сашка продолжает обстрел, но птицы, учащенно маша крыльями, отдаляются от нас. Расстояние увеличивается. Сто метров, двести, триста. Переглядываемся с товарищем. Гуси делают полукруг и предпоследний гусь, по которому я произвел выстрелы, падает кубарем. Расстояние приличное и, выбрав ориентиры на поле, идем с Саней за гусем. Вроде бы упал сюда, но гуся в данном месте нет. Начинаем круговые движения по полю в поисках птицы. Вот он, красавец-белолобый, распластав крылья, лежит за комом земли. Четыре гуся за утреннюю зорьку!!! Наш второй выезд на гуся превзошел все ожидания. Идем к скрадку, снова занимаем оборону. Солнце уже давно в зените, прождав час, мы не видели больше не одной стаи. Массовый пролет гуся закончился.

Подходим к нашим профилям, начинаем фотосессию. По рации сообщаем друзьям, что на этом наша охота закончена. Собираем профиля, чучела. Москвичи тоже складывают профиля гусей в мешки и движутся в нашу сторону. Поделившись ношей с товарищами, медленно движемся в лагерь. Больше стай гусей не показалось даже на горизонте. Вот и лагерь. Отец уже здесь, всего один налет гуся на выстрел был у него, но в спешке ружье зацепилось за маскхалат, и выстрелы в угон стае гусей прогремели на предельном расстоянии. Быстро на газовой плитке разогреваем воду, затем пьем чай. Началась разделка тушек птиц. Затем сборы, погрузка вещей по машинам, и вот мы в пути домой!!! Прощайте поля, прощайте гуси, до следующего года!!!

Андрей Иванов, г. Мичуринск Тамбовской области.

5 комментариев: Охота на гуся...

  • Ребята, написал новый рассказ. Если редакция не откажет, ждите в ближайших номерах. В этот раз описал историю охоты на гуся в 2011 г.

  • Не откажет! Можете прислать файл со страницы Прислать материал. Если вы, конечно, о редакции Охота и природа Тамбовщины.

  • Письмом направил, наверно Вы уже получили давно. Да, редакцию Охота и природа Тамбовщины я и имел в виду.

  • Письмо пришло, спасибо. Опубликуем в одном из ближайших номеров.

  • Спасибо, Виктор!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


+ 3 = дeсять

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet