Особенности охоты на зайцев в России

ОХОТА С ГОНЧИМИ

Не вызывает сомнения, что охота с гончими является наиболее азартной и эмоциональной и поэтому так любима многими охотниками. В наши дни добыть зайца без собаки трудно, но главное, конечно, — гон, слушая который заядлые гончатники нередко смахивают слезу умиления, да и обычному охотнику послушать гон — одно удовольствие. Гончатник бывает безмерно счастлив и без трофея, когда его четвероногий друг показывает отличную работу. Рад гончатник и когда зайцев из-под его собаки берут друзья.

В нашей стране наиболее широко распространено две породы гончих: русская гончая и русская пегая гончая. Русская пегая гончая имеет более яркую и красивую окраску, благодаря чему ее невозможно спутать ни с бродячей собакой, ни с волком даже в сумерках. В остальном эти породы вполне равноценны.

 

ОХОТА С ГОНЧИМИ НА ЗАЙЦА-БЕЛЯКА

 

Главным и любимым объектом охоты с гончей является широко распространенный в нашей стране заяц-беляк. При охоте на беляка надо учитывать, что он, как и почти все наши дикие животные, ведет оседлый образ жизни и постоянно держится в избранном участке леса, бродя по нему во время жировки в пределах всего 1-2 км. Есть у беляка свои излюбленные «лазы», которыми ходят под гончими почти все зайцы данного района, есть у него также и любимые уголки для лежки. В сухую и теплую осень беляк держится и ложится ближе к ручьям и болотам, а в сырую предпочитает более высокие места. В дождливую погоду он ложится на открытых местах, например, на вырубках или полянах с редкими кустами и порослью древесных пород. В морозы уходит в чащу хвойных молодняков, а также в крупный хвойный лес, где особенно любит забираться под вершины больших давно упавших деревьев или под кучи хвороста.

Важной особенностью беляка является то, что поздней осенью, когда шкура его сильно белеет или уже побелела, а порош еще нет, он лежит чрезвычайно крепко и поднять его очень трудно. В это время он подпускает к себе на несколько шагов и не встает, хотя хорошо виден среди побуревшей опавшей листвы и увядших трав. Бывает, что гончая бегает всего в нескольких метрах от беляка, а он лежит, как будто не замечая собаку. Дело в том, что шкурка у зайца почти совсем не пахнет, так как в ней нет потовых желез. Они расположены на подошвах заячьих лап и именно поэтому собака чует след, а сидящего зайца с прижатыми к земле лапками никто не чует. Обычно беляк лежит и таится крепче в теплую погоду и, наоборот, в мороз выскакивает, не подпуская к себе близко гончую или охотника.

Заяц, как известно, животное преимущественно ночное. С рассветом он заканчивает жировку, разыскивает себе укромное местечко и затаивается там на отдых. Поэтому, отправляясь на охоту с гончими по зайцам, следует выходить из дому как можно раньше, чтобы уже с первыми проблесками дня быть на месте охоты. В этом случае собаки гораздо скорее разыщут зайца, перехватывая его еще горячий след с жировки.

Самая лучшая погода для охоты с гончими — безветренная, пасмурная, прохладная, но без заморозка. Собаки лучше всего работают по влажной почве, а также в оттепель, по тающему неглубокому снегу. Если мороз превышает 7 градусов, то гончие работают плохо, быстро скалываются, гонят урывками. В сильный мороз «стынет след», как говорят охотники.

Хороша и красива охота с гончими по первым порошам. Пороша наглядно учит молодого охотника всей премудрости этой охоты; словно на чертеже она дает четкую картину поведения зайца под гончими и яснее всякой карты указывает на наиболее верные заячьи лазы.

Охота на зайцев с гончими производится следующим образом. Утром охотник берет на сворку гончих и отправляется в те места, где по его предположению держатся зайцы. Дойдя до такого места (обычно опушки леса, кустарников), охотник спускает собак и идет за ними. Если охотников несколько, то все они, образовав широкую цепь, должны, не торопясь, следовать за собаками, покрикивая и посвистывая, чтобы скорее поднять зайца, что поможет собакам перехватить его свежий след.

Взбуженный беляк предпочитает бежать лесом, из которого выходит в редких случаях, а поляны пробегает в наиболее узкой их части. Обыкновенно поднятый беляк делает сравнительно небольшой первый круг, описав который, приблизительно возвращается к месту своей лежки; затем дает второй круг, значительно обширнее первого, и, закончив его, идет уже более широко и прихотливо, так что на дальнейший гон особых правил установить нельзя. Иногда после второго круга беляк дробит свой след на несколько мелких в разных местах кругов, иногда чуть не напрямик далеко уводит собак, иногда несколько раз возвращается к лежке. Охотнику надо стремиться перехватить зайца и стрелять его на первом кругу, в крайнем случае — на втором.

Оторвавшись от собак, заяц петляет и сдваивает свой след, а затем большим прыжком скидывается в сторону. В результате собаки скалываются. Однако опытные гонцы не теряются. Рыская вокруг места скола, они мало-помалу разбираются в следах, вновь наседают на косого. Беляк снова делает круг за кругом, время от времени вновь сбивает гончих, запутав след и сумев залечь; гончие опять работают на сколе и выставляют зверя на новые круги. Пока беляк не добыт, его круги делаются все меньше и меньше; очевидно силы ему изменяют, и он начинает западать при каждом удобном случае.

Помимо петель, двоек, троек и скидок беляк, чтобы избавиться от гончей, использует иногда еще одну хитрость. Косой старается вывести собаку на свою ночную жировку, чтобы там обмануть ее. Если ему это не удается, он уводит собаку дальше и обязательно приведет к своему соседу, то есть на жировку ближайшего зайца, стремясь на ней сбить собаку с толку. Если гончая вязкая и чутьистая, такой зайчишка может за несколько часов гона «сдать» почти всех своих соседей, что, бесспорно, облегчит дальнейшую охоту в данной местности.

Задача охотника заключается в том, чтобы, ориентируясь по звукам гона, встать на такой лаз, по которому вероятнее всего пройдет поднятый гончими заяц, и встретить его выстрелом. Только не нужно постоянно перебегать с места на место, от этого дело нисколько не выиграет. Человеку же, вообще мало знакомому с охотой по зайцам с гончими, следует рекомендовать всегда становиться на такие места, по которым гонный заяц уже однажды прошел, а если охота проводится по чернотропу, то неопытному охотнику можно посоветовать держаться поближе к хозяину гончих и не терять его из виду. На лазу следует стоять неподвижно, на фоне куста или дерева. Заяц видит слабовато и легко может выскочить на охотника, но малейшие движения замечает, шорох слышит и сразу же сворачивает в сторону.

Если охотник перевидит зайца, следует тотчас же наманить на его след собак. Для этого обычно кричат: «Вот-вот-вот ...» Но это надо делать только в том случае, когда охотник убежден, что он перевидел именно того зайца, по которому гонят собаки и когда собаки его стеряли и смолкли. Наманивать собак на след перевиденного зайца, когда они надежно ведут по-другому, нельзя ни в коем случае.

Изредка попадаются беляки, не подчиняющиеся своим заячьим законам хода под гончими. Это выражается в том, что они форсируют небольшие ручьи и речки, на берегах которых гончие теряют заячий след. А там, где на зайцев охотятся особенно часто, они перестают бегать по кругу и уходят далеко по прямой.

По зайцам можно охотиться и с одной гончей, и со смычком их и, наконец, с целой стаей. Разумеется, охота со стаей гончих более интересна и добычлива, чем охота с одним гончаком или даже со смычком.

Стрелять в лесу далеко не приходится, крупнее пятерки-четверки дробь для осеннего беляка не требуется.

Гололедица, т.е. довольно сильный мороз по еще черной тропе, сковывающий землю и лужи, — самая неблагоприятная погода для охоты с гончими: собаки очень скоро режут себе лапы, да и постоянно сбиваются со следа. Разумеется, не благоприятствует охоте с гончими и глубокий снег, по которому собакам приходится скорее «плыть», чем идти. Заяц в этом случае, как более легкий по весу и более приспособленный для передвижения по рыхлой снежной массе, обычно далеко уходит от собак, которые быстро выбиваются из сил.

 

ОХОТА С ГОНЧИМИ НА ЗАЙЦА-РУСАКА

 

Если заяц-беляк преимущественно житель сплошных лесов, то заяц-русак предпочитает поля и перелески. В начале осени русак держится около полей, залегая неподалеку от опушек, в озимых по межам и т.д. По мере наступления холодов и выпадения снега русак все более и более приближается к жилью, кормясь преимущественно на озимых, огородах, в садах, около гумен и залегая на день где-нибудь поблизости от них. Некоторые русаки, в особенности там, где их мало тревожат, настолько смелеют, что располагаются на дневной отдых под гумном или ригой, у деревенских бань, под огородными заборами и т.д.

В степных местах охота с гончей на русака почти не производится, здесь его добывают с борзыми или выслеживанием по снегу. Наибольшее количество русаков добывается с гончими в лесостепной полосе.

Ход русака под гончей отличается большей простотой и широтой, чем ход беляка. Западает он реже. Русак делает большие круги и никогда не петляет так, как беляк, поэтому гон по русаку для гончей легче: он проходит гораздо ровнее, но до тех пор, пока заяц не станет на дорогу. Именно в частом использовании русаком дорог и состоит трудность работы гончей по этому зверю. В тех местах, где дорог много, гонный русак часто переходит с одной дороги на другую и, если дороги торные, то заяц заставляет собаку терять след, ведь его запах слабеет и глушится среди запахов большой дороги.

Вся обстановка и все условия работы гончей по русаку требуют от нее особенно сильного чутья, а когда его не хватает, большое значение приобретает помощь собаке со стороны охотника. В открытой местности он далеко видит, где и как идет русак, и имеет возможность поставить собаку на скидку зверя с дороги гораздо быстрее, чем она сама разберется. Тут необходимо, чтобы гончая была особенно назывиста и со всех ног подваливала на наклик охотника или назыв к свежему следу.

Один из излюбленных трюков русака — после подъема пройти следом стада домашних животных и этим запутать свой след. Собаки со слабым чутьем, действительно, дойдя до следов стада, теряют след зайца, и русак благополучно от них отделывается. Для русака нужны более чутьистые и паратые гончие, чем для беляка.

В наст — если он хорошо выдерживает зайца — русак держится полей. Охота на него в эту пору с гончими вовсе невозможна, так как собаки быстро режут себе лапы о корку наста. Охота с гончей на русака становится почти невозможной и сильно снежной зимой с рыхлым глубоким снегом и плотно укатанными дорогами. В это время русаки норовят ходить только дорогами и, скинувшись, залегают недалеко, чтобы, пропустив растерявшуюся собаку, выскочить сзади нее на эту же дорогу и вернуться к месту подъема.

Помимо всего прочего охотнику следует знать и учитывать индивидуальные свойства гончей, в частности, ее отношение к стреляному зайцу. Обычно убитый заяц собаку не интересует. В связи с этим вспоминается случай, который произошел на самой заре моей охотничьей «карьеры» в Шнаевском охотничьем хозяйстве под Пензой. Я был на базе один, но вечером туда приехали еще два незнакомых мне охотника, и утром мы вместе с егерем Николаем отправились в лес. Вскоре собака подняла и погнала зайца. Подождав, пока гон удалится, я постарался подойти поближе к тому месту, откуда он начался, и оказался на краю небольшой поляны. Через некоторое время гон стал приближаться, все слышнее и отчетливее голос собаки, ее «ай-йа-ай» все ближе и ближе. А вот и заяц скачет по краю поляны. Стреляю и с отчаяньем вижу, как заяц прыгнул в густые кусты и пропал. Второй раз выстрелить не успел. Подбежала с голосом собака, сунулась по следу зайца в кусты, но через несколько секунд замолчала и вернулась обратно на поляну. Я, чуть не плача, кричу ей во все горло «вот! вот! вот!», показывая на след зайца, а она крутится около меня и не думает идти по следу. Подошли охотники, более опытные, не в пример мне, и сразу поняли, в чем дело. Ты, говорят, пройди по следу. Через несколько минут я уже вылезал из кустов радостный и счастливый с зайцем в руках, которого нашел метрах в двадцати от поляны. Правда, радость мою разделил только Николай, лица охотников были какие-то скучные. Возможно, они предчувствовали, что больше добычи в тот день не будет.

Но бывают и другие гончие. Вот еще один случай из моей охотничьей практики, который произошел тоже под Пензой. Молодая собака быстро скололась. Пытаясь выправить скол, егерь обнаруживает свежий след зайца, который заканчивается в куче хвороста. Нет никаких сомнений, что заяц там. Первым делом егерь подозвал собаку и взял ее на поводок, а затем предложил мне выгнать и стрелять зайца, что я и сделал. Заяц выскочил буквально у меня из-под ног, и стрелял я его дуплетом в упор — не хватило ни выдержки, ни опыта отпустить подальше. Егерь, видя, что заяц после моих выстрелов мчится во весь дух, спустил гончую, и та, взревев по зрячему, бросилась за ним. Но через несколько минут гон прекратился. Сейчас мне ясно, что надо было немедленно бежать по следу, но тогда мы предположили, будто собака скололась, вот-вот распутает заячьи петли, и все ждали возобновления гона. И дождались... Собака, не чувствуя за собой никакой вины, явилась с раздувшимся, как у овцы, животом и окровавленной пастью. Стало очевидно, что зайца мой заряд все-таки зацепил, и поэтому собака его догнала и сожрала целиком.

Конечно, не следовало сразу стрелять зайца, а надо было дать возможность гончей поработать с ним и послушать гон, но тогда я до этого еще не дорос.

В последующем я всегда шел по следу стреляного зайца, если гончая вскоре возвращалась, и бежал по нему, если гон прекращался, а гончая не торопилась вернуться. В результате случалось и находить брошенного гончей зайца, и отнимать косого, которого уже терзала собака.

Охота с гончими заканчивается с наступлением холодов и выпадением глубокого снега.

 

ОХОТА НАГОНОМ

 

Охота на зайцев нагоном практикуется осенью и ранней зимой, главным образом, на беляков, а в разгар зимы — преимущественно на русаков. Охота нагоном на беляков обычно проводится одним охотником и двумя загонщиками. Вооруженные палками, трещотками и колотушками загонщики идут вдоль какого-либо болота или иного излюбленного беляками места, покрикивая, постукивая палками о деревья, колотя в кол оптики и т.д. Охотник идет вдоль этого же места, но стороной и отстав шагов на тридцать-сорок от линии загонщиков. Передвигаться охотник должен по возможности бесшумно, стараясь ничем не выдавать своего присутствия в лесу. Потревоженный заяц любит бежать из болота или иной низины на суходол, по которому идет охотник, и таким образом попадает под выстрел. Следует иметь в виду, что заяц при всех обстоятельствах охотно идет в гору, пересекая ее по диагонали.

Особенно удачной бывает такая охота по чернотропу в мороз, когда лужи затянулись льдом, и треск раздается по лесу от каждого шага человека. В так-то погоду беляк лежит начеку и снимается с лежки немедленно, как только заслышит приближение человека.

С выпадением глубоких снегов охота на беляков нагоном постепенно сходит на нет, так как передвижение по снегу в лесу для загонщиков и для стрелков становится затруднительным. Помимо этого, беляк в эту пору лежит относительно крепко, да и ходит почти всегда чащей, скрытый от глаза охотника заваленным снегом подлеском. Вследствие этого, при глубоком снеге охота нагоном становится очень трудной и малодобычливой. Впрочем, еще можно иногда довольно удачно пострелять беляков нагоном, если в округе имеются лесные дороги, поросшие по сторонам крепкой чащей. Беляк любит залегать зимою близ лесных дорог, по которым возят сено и на которых он жирует ночью, подбирая натрушенное сено и даже откапывая его из-под снега. Потревоженный загонщиками заяц обыкновенно выскакивает на дорогу, считая ее безлюдной, и попадает под выстрел.

Охота на русаков нагоном производится с выпадением глубоких снегов, когда зайцы жируют и держатся преимущественно невдалеке от жилья. В эту пору тропить русаков становится очень трудно, так как лыжи, без которых передвижение по глубокому снегу невозможно, сильно мешают подходу к зайцу на лежке. Вследствие этого, охотник отправляется на охоту не один, а с двумя или тремя загонщиками — все на лыжах. Найдя свежий малик русака, охотник идет по нему в сопровождении загонщиков вплоть до первой скидки или петли, а затем обкладывает зверя, т. е. делает круг около того места, где вероятнее всего залег заяц. Круг этот следует делать диаметром не менее 500-600 шагов, причем очень важно оставлять внутри круга все те места, около которых русаки любят устраиваться на день (кустики, камни, снежные наметы и т.п.). Обойдя круг и не найдя выходного следа русака, охотник становится на входном следе зайца. Загонщики немедленно отправляются, соблюдая полную тишину, на противоположную сторону, где расходятся цепью и начинают загон. Взбуженный заяц обязательно пройдет где-либо невдалеке около своей петли или сметки и, таким образом, не минует выстрела. Если охотник промахнулся по русаку или же он вовсе ушел без выстрела, можно обойти его вторично, хотя это и будет несколько труднее и отнимет больше времени. На охоте нагоном, в особенности на сравнительно чистых местах, очень важно становиться на номер за каким-либо прикрытием. Неплохо надевать одежду и шапку белого цвета. На номере следует стоять тихо и как можно меньше шевелиться.

 

ОХОТА С ПОДХОДА

 

Охоту с подхода охотники называют еще «самотопом» или «из-под себя». Этот способ привлекателен тем, что не требует ни собак, ни загонщиков, ни хорошей пороши. Обычно такая охота проводится по чернотропу или после того, как очень долго не было пороши, в результате чего бесконечное переплетение старых и свежих маликов мешает вытропить зверька. Для этой охоты необходимы три условия: относительное обилие зайцев в сравнительно открытых угодьях, знание мест, где они любят ложиться на дневку, и крепкие ноги охотника.

Принцип охоты с подхода прост: обходя участки, где наиболее вероятны заячьи лежки, охотник старается поднять зайца и сделать по нему выстрел. При этом далеко не всегда удается поднять зайца на открытом месте, где его удобно стрелять. Чаще зайцы поднимаются в различных зарослях, порой в самых неожиданных местах.

Там, где зайцев мало, охота с подхода превращается в безнадежное скитание по полям, лугам и лесным вырубкам, когда проходят часы, остаются позади километры, а зайца все нет, и надежда поднять его постепенно угасает. В местах с ограниченным обзором (в лесу, кустарниках, бурьянах), даже если зайцев и много, дело обстоит не лучше: охотник просто не замечает осторожно встающих с лежки и скрытно удирающих зверьков и также может весь день проходить без выстрела.

Зайцы на дневной отдых ложатся не всюду, а устраиваются там, где сами они будут надежно укрыты, а приближение опасности легко заметить. Заросшие бурьяном бровки канав среди полей, оставшиеся после вспашки «огрехи», то есть не тронутые плугом участки у крупных камней, возле телеграфных столбов или опор высоковольтных линий, отдельные кусты, а на вырубках кучи хвороста и вершины от срубленных деревьев — вот те местечки, которые ими предпочитаются. Но конечно же не в каждом таком укрытии лежит заяц. Десятки и сотни их пусты, и только в каких-то отдельных из них таятся те, кого охотник так страстно мечтает найти.

Для охоты с подхода наиболее благоприятна погода, в которую зайцы охотно покидают свои убежища, а не вылеживают в них до той минуты, когда охотник чуть ли не наступает на них сапогом. Легче поднять зайца при заморозке, а вот при сырой, теплой и ветреной погоде заяц лежит очень плотно.

С подхода можно охотиться и вдвоем, что повышает вероятность добычи, так как заяц, поднятый одним охотником, часто набегает на другого.

Объектом охоты с подхода чаще всего является русак — постоянный обитатель более или менее открытых угодий. На больших свежих вырубках, где молодая поросль еще не загустела, точно так же можно пострелять и по беляку.

Владислав Окунь. Журнал «Охота».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


двa + = 11

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>