О стрельбе медведей

О том, куда стрелять медведей — под лопатку или в голову, мнения охотников расходятся. Сторонники первого мнения утверждают, что попасть под лопатку легче, в голову трудней, что по голове пуля может скользнуть, не причинив разрушений, и что поэтому следует стрелять под лопатку.

Сторонники второго мнения возражают на это тем указанием, что выстрелом под лопатку остановить зверя на месте не всегда удается, не нарушив целости сердца, а сердце и мозг по величине мало отличаются друг от друга и потому трудность убить зверя в обоих случаях одинакова. Конечно, и мозг и сердце по величине близки друг к другу, но условия их разрушения неодинаковы. При поражении головы за пределом лицевых костей, особенно экспрессной пулей, неизбежно разрушается мозг, чем вызывается мгновенная смерть или при легком частичном разрушении паралич.

При стрельбе же под лопатку не всегда заденешь сердце. Но и задев его в тот момент, когда оно не наполнено кровью, пуля может скользнуть по его поверхности и не разорвать его плотной эластичной ткани. Однако попасть в грудную полость легче, т.к. объем ее значителен, а бок зверя представляет собою ту часть тела, которая при его движении является в отдельности наименее подвижной. Поэтому вести его на мушке легче, чем голову, которая при ходе зверя меняет свое положение и в горизонтальной и в вертикальной плоскостях.

Проникшая в грудную клетку экспрессная пуля разрывается обычно на мелкие части и может осколком весьма серьезно ранить сердце, даже не попав в него основной массой. Но дело в том, что ранение сердца не всегда гарантирует остановку зверя на месте, а в такой остановке заинтересован охотник по двум соображениям.

Во-первых, на общественных охотах зверь достается обычно тому, кто остановил его на своем номере.

Поэтому, если тяжело раненный зверь дошел до другого номера и по нем дан был там выстрел, право на завладение зверем принадлежит последнему из стрелявших. Этот часто применяемый обычай вводится в целях карательных за небрежный выстрел.

Во-вторых, раненый и не утративший способности к передвижению медведь может быть опасен для охотника.

В моей личной практике было два случая, подтверждающих нецелесообразность стрельбы по грудной клетке даже из экспресса калибра 577.

Первый случай относится к октябрю 1910 года, когда в селе Дугино Сычевского уезда Смоленской губ. я убил рогача даниэль.

Пуля, пущенная с расстояния до 150 шагов, прошла за лопатку в грудную полость. Зверь свалился на месте, но пытался подняться. Его приколол небезызвестный в охотничьей литературе Н.А. Гофмейстер.

По вскрытии оказалось, что пуля, весом около семи золотников, разорвалась в мелкие осколки, обратив внутренности в кашу и перебив аорту. Донышко ее, в два слишком золотника, сломало два ребра и задержалось под кожей с противоположной стороны.

При таких условиях медведь, я полагаю, собрал бы силы посчитаться с охотником.

Другой случай имел место 7 января 1911 года в сельце Боярщина Поречского уезда Смоленской губернии.

Был обложен прорвавший накануне облаву медведь. Я торопился занять последний номер и по глубокому снегу переходил открытую поляну, когда раздался крик загонщиков по зрячему.

Медведь, окруженный облаком снега, как бомба, понесся между мною и местным охотником П.А. Гедеоновым, но ближе ко мне.

Гедеонов выстрелил, медведь рявкнул и, приложив уши, бросился на штык ко мне, стоявшему без всякого прикрытия выше колена в снегу.

Я взял на мушку шею и пустил пулю левей правого плеча в грудную полость.

Медведь задел меня плечом, я сел в снег и выстрелил в угон.

Его вскрыл тоже знакомый читающим охотникам доктор Иозефович.

При вскрытии оказалось, что медведь поражен тремя пулями. Первая пуля Жакана, пущенная из садочного ружья Гедеоновым, попала в плечо и застряла в мышечной ткани, не раздробив сочленения. Одна моя экспрессная пуля проникла в грудную полость, разорвалась, обратив легкие в сплошную массу, одним осколком задела сердце, причинив ему ссадину и кровоподтек, а другим зацепила, но не разрушила позвонок. О действии третьей пули, попавшей в бедро, уже сказано.

Этот медведь не тронул меня только благодаря своему испугу.

Итак, ранение органов, заключенных в грудной клетке, не исключая сердца, не гарантирует мгновенного прекращения жизни и остановки зверя на месте.

Этот результат достигается только разрушением головного или спинного мозга.

Но стрелять по позвоночнику трудно, так как взять его на прицел можно, только стреляя в угон или сбоку, с риском обвысить; что же касается головы, то она почти при всех положениях открыта для прицела, но представляет собою небольшую мишень, попасть в которую на ходу нелегко.

Поэтому посредственный или неуверенный в себе стрелок может стрелять медведя по голове только бокового, который в случае промаха менее опасен, чем встречный, или на берлоге, если зверь выходит медленно и есть возможность хорошо выцелить.

Выцеливать зверя следует в ухо, стараясь не обвысить и не обнизить. Уклонение пули вперед до двух вершков, а назад и больше, не повлияет на результат выстрела.

При попадании экспрессной пулей на два вершка вперед от уха к границе лицевых костей мозг неизбежно будет разрушен. При уклонении же пули назад поражается шея — хорошее убойное место, где сосредоточены шейные позвонки и важнейшие кровеносные сосуды.

В обоих случаях последует мгновенная смерть. В случае промаха по боковому медведю вторую пулю следует посылать под лопатку, так как поправить промах выстрелом по голове же, особенно в опушенном снегом лесу, где площадь обстрела весьма ограниченна, более чем трудно. Нужно учитывать то, что зимняя стрельба осложняется толстой одеждой, благодаря которой при отдаче легко обвысить. Поэтому ружье рекомендуется заранее брать плотно в плечо. При стрельбе по встречному медведю посредственному стрелку лучше пропустить зверя за линию и стрелять под лопатку выше локтя, а если потребуется второй выстрел в угон, то вдоль спины, чтобы разбить позвоночник.

Такой выстрел исключает всякую опасность, так как угонный зверь для нападения не возвращается.

Вот то главнейшее, что о стрельбе медведя следует указать посредственному и неопытному стрелку, не касаясь вопроса об оружии.

Не следует на медвежьей охоте забывать и заветов скандинавских викингов:

Есть отвага в груди

Ко врагу подойти, —

И не будет короток булат.

Но к этому врагу подходить не приходится, а нужно напускать его вплотную на себя и стрелять в упор. Для этого необходимо самообладание.

При выстреле в упор нетрудно попасть и в голову, да и пуля попадает в нее под таким углом, что возможность рикошета исключается.

Одеваться на медвежью охоту надлежит, сообразуясь с окраской местности в одежду защитного цвета, зимой обязательно в белую, и стоять совершенно неподвижно, держа ружье у плеча, чтобы не обнаружить себя резким движением, стреляя навскидку. Нужно помнить, что зверь не определит охотника по очертаниям, особенно при защитном цвете, а малейшее движение выдаст его, и зверь мгновенно уклонится от выстрела, что в запорошенном лесу сделать нетрудно, а при ранении может и броситься на охотника.

Все здесь говорилось о посредственных стрелках, а хорошему стрелку нужно сказать: стреляйте медведя всегда в голову, если есть к этому возможность, если вы не вынуждены снеговой нависью и другими неблагоприятными условиями леса стрелять на ура, чуть не на шумок, когда о рассчитанном и сознательном выстреле не может быть речи.

В. Каверзнев.

Журнал «Охотник», 1926 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


вoсeмь − 8 =

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet