Лоси

I

Выше и выше уходит в звездную синь одинокая луна. Мороз притаился невидимкою и шьет-пошивает свои узоры на ветвях.

Невыразимо тих лес в этот час наступающей ночи. Оседает иней. Ни шороха, ни звука. В лунном свете лес бел, прозрачен, весь он затейливо сплелся ветвями - белыми кораллами. Тут и там встали серебристые арки вершинами пригнувшихся к земле берез.

Тишина.

На сотни верст расхлеснулась дремная глухомань, море лесное, спрятавшее буревалы, кочи и норы в пуховом снегу и инее.

Вторя мерцанью звезд, на снегу горят-переливаются синие искорки. Луна плывет в вышине. Ничто не шелохнется. Лесная хмурь скована зимним сном, зачарована голубоватым лунным светом, тонко звенящей - тишиной.

Ни звука, ни движенья...

II

В березовой поросли, в непролазном болотном чапыжнике залегли лоси. Осели тут на зимовье. С осени они избродили огромные пространства. Были у Ветлуги, переметывались к истокам Керженца, появлялись на Пыщуге и Ухтыше, - и везде этот неугомонный человек и стук его топора!

В предрассветную пору, пробираясь к этим местам, они видели уныло-тихий лесной кордон. Жалобно поскрипывали на утреннем ветру полусломанные, расхлебяченные ворота. Петух домовито пропел раз и два, когда лоси были уже далеко и гуськом, след в след, ударились сюда, в дикую болотную чапыгу, подальше от запаха жилья и человечьих следов.

Уже вторая - ночь, жгуче-морозная, медлительная, охраняет покой лосиный. Уже обтаяли под ними в снегу лежки - бурые котловины.

Вот и зимовье, - тут и быть.

В густо заиндевевшем чапыжнике, как раз под узловатой болотной березкой, темнеет на белом двойное взбугрившееся пятно - матка и теленок, головами в разные стороны.

Поодаль дыбится из лежанки, копною округленная в спине, матерая туша рогача-лося.

Морду он подвернул к боку, и рога, приложенные к спине, в бледном свете луны обрисовываются четко, роняя на синий снег ветвистую тень. Челюсти изредка жуют жвачку. Широкие лопастые уши время от времени сторожко прядают.

Чутко дремлет рогач. Тонкий слух насторожен неусыпно.

Но - тихо кругом, тихо...

III

Полночь.

Луна в зените - и еще ярче, еще сказочнее свет ее и лес в морозной лунной синеве.

Среди буревала, причудливо укрытого белым пухом, вьется, виляя меж деревьями, свежий лыжный след. Вблизи он тускло стеклянится, слабо отражая в себе лунный лик, а дальше - теряется в матовой искрометной белизне.

Огибая высоко вздыбившийся выскирь бурелома, по следу бесшумно выплывает на полянку человек, черный в окружающей белизне и синеве, лохматый, в шапке-уханке, с ружьем за спиною.

На полянке прислонился плечом к дереву - и будто задремал, одеревянев, как та темная стволина...

Долго стоял он так, неподвижно, повесив веревочки от лыж на руку.

С другой стороны, от ровной болотной низины - чу? - нарастают тихие размеренные шорохи-вздохи...

Шевельнулся человек у дерева, тихонечко двинулся по стеклянившейся лыжне навстречу шорохам, - и вот под огромной осиной, странно-зеленой в свете луны, сошлись два человека.

Они некоторое время молчали. Стояли и молчали. Видно было, что не впервые они сошлись в эту ночь на уторенной лыжне.

И разговор их потом был краток и тих:

— В кругу ли?

— В кругу.

— То-то...

Еще постояли неподвижно, молча, И вдруг, оба враз, по-солдатски замахали руками - для согрева.

Первый, у которого было ружье за спиною, снял рукавицу и ощипывает сосульки с усов и бороды. Потом он отогнул у шапки уши и несгибающимися пальцами долго завязывал их у подбородка.

А тот, другой - приземистый, до глаз по-бабьи обмотан платком, кудряво заиндевевшим от дыхания. При его малом росте голова в платке казалась огромной. Моргая белыми бровями, он глухо, простужено засипел из-под платка:

— Окружим еще раз? — Пожалуй...

— Да и на кордон, вестить...

Еще немножко помахали руками и разошлись - один в одну сторону, другой - в другую. Будто растаяли... Недолго - тихонечко пошорыхали их лыжи среди бурелома и бело-коралловых кустарников, нарушая звенящую тишину.

IV

Тянуча и долга бывает зимняя ночь в дикой лесной глухомани. В такую ночь и сон, и явь по одной тропе бродят.

Но вот звезды начинают тускнеть. Меньше горит алмазных искр и на белом пуху. Луна пошла книзу. Диск ее уже не так ярок, он чуть зарумянился золотым налетом, а вокруг - венчик легкой золоченой дымки.

Тени по земле удлинились. И лес, ажурно белеющий ветвями, понизу загроможденный буреломником, стал не так воздушен и прозрачен. Ушло сказочное ночное. Чуется близость утра.

А мороз крепчает и крепчает.

Лесная дорога корытцем, еле приметная, козыряет так и этак, увертываясь от низин и увалов. При ней - кордон: длинная старая изба шестистенная, упятилась службами в гущу бора.

Ни огня, ни звука...

Сказочны и странны в предутреннем лунном свете полусломанные распахнутые ворота. Над воротами чучело какой-то большой нелепой птицы на шесте. Городские троечные пошевни, видные в расхлебяченном дворе, поблескивают гвоздиками и наугольниками жестяной обойки задка.

Во въезжей, на сене, настланном во весь пол, спят трое охотников. Натоплено жарко. Люди разметались как попало. Один, в скобелевских усах, густо всхрапывает, и усы тихонечко шевелятся, вздымаясь и оседая.

Косо и тускло врезался сюда предутренне орозовевший свет луны. Затейными изломами отпечатал он на спящих охотниках крестовину оконной рамы.

Лунным же лучом выхвачен из - сумрака край грубого стола и желтая спинка стула с прорезом в виде сердца. На освещенном краю стола поблескивает плечиком бутылка, бело разбросаны окурки папирос, торчит ножик, воткнутый в хлеб. Какие-то ремни валяются, патронташ...

За стеной, в людской, спросонья глухо начинают гуторить голоса. Тоненько заныл там ребенок, - заскрипел шест люльки, ударяясь во что-то: вззрык, вззрык... Луна и здесь, в людской, кладет косую крестовину рамы во весь пол и загибает ее на бревенчатую стену, освещая ноги обувающихся лесников.

В сумраке виснут густые и тягучие вздохи, зевки, хруст потягивающегося тела, азартный чес. Навиваемые наноги онучи кажутся бесконечными...

Но вот торопливо, ядрено и твердо проскрипели по двору шаги, направляясь от ворот к людской.

Где-то на сеннице яростно залаяла собака, но тотчас перешла на дружелюбное повизгиванье, узнав своих...

Рыкнула смерзлая дверь в людскую. Вошедший крякнул. Зевки и чес сразу сменились оживленным говором про лес, про лосей.

В подпольи петух запел. Кто-то, ругаясь, искал рукавицы. А дверь то и дело рыкала, и голоса людские, и шаги уже расползались по двору, застревая в сарае, на сеннице, что-то улаживая под окнами.

Завозились в сенцах въезжей, шаркая по стенам. Что-то упало там - решето ли, кузов ли и мужичий голос частобаем выругавшись на баб, твердо сказал:

— Пора будить.

— Знамо... — кто-то ответил. — Самый клек.

V

Увеличенная, потерявшая правильную округлость, теперь медно-багряная луна скатилась уже до верхушек леса, и самые высокие ели рисовали на ней четкие крестики вершин; сбоку же, нивесть откуда взявшись, прильнуло к ней длинное серое узкое облачко, - косо растянулось оно по небу, будто зацепилось длинным ухвостьем своим за вершины леса.

Стал оседать иней. В его призрачном пологе небо утеряло свою бездонность, почти слилось с белизною земли и леса, тут и там слабо отчеркнутое вершинами.

Мороз стал мякнуть.

Укрытые чапыжником и березовыми молодняками, лоси по-прежнему мирно лежат на болоте. Хребтины припорошило инеем. Они теперь почти неприметны. Дремлют затяжной утренней дремой.

Теленок просунул свою голову под самый бок матки, а та, вытянув шею, поместила угловатую свою морду вдоль спины детеныша. Самец давно перестал жевать жвачку, но уши его время от времени все-таки лениво прядали.

Тихо крутом. Бело, ровно и тихо. Лес дремлет мертвым зимним сном. Быль или небыль?.. Сон...

Уши рогача вдруг тихонько вздрогнули и насторожились. Сами собою насторожились уши, но дрема еще не покинула лося.

Потом эти самые уши внутренней стороной сразу вывернулись как-то влево, подержались малое время так, потом - вправо. Ноздри с шипением потянули в себя воздух. Дрема потревожена. Лось почуял что-то. Но тихо кругом, тихо...

Еще два-три мгновения - и лось невероятно быстро и легко, будто пружиной выброшенный, взвился из логова на ноги и замер, неподвижный, среди белого - темная скала, красивая в своей неуклюжести, с высоко поднятой головой, ветвисто увенчанной рогами.

Уши быстро, вывертывались туда и сюда, настораживаясь, а широкие ноздри шумно вдыхали острый утренний воздух болота - знакомую горечь березняка, гниющих подснежных мхов, осиновой коры.

В тот же миг и так же быстро и легко вскочили самка и теленок. И так стояли трое.

Всхрапнув, самка тоже запрядала ушами, а лосенок, глупый, посовавшись у ней под брюхом, спросонья потянулся сначала на передние ноги, потом на задние, встряхнулся и беспечно начал охмыстывать с молодняков почки.

Красная, расплывчатая в усилившейся мгле инея луна катилась уже - за лесом, за ажуром вершин.

Ночь отходила. Тишина... И в ней притаилось что-то грозное, роковое. Вот-вот грянет... Но - что?

VI

Почти ободняло.

Белесая утренняя просинь залегла и в небе и понизу, меж стволов и обвисших ветвей.

Синица одинокая серебряно затенькала где-то. Дымчатым комочком вылезла из дупла белка и, вспушив хвост, воздушно перемахнула на другое дерево.

На дорогу, на укатанный лесной проселок, оставляя позади правильную прошву следов, осторожно пробирается лиса. Вышла, обнюхалась и деликатно, по-собачьи присела задом в корытце санного наката.

Глазки у ней остры, умильны и в то же время дремны по-лесному, какая-то древняя зелень в них лесная.

А синица одинокая: тень, тюнь! - прозрачно и светло все ударяет да ударяет по серебряной струнке.

Лиса вдруг зашмурыгала острым носиком, тихонечко подняла зад, прислушалась, поставив уши прямо, и быстро скрылась, оставив за собою по снегу правильную, как по линейке, стежку следов.

Синице хрустально откликнулась другая - и зазвенели две струны...

Через малое время, скрипя и покеркивая, по дороге вытянулся обоз, - тридцать два воза со щепным товаром.

Крестьяне, сонные ветлужане, в распахнутых заиндевелых тулупах, как в ризах, с кнутами подмышками, тыкающейся походкой бредут за возами.

Долга была ночь в пути, много переговорено, устал язык, устало тело, онемели ноги. В самый бы раз навалиться на ведерный самовар, согреться да на часок в медовую дрему, пока кони кормятся...

От возов приятно несет сухой липой, лаковыми ложками. Из-под увала обоз медленно, как большая змея, выползает на поляну, к распахнутым воротам кордона - тут и кормежка.

Так уж водится испокон века.

Передние воза что-то там замешкались, встали, и весь обоз, убавясь в длину, сомкнулся, стал: хвост спустился под увал, голова - на поляне, у кордона.

От задних возов не видно - почему встали? А идти туда лень. Лошаденки, мухрастые вятки, понурились, парят ноздрями, носят боками, - отдыхают.

Передние мужики сгрудились у ворот кордона, обступили что-то своими широченными тулупами, тыкают кнутовищами, гудят и удивляются, обивая шапки со лба на затылок.

— Ну и матер! Вот туша, братцы, а?!

— Пудов, чай, полета. А рога энти самые... — Да-а... Ватажный, одно слово!

— А што я скажу вам, — подошел еще один, обсусоливая снеговой бородой цыгарку. — На зорьке сегодни, едучи сюда, мы видели двух неподалеку... Ну, только матка и телок. Пронеслись, значит, вихорем через дорогу, а ж пух летит! Вот и Митрий скажет...

Лесники на крыльце, те, что ночью окружали лосей, чистят ружья, протирают их, а запасная пакля — в зубах. Петух на сеннице орет и орет, так что эхо в лесу раскатывается.

Ворона, откуда ни возьмись, слетела во двор, понатужилась и осипло каркнула, будто подавилась.

На середину двора выскочила молодуха, рябая и босая, с подоткнутым подолом, с толстыми икрами поросячьего цвета, и начала вытряхивать огромный рыжий самовар. Ворона сорвалась и боком, делая круг, полетела куда-то за крыши служб.

Скрипя и повизгивая, обоз понемножку распрягался. Оглобли подымались стойком в белесое утреннее небо. Попахивало от обоза липой, лаком и овсистым пометом.

Из трубы старого кордона закудрявился сизый дымок. Остро и приятно в свежине воздуха шибало в нос этим дымом и овсяным киселем, — жильем пахло.

Фыркали лошади, хрустя заданным сеном. Домовито звучали голоса, — люди пробирались от возов в тепло избы, к самовару.

Тощая собака, сделав хребтину дугой, поджимая хвост под самое брюхо, мелко дрожа, слизывала кровяное пятно на снегу и на лету ловила языком яркие красные капли, что сочились из паха рогатой туши, уже взваленной на дровни.

Иван Касаткин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


шecть − 5 =

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet