На берлоге

Ясный, солнечный, морозный день. Рыжая кобыла, боязливо пофыркивая, бежала по накатанной лежневке, в санях лежал добытый «берложный» пепельно-серый медведь. Трое охотников, несказанно довольные, удобно расположились в широких розвальнях, привалились к мягкой, «струящейся» туше зверя.

Переехав через закованную в ледяной панцирь Вятку, охотники въехали в Малый Починок, пристанище неугомонных лесных людей, живущих древней страстью к охоте. Изба у Сергея, нашего егеря, была двухэтажной, с крытым двором, баней, хлевом, дровником, сеновалом, как у всех, кто живет в этих негостеприимных, суровых лесных северных краях. Въехав в крытый двор, мы распрягли Рыжуху, боязливо косящуюся на черного зверя.

— Петруха! Кликни маманьку, пусть ставит самовар!

На высоком рубленом крыльце появился белобородый дед. Он ловко сполз с крутых ступеней крыльца и засуетился вокруг саней.

— Однако ядрен! Молодцы охотнички, с полем!

В три ножа мы быстро сняли шкуру, срезали сало, выпотрошили и развесили на крюках над навесом. Закончив разделку туши, обтерли «горячим» снегом руки и поднялись в избу. За дубовым столом разместились все — и охотники, и домочадцы. От стоящего в центре желтого медного самовара шел жаркий пар. На столе красовались соленые рыжики и грузди, порезанный крупными ломтями прошлогодний копченый медвежий окорок, вареная в мундире картошка, моченая брусника и два березовых туеса с сотовым пчелиным медом.

«На кровях», выпили по одной, другой... Согрелись в теплой избе и, утолив волчий голод, все одновременно начали вспоминать прошедшую удачную охоту на берлоге. Белый, как лунь, дед тоже активно включился в живой разговор.

— А что, дед, давно перестал ходить на берлогу?

— Эдак лет десять, внук Серега после неудачной охоты запретил ходить в лес: «Будя, сиди на печи, отбегался чай уже».

— А ведь охота?

— Да... да мочи уже нет.

В красном углу «под иконой» висели реликтовые орудия охоты: стальное перо рогатины, медвежий нож и эвенкийский скребок-нож для снятия шкур.

— А рогатина, с ней что ль ходил?

— Нет, это отца и деда мого. Они с ней ходили. Давно это было, эдак ешо до «германской». Отец мой, Петр Афанасьевич и дед Афанасий Митрич, царство им небесное, промышляли берлогами. Богатые городские охотники покупали сысканные отцом и дедом берлоги по 25 рублев! Отец и дед рассказывали, что среди приезжих бывали удальцы брать медведя на берлоге рогатиной.

Все это нам очень наглядно представилось. Момент появления медведя из берлоги — самый подходящий для удара рогатиной. Те лихие, отважные люди, видимо, искали в этой охоте сильных ощущений. Сходя с лыж и став на два-три шага в стороне от чела берлоги, одним сильным, резким и решительным ударом под лопатку старались покончить с черным зверем. Однако это получалось только тогда, когда перо рогатины проникало в область сердца. Удержать же зверя на рогатине, вес которого превышает шестнадцать пудов — дело немыслимое...

— Помню, однажды вечером вваливаются в избу баре...

— Ты, что ль охотник Афанасий?

— Я.

— Верно, что у тебя медведь?

— Угу. У меня один и у соседа Ивана ишо один, но Ивана нету, на казенной даче лес мерит.

— А когда будет?

— Откель я знаю, могет завтра, а могет нет. Вишь, как вышло.

— А медведь Ивана где?

— Там, на дачах, верст 30 отсель, коли на лыжах напрямик мене будет.

— Ну спасибо, уважил, не тревожил бы людей из-за одной берлоги, пойми ты, в один конец более 100 верст.

— Так-то оно так, да кто его знает. Все это пострел перепутал. — И дед показал на меня, я писал записочку на пошту.

— Ладно, не ругай мальца, где твой медведь?

— Туточки, верст пять.

— Стало быть, завтра и пойдем на берлогу, за день управимся.

— Коли бог поможет, отчего же не управиться.

— А берлога, ты ее хорошо помнишь?

— Чиво не помнить, выведу прямо к челу.

— Почем продаешь-то ее?

— Завтра увидим, барин, глядя по медведю и цена будет.

— Ну нет, пестуна для тебя бить не буду, говори цену, а то уеду.

— Коли так, барин, рублев 25 положить надобно.

— А за 15 не отдашь?

Дед вскочил с лавки, забегал по избе. — Пятнадцать?! Как собственную скотинушку берег его, сколь беспокойства принял, сердце изболелось. За мого знатного зверя пятнадцать рублев? Ноне на базаре за пестуна с собаку 15 давали...

— Откуда тебе известно, что твой медведь крупный?

— Видеть не видал — не похвастаю, а след видел. Огромадный! Барин не смог сбить цену, предлагаемую дедом. Ударили по рукам. По утру стали собираться на охоту. Дед бегал по избе, волновался, барин подгонял. Дед взял рогатину, проверил — надобно надточить.

— Послушай, Афанасий, бери рогатину и пойдем.

— Нет, барин, вижу еще молод, горяч, думаешь, все просто. Медведь ведь не заяц. Я с тобой одним и за сто рублев не пойду. Отколе мне знать, кто вы?

Барин сразу замолк.

Дед взглянул в окошко, от дурного глаза перекрестился.

— Пошли.

В тот год зима была снежной, в лесу лыжи тонули в рыхлом глубоком снегу. Медвежья берлога находилась в крепком буреломе. Сильнейшая буря повалила огромные деревья, вывернув корни наружу. Все было засыпано снегом, из-под которого торчали расщепленные, переломленные стволы. В некоторых местах образовались целые снежные пещеры-коридоры. Одинокие не сваленные и не сломленные деревья вместе со стволами, у которых была обломлена крона, возвышались над буреломом. В такой чащобе-буреломе черт ногу сломит. Да, то был настоящий медвежий угол. Наконец, дед остановился у сваленных почти в ряд зеленых елей. Жестом показал, где берлога. Барин с ружьем стал против чела, а остальные расположились по обе стороны от него. Спустили собак. Но вместо ожидаемого выхода медведя через чело, он вылез и «утек» через колодник сзади берлоги. В буреломе не видно было медведя, лишь по собакам, делавшим прыжки со ствола на ствол, можно было определить направление бегства зверя. Но через метров тридцать медведь вдруг мгновенно вырос над поваленными деревьями. Барин и кто-то из охотников успели выстрелить. Медведь глухо рявкнул и, придав прыти, скрылся в лесу. Слышался угасающий брех собак, увязавшихся за медведем. Обойдя крепкий бурелом, охотники вышли на след сбежавшего зверя. Алая, резко контрастирующая с белым снегом полоса пролегла по медвежьему наброду. Медведь пропахал в снегу глубокую борозду. Видно было, что первые несколько сот метров зверь шел на махах, страх и горячее свинцовое «угощение» поддали медведю скорости. Затем медведь перешел на рысь.

Собаки крутили медведя в густом ельнике. Вдруг на миг все смолкло, и лай, и рычание зверя, но тут же возобновилось с новой силой. Иван хотел подкрасться ближе, из-за густых елок ничего не было видно, как вдруг ельник затрещал, снежные комья посыпались вниз, и на Ивана выкатил черный зверь. Раздумывать не было времени. Иван в упор выстрелил в зверя и в то же мгновение почувствовал, как земля уходит из-под ног. Медведь, обхватив ноги охотника опрокинул его навзничь. Свинцовая тяжесть придавила Ивана к земле. Сила была такой, что он не мог сделать ни малейшего движения. Единственное, что успел Иван — это поднять руки, загородив ими лицо. Смердящее, горячее дыхание зверя обдало ноздри. Иван собрал все силы, упершись руками в челюсть зверя. В последний момент охотнику удалось воткнуть кулак в меховой рукавице в пасть медведю, протолкнув его прямо к глотке. Медведь засопел, начал «мочалить» руку, всунутую в пасть по самый локоть. Острая боль пронизала руку.

— Стреля-а-й! — заорал Иван.

Но спасительного выстрела не последовало. В этот критический момент его собаки — Серый и Пулька — вцепились медведю в зад. От резкой острой боли медведь сел, а затем, развернувшись, резко ударил лапой собаку. Иван, почувствовав свободу, на спине, упираясь локтями в снег, выполз из-под медведя, повернулся и на четвереньках, как «хорь в снегу», побежал прочь. Но не тут-то было. Медведь лапой схватил за ногу ползающего на четвереньках Ивана. Внезапно раздались голоса, зверь бросил Ивана и развернулся к бежавшим из ельника охотникам. Дед и отец, подбежав с двух сторон, воткнули в него рогатины. От ударов медведь осел, отступил назад. Рогатина деда, попав, видимо, в лопатку, не вошла глубоко в тело зверя. Это позволило медведю развернуться в дедову сторону и, «сойдя» с рогатины отца, скрыться в зарослях ельника. Охотники подбежали к Ивану.

-Жив?

-Жив!

— Шибко поцапал?

Иван стал на четвереньки, потом на колени, попытался подняться, но резкая, режущая боль в ноге уронила его на снег. Смерклось. И тут из ельника к охотникам метнулась черная тень. Кто-то первым, заметив ее, крикнул:

— Братцы — ведмедь!

Все моментально разбежались в разные стороны. То, что охотники приняли за «ведмедя» оказалось Пулькой. В такой ситуации теряются и видавшие виды опытные охотники. На следующий день, оставив раненного Ивана дома, отправились в лес добивать медведя. День встретил вьюгой. Лес стонал и трещал. В вышине метались снежные вихри, а внизу все окутала непроглядная мгла. Целый день пробродив в лесу и подняв в густом ельнике зверя, охотникам не удалось его добрать. Видимость была не более пяти шагов, к концу дня, вымотавшись окончательно, охотники вернулись домой.

На третий день вьюга улеглась, лес успокоился, и охотники вновь ушли в лес искать медведя. Подняли с лежки, но взять не смогли. Медведь ушел. На следу было мало крови. Приятель барина, что был вместе с Иваном, «испужавшись до смерти», решил отойти в сторону от оклада в безопасное место, но, не пройдя и сотни шагов, напоролся на медведя, который сшиб его и ушел на махах.

После столкновения с охотником, медведь принялся ходить по их лыжне. Решили устроить на лыжне, в удобном месте, засаду. Отряхивая с хвои снег, медведь сторожко шел по лыжне. Грянули выстрелы.

При разделке медведя стало видно, что первая пуля — барина — пробила плечо, вторая пуля — Ивана — попала в загривок, прошла вдоль спины под шкурой. Удары рогатинами были не глубокими: дедов удар пришелся точно в кость лопатки, а отцов, пройдя меж ребер, зацепил легкое.

— Да, славная тогда получилась охота! — подытожил дед и залез на печку.

Александр Кабрал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× пяTь = 25

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet