Один день охотника-волчатника

Руководитель специализированного отряда по охране охотничьих животных Ямало-Ненецкого округа Андрей Бородин в своем скромном рабочем кабинете размышлял над телефонным разговором, который у него только что состоялся с начальником Управления. Звонивший с явным укором напомнил Бородину, что на территории подведомственного ему охотничьего хозяйства вот уже около двух месяцев стадо диких оленей преследуют волки (дерзкая стая), регулярно нападая на животных; количество жертв исчисляется десятками... Управление обратилось к газовикам с просьбой и добилось от них обещания выделить в ближайшие дни на пару часов вертолет для борьбы с хищниками. От него, Бородина, требовалось срочно подготовить для выполнения этой важной задачи пару охотников-волчатников.

Перебирая мысленно всех своих охотников, Андрей остановил выбор на Федоре Харичи и Семене Вэлла — у того и другого за плечами солидный опыт охоты на волков, и тот и другой — ханты, для обоих охота — их профессия, их призвание, их любимое дело. Бородин с посыльным отправил им записки с указанием подготовиться к «операции» и ждать прибытия вертолета.

Вертолет прилетел на следующий день. Хрустальная тишина раннего морозного утра была взорвана грохотом винтокрылой машины. На борт поднялся лишь один охотник — Федор Харичи. Второй — Семен Вэлла накануне вечером неожиданно заболел. Пилоты торопились: на замену охотника другим времени не было.

— Управлюсь один, — уверенно сказал Федор, — поднимайте свою машину-птицу, поехали работать, однако, — поудобнее устроился в салоне у иллюминатора, бережно держа перед собой зачехленное ружье и поправляя патронташ с патронами и закрепленным на нем охотничьим ножом в чехле.

Найти стадо диких оленей по ориентировочным координатам оказалось делом несложным. Разгребая ногами снег, олени самозабвенно трудились, добывая ягель посреди огромной поляны (или сухого болота), защищенной со всех сторон от пронизывающих ветров лесом. При появлении вертолета они заметались, скучились, стали убегать... Пилот резко сменил курс, отвел машину на такое расстояние, которое освободило оленей от паники и страха. Нужно было как можно быстрее обнаружить волков, которые, как правило, располагаются в двухстах-трехстах метрах от оленей, отрезать хищников, не позволить им смешаться с оленями и таким образом защититься, спасти себя от охотников.

Уже второй круг совершал вертолет над поляной. Федор Харичи напряженно, до боли в глазах, всматривался в панораму местности, но обнаружить хищников пока не мог. Красноречивым жестом руки он приказал пилоту снизить высоту. Вдруг его внимание задержалось на небольшом, невысоком холме, сплошь заросшем кустарником, чахлыми березками, покрытом множеством кочек. Между кочками лежали волки. Их было пять. Федор указал пилоту на этот холм; пилот тоже заметил хищников, еще снизил высоту, сделал крутой разворот и повел машину так, чтобы принудить волчью стаю бежать в сторону, противоположную от оленей. И ему это удалось.

Сначала волки бежали цепочкой, след в след, ведомые вожаком, матерым, но по мере того, как быстро сокращалась дистанция между ними и вертолетом, бег их становился хаотичным, дезорганизованным. Обгоняя друг друга, всецело находясь во власти страха, они то и дело оглядывались назад; присев на задние лапы, оскалив зубы, передохнув две-три секунды, вновь устремлялись вперед — туда, где на горизонте маячил спасительный лес. Но их силы были на исходе...

Федор прекрасно понимал, что разделаться с волками он должен до того, как они добегут до леса. А лес близко... надо торопиться. Когда вертолет настиг заднего зверя и на одно мгновение завис над ним, Федор взял его на мушку, привычно прикинул упреждение — и выстрелил. Звук выстрела подхлестнул хищников, они побежали еще быстрее, а некоторые свернули с прямого курса в сторону. Пилот догонял каждого волка, зависал над ним, а Федор исправно делал свое дело. Первый волк был убит одним выстрелом, на следующих трех пришлось потратить по два патрона. Оставалось уничтожить последнего (он бежал первым), пятого — вожака стаи, матерого. А лес неумолимо приближался... Матерый мог уйти. Пилот вел машину на предельно высокой скорости. Метрах в ста от опушки леса вертолет настиг вожака стаи, пилот сбросил скорость, хотел зависнуть, но матерый проявил хитрость, ловко рванулся в сторону от прямого курса, вышел из сектора прицельной стрельбы. Понимая, что это последний шанс, что волк сейчас уйдет под защиту леса, Федор поспешно произвел два выстрела. Заметил, что после второго выстрела матерый сбился с ритма бега, приостановился, как-то неестественно закрутился на месте, словно его что-то удерживало, мешало его дальнейшему бегу, — но это длилось всего одну-две секунды, после чего матерый вновь устремился к лесу, поджав хвост и скаля зубы. Во избежание столкновения с верхушками деревьев пилот вынужден был повернуть рычаг набора высоты — и Федор уже не смог в третий раз выстрелить по матерому.

Что матерый был ранен (и скорее всего — серьезно), сомнений не было. Но сам по себе этот факт не мог успокоить Федора: гордость известного в округе охотника-волчатника не позволяла ему смириться с тем, что стая уничтожена не полностью, что остался живым вожак.

Федор попросил пилота посадить машину. В поисках подходящего для посадки участка они покружились над поляной, нашли небольшую возвышенность, продуваемую ветрами со всех сторон, приземлились. Договорились, что Федор остается здесь, собирает тела убитых четырех волков, затем преследует на лыжах раненого матерого, добивает его, возвращается на эту возвышенность и ожидает вертолет. Пилот пообещал, что в течение оставшегося дня он выполнит другие задания, а часам к пятнадцати-шестнадцати подлетит сюда и подберет Федора с его охотничьими трофеями. Вертолет взмыл вверх и быстро удалился.

Для того, чтобы найти тела убитых волков и подтащить их на возвышенность, к месту приземления вертолета, потребовалось около часа. Федор работал без передышки, экономил время: ему очень хотелось скорее начать преследование раненного вожака стаи. Встав на лыжи (самодельные, легкие, широкие, с загнутыми концами), он пошел туда, где, примерно, матерый вскочил в лес. След волка нашел быстро. По следу были обильно разбросаны крупные пятна крови. Местами, где зверь, вероятно, останавливался, крови было еще больше. Безукоризненная белизна снега лишь подчеркивала, усиливала контрастность двух цветов — алого и белого.

«Зацепил я его изрядно, однако», — подумал охотник и ускорил шаг. Вскоре лес изменился, как-то посветлел, старые сосны и лиственницы стали встречаться реже, на смену им молодняк заполонил окружающее пространство, густо разрастаясь отдельными участками, окаймленными зарослями тальника. След вел к одному из таких участков густого молодняка.

«Вожак здесь, в этом молодняке», — решил охотник и снял ружье с предохранителя. Теперь он двигался по следу особенно осторожно, внимательно разглядывая каждый куст, каждое дерево на пути, каждую кочку, каждую лощинку-впадинку. На всякий «пожарный» случай расстегнул и сдвинул для удобства пользования наперед чехол с охотничьим ножом... Судя по отпечаткам лап, зверь в этом месте сменил бег на шаг; пятна крови стали крупнее, их стало больше — это косвенно подтверждало, что раненный зверь выбился из сил и где-нибудь поблизости залег, приготовился к встрече с преследователем.

«Где ты прячешься, матерый? — размышлял Федор, — хочешь напасть на меня внезапно? Выходи-ка лучше, друг ты мой ситный, из своей засады — давай встретимся в честном бою, лицом к лицу, глаза в глаза... Ты боишься моего ружья? А я боюсь твоих клыков...»

Хотел охотник встретиться с матерым в честном бою. Но зверь поступил по-своему, по-звериному: он молнией выскочил из-за разлапистой сосенки, за которой укрывался, и бросился на преследователя. Как ни старался Федор избежать внезапности, как ни соблюдал, казалось бы, все меры осторожности, — матерый перехитрил его. На то он и волк, тем более — вожак стаи, матерый... Нет, не успел Федор сделать прицельного выстрела. Все произошло в считанные доли секунды. Все свои сохранившиеся силы, всю свою звериную ярость, мускульную энергию матерый вложил в этот свой последний в жизни прыжок. Мощной грудью в прыжке он сбил с ног охотника, его железные челюсти сомкнулись на цевье ружья. Инстинктивно Федор выставил вперед локоть левой руки, чтобы защитить от волчьих клыков самое уязвимое на теле место в этой ситуации — шею. Правой рукой выхватил из чехла охотничий нож. Наверное, жизненный опыт подсказывал матерому: опасен не столько сам по себе человек, сколько то оружие, которое он носит при себе, которое извергает страшный огонь, которое ранит, убивает... Вот почему матерый так неоправданно долго держал в сомкнутых челюстях ружье — столь долго, что этого времени хватило Федору на то, чтобы нанести матерому несколько ударов ножом, один из которых оказался смертельным. Остановилось сердце вожака волчьей стаи — и только тогда разжались его железные челюсти, выпало ружье. Матерый был уже мертв, но глаза его, как глаза живого, смотрели на охотника с ярой ненавистью и укоризной, излучали огонь бескомпромиссной борьбы. Федор заглянул в глубину этих непотухающих глаз матерого — и невольно вздрогнул, отвернулся, не выдержал этого ужасного взгляда.

«Не простое это дело, однако, когда на узкой лесной тропе встречаются охотник и волк — лицом к лицу, глаза в глаза...», — подвел итог проделанной работе охотник-волчатник Федор Харичи.

Вертолет прилетел, как было условлено, в пятнадцать часов. Увидев на снегу пять убитых хищников, пилот загорелся любопытством и набросился на Федора с вопросами, но смертельно усталый, мрачный вид охотника в одежде, густо испачканной кровью, охладил его пыл, заставил умолкнуть на полуслове. Он лишь как-то виновато промолвил: «Понимаю, понимаю... Поединок был нелегким».

Митин Ю.Д. Альманах «Охотничьи просторы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


шecть × 4 =

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet