«Основные требования от охотничьего закона»

“Наша охота”. Двухнедельный журнал. N2 январь 1915 г.

Прежде, нежели приступать к постатейному рассмотрению законопроекта, небесполезно вкратце указать ту основную точку зрения, с которой я смотрю на охотничий закон вообще и с которой, следовательно, разбираю настоящий проект.

Дичь, т.е. животные, служащие объектами охоты, как и все остальное не прирученное и не находящееся в огороженных парках и зверинцах животное население страны, есть национальное достояние, одна из составных частей народного богатства. Одни из этих животных имеют или могут иметь прямую рыночную ценность, другие приносят хотя и трудно учитываемую, но явную материальную пользу (грачи и луни на пашне, вороны и коршуны на бойне), третьи, наконец, представляют эстетическую ценность (певчие птицы, аисты в селениях, даже крупные хищники, пока они многочисленностью не нарушают равновесие природы). Поэтому государство не только в праве, но и обязано охранять это достояние для блага будущих поколений и принимать для этого все необходимые меры, даже и самые суровые и стеснительные, если это действительно нужно. С другой стороны, охота есть не только глубоко коренящаяся в душе человека и труднопобедимая страсть, и притом страсть благородная, не эгоистичная, не только не разрушающая благосостояние экономического, физического и нравственного, но зачастую и могущественно отвлекающая человека от вина, карт, разврата, — это есть и занятие здоровое для души и тела, закаляющее их, сближающее с природой и во всех отношениях полезное, а на площади доброй половины Империи являющееся и главным, а часто и единственным источником пропитания и заработка.

При огромных пространствах России, мало тронутых культурой, — при вошедшей в пословицу бедности даже средних слоев ее населения, — при климате, мало способствующем жизни на воздухе и разного рода физическому спорту, — при славянской склонности к унынию и неподвижности, — при распространенности карт и вина во всех слоях населения, — при крайней продовольственной необеспеченности промысловой, неземледельческой полосы, — задача охотничьего закона не в том, чтобы здоровое и бодрящее занятие охотой сделать забавой, доступной лишь самым богатым слоям общества, отстранив от нее те обширные слои, которые, быть может, гораздо больше нуждаются в таком занятии, — но в том, чтобы упорядочить это занятие, уничтожить элемент хищничества и тем оградить охотничьи и промысловые богатства страны от истощения без нарушения законных жизненных интересов промыслового населения.

Другими словами, усиленное охранение дичи от истребления, безусловно, необходимо, но, дабы оно в интересах будущих поколений не обращалось в нарушение интересов поколений живущих, это охранение должно и вполне может строиться на строго объективном фундаменте, на ограничениях сроков, и способов (собирание яиц, сети и т.п.), и объектов (матки, молодежь) охот, — словом, на основаниях справедливых и равных для всех, но отнюдь не на искусственном уменьшении числа охотников.

Охранять дичь для охотников путем, так сказать, уничтожения, хотя бы частичного, самих охотников, путем исключения из их числа всех малоземельных и — малоимущих лиц, — явилось бы таким самопротиворечием, на почве которого трудно было бы ждать добрых плодов.

Такова моя основная точка зрения на охотничий закон с теоретической, принципиальной стороны. Но в вопросах законодательства отнюдь не меньшую важность имеет и сторона практическая. Человеку в поле во время бури досчатый простой сарайчик много дороже прекрасного плана роскошного дворца. И если план дворца, остающегося только на бумаге, есть вещь всего лишь бесполезная в поле, то закон, остающийся только на бумаге, не использующийся, — есть публичная наглядная проповедь беспорядка и анархии. Совершенно то же относится и к отдельным постановлениям разных законов. Поставьте рядом с разумными и полезными статьями закона такую статью, которая, по чрезмерной ли стеснительности, по невозможности контроля или по другим каким-либо причинам будет вызывать частые нарушения; и, несомненно, привычка нарушать некоторые правила данного закона легко распространится и на другие. В такой стране, как Россия, с ее еще мало культурным и во всех слоях народа слишком мало еще дисциплинированным населением, и в такие времена, как настоящее, времена мутного брожения и усиленного перестроения, как старинных основ быта, так и нынешних его государственных форм, особенно важно проектировать законы, особенно законы ограничительные, каким необходимо должен быть охотничий закон, так, чтобы они заключали в себе лишь постановления простые, ясные, общепонятные и притом действительно необходимые. Все лишнее, сомнительное, спорное — должно безжалостно вычеркиваться, дабы не затруднять и не осложнять собою надзора за соблюдением существенных и необходимых частей закона.

И это основное требование простоты, понятности и необходимости постановлений закона с совершенно особенною строгостью должно применяться именно к охотничьему закону. Ведь охотничий закон обращается по существу дела более к провинции, чем к столицам, более к деревне, чем к городам. Он простирает свои запреты на простор полей, в глубь лесов и болот. И если на огромных, редко населенных пространствах нашей родины всякий закон трудно охранять при пассивном равнодушии, а то и глухом противодействии широких слоев населения, то о действительном проведении охотничьего закона в жизнь, об успешной защите его от лесной глуши смешно и мечтать, если не обеспечить ему деятельного сочувствия, активной поддержки большинства живых охотничьих сил на местах.

А для этого и нужно: тщательно отделить стеснения безусловно необходимые для достижения единственной цели охотничьего закона (охрана дичи), от таких, без коих можно обойтись; серьезно считаться с историей вопроса (хотя бы и плохой, т.к. у нас, к сожалению, история охотничьего закона заключается в фактическом его несуществовании), избегая по возможности резких скачков и переломов; и помимо всего и поверх всего остального, безусловно, щадить ясно выраженное чувство справедливости и вообще этические понятия значительной части тех самых местных охотничьих сил, деятельная поддержка которых составляет непременное условие самого существования охотничьего закона на практике.

С точки зрения этих-то понятных и несложных принципиальных и практических условий жизненности я и рассматриваю далее охотничий законопроект в порядке его статей. Номера статей я выставляю согласно проекту правил об охоте в редакции междуведомственного совещания, но в скобках означаю и номера проекта закона об охоте, выработанного Особой Комиссией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− тpи = 3

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet