Не ходи, где опасно — пропадешь за напрасно

медведь

Много пишут и рассказывают о медведе — и какой он умный, какой хитрый, коварный. Да, это так. Но мне всякий раз при этом вспоминаются подробности одной, теперь уже дальней встречи с хозяином тайги.

Было это в 1986 году, в конце октября. Мы с напарником белковали по чернотропу в урочище Ижат Новоселовского района. Я с нетерпением ждал снега, чтобы «обрезать», по-местному выражению, медведя, идущего на берлогу.

Мои ожидания оправдались. Утром, выйдя из избушки, я увидел тайгу в ее первом снежном уборе. Выпал мягкий, пушистый снег, и душа ликовала — поеду следить медведя. Быстро заседлал лошадь и, заперев собачку Белку в избушке, я двинулся к водоразделу рек Убей и Сисима. Из оружия я взял с собой промхозовский малокалиберный карабин ТОЗ-17-01. На водоразделе я то и дело пересекал свежайшие наброды табунов марала, а с левой стороны из ложка неожиданно, видимо, услышав меня, выскочил огромный бык и встал метрах в 70-ти, уставившись на меня своими глазами. Но мне было не до него, я искал следы медведя.

Проехав около часа, я оказался в верховье реки Мажарки, которая впадает в Убей. Спустившись вниз по реке около километра, я обнаружил еще парные следы огромного медведя. Они пересекали речку и уходили в небольшую сопочку на противоположной стороне. Медведь, по моим предположениям, шел прямо на берлогу. Шел уверенно, не таясь, не прячась и не делая скидок как заяц. Теперь самое главное для меня было не спугнуть его, обрезать, завершить круг и убедиться, что топтыгин оборудовал берлогу в этой сопочке.

Суть такой охоты в том, что сначала надо отыскать место, где находится берлога и, дав медведю «залежаться», с собаками выходишь на эту берлогу и берешь ее обитателя. А для уверенности, что медведь не ушел из этого места, приходится несколько раз в разные дни замыкать круг.

Я спешился, повесил карабин на правое плечо, взял поводья в левую руку и осторожно, стараясь не подшуметь, пошел вокруг сопки. Какое же разочарование ожидало меня, когда я, обойдя вокруг сопки, увидел выходные следы медведя. Они пересекали мои следы. Все, подумал я, подшумел, спугнул... Больше медведь сюда не придет, будет искать себе другую берлогу или сделает новую. С упавшим настроением я решил пройти еще немного по своим же следам, в душе еще надеясь на что-то.

Вдруг лошадь заржала, резко вырвала у меня повод из рук, развернув и чуть не сбросив меня с тропы, пронеслась мимо. Это, по-видимому, и спасло мне жизнь. В трех метрах перед собой я увидел громадного медведя, стоящего на задних лапах и меня будто пронзил его взгляд. Весь подобравшись, он готовился к атаке. Я мгновенно вскинул карабин и выстрелил, не целясь, в голову зверя. «Нет, не свалить мне его этой маленькой пулей», — безнадежно подумал я. Медведь резко подался вперед и, почему-то вскинув передние лапы вверх, упал. Падая, он всей тушей, плашмя, плотно придавил меня. «Все! — мелькнула мысль. — Пришла моя смертушка», — и я потерял сознание.

Очнулся я через несколько минут, резко пахло свежей землей, кровью и зверем. С огромным трудом, но все-таки я выбрался, точнее — выскребся из-под туши. Отошел, шатаясь, в сторону, ощупал, осмотрел себя, но никаких видимых повреждений не обнаружил — я был цел и невредим! Машинально стал искать карабин, но его нигде не было. Оглянулся назад и вижу: метрах в ста стоит моя лошадь, смотрит на меня, как будто ожидая исхода схватки. Подошел, поймал ее за повод, опять же машинально, как во сне, сел в седло и... И тут меня стал бить мандраж. Я опять слез с лошади, сел в снег и, не выпуская повод из рук, нервно искурил три «примины» подряд. Наконец, успокоившись, я привязал лошадь к дереву и подошел к медведю. Огромная туша лежала в том же положении, без признаков жизни, только маленькая струйка крови пропитала снег около головы. Я опять начал искать карабин и нашел его метрах в 15-ти от медведя. Приклад был расщеплен. Видимо, когда медведь вскинул лапы вверх, то зацепил мой карабин, но я этого в запале даже не заметил. Куда же я все-таки попал и почему отделался только легким испугом? Внешний осмотр показал: моя пуля попала медведю точно в глаз и, видимо, поразила при этом все двигательные центры головного мозга. Попади пуля в другое место... Мне снова стало не по себе, но усилием воли я пригасил разыгравшееся было воображение. Все обошлось как нельзя лучше и пора заняться добычей. Прицепив тушу медведя веревкой к лошади, перевернул ее на спину, выпустил внутренности, и только потом отправился в избушку. На следующий день мы с напарником поехали вывозить добытого медведя и заодно обследовали это памятное для меня место, чтобы полностью восстановить картину столь удачно завершившегося для меня происшествия. Мои предварительные предположения подтвердились. В вершине сопки, в осиннике, мы нашли свежевырытую большую берлогу. Очевидно, медведь, в тот момент, когда я обрезал сопку, находился около берлоги, и потому меня почуял. Но до сих пор мне не понятно, почему этот огромный, весом около 500 кг, здоровый и очень жирный зверь не ушел спокойно прочь по своим медвежьим делам, а двинулся навстречу вооруженному человеку?

Я думаю, такой уж у него характер...

В.М. Зыков, охотовед

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× 4 = шeстнaдцaть

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet