Кулеш

На западной окраине Засеки, в живописной местности Северодоевского лесничества, располагалась небольшая, всего в три окна, деревянная, крытая щепой охотничья база Одоевского общества охотников, где частенько гостили охотники из области. Вот и на этот раз областное общество охотников попросило организовать в выходные дни охоту с гончими за зайцами беляками двум нужным людям.

Я вместе с егерем Николаем приехал на базу под выходной день, где нас уже поджидали три человека: два охотника и шофер.

Мы вошли в избу и остановились в сенях. Пока снимали верхнюю одежду, невольно стали слушателями разговора. Один из тех, кто приехал на охоту, старческим, скрипучим голосом произносил нараспев: «Это было... — он сделал довольно большую паузу, набрал воздуха в легкие и громко произнес, — лет пятьдесят». Помолчал некоторое время, словно вспоминая, и добавил — пять. Мы затаили дыхание, что же было пятьдесят пять лет назад. А голос продолжал: «Мой отец приезжал сюда с другом на лошади на санях. За три дня охоты набивали полные сани зайцев и привозили в Тулу на базар мороженными, и продавали в шкуре. Вот сколько зайцев было». Он закончил рассказ, и мы вошли. Представились, договорились встретиться утром в семь часов.

В условленное время все вместе отправились на охоту в те места, где отец и друг рассказчика набивали целые сани зайцев и привозили в Тулу на базар. В природе была глубокая осень. Лист с деревьев и кустов облетел. Лес обнажился, посветлел и довольно далеко просматривался между деревьев. Опавший лист потемнел от осенних дождей и лежал плотно. Земля была талой. Тропа для собак благоприятная, мягкая и влажная.

С нами егерь Николай со своим русским гончим выжлецом Рубилой и моя русская гончая Висла. Дошли до квартала молодняка, расставили охотников по просекам вокруг квартала и пустили собак. Собаки наши не раз работали вместе и хорошо понимали друг друга.

Договорились стрелять зайцев и лис. Копытных — косулю, кабана, лося — не трогать, чтобы не портить собак.

Среди общей тишины вдруг зазвучали голоса собак, вначале редко, спокойно, а потом все чаще и горячее, и гон закипел яркий, азартный, пристальный. Все охотники стояли в ожидании желанной встречи со зверем. Внимание и слух напряжены, только слышно, как сердце стучит в груди, как собаки заливаются по лесу.

Как сами гости потом признались, давно они не слышали такого азартного гона и с нетерпением стояли и слушали разноголосый хор. Зверь не раз проходил возле охотников, но вне выстрела.

Наконец только через час прозвучал желанный выстрел, и замолкли собаки. Я решил пройти и проверить, кто добыл зверя. Через несколько минут уже был возле счастливого охотника, добывшего совсем белого, хорошо выцветшего беляка. Им оказался вчерашний рассказчик, он с восторгом рассказывал, как голоса собак звучали все ближе и ближе, а потом вдруг увидел среди деревьев беляка, который приближался к нему. А когда заяц вылез на просеку и сел, вот тут-то он его и подцедил. Хороший белячок, он его раньше поднял с земли, чтобы собаки не помяли. Подошел егерь, отрезал у зайца пазанки и раздал собакам за работу.

Собак привязали, решили определиться, куда двигаться дальше. Перешли в соседний квартал, снова пустили собак. Они попали на след лисы, которая прошла несколько раньше. Гончие изредка отдавали голоса по удаляющейся лисе, стали уходить от нас, затем их голоса зазвучали горячо и азартно, стали удаляться и сошли со слуха.

Лисица в Засеке нежелательный зверь, она редко держится на кругах, а чаще уходит вдаль по прямой, а там где-либо уходит в норы. Так мы остались без собак и вынуждены были ждать, когда они вернутся. Решили перекусить и выпить чайку, термос был с собой. Собаки пришли только через три часа, день уже клонился к вечеру. Мы решили помочь гончим поднять зайца, прошуметь квартал молодняка. И действительно, через пятнадцать минут собаки ярко заработали по зайцу. Мы стояли на номерах, слушали их работу. В Засеке голоса собак звучат особенно ярко, через сорок минут прозвучали два выстрела, один за одним. Я полагал, что зверька добыли, но, оказалось, был промах, собаки прогнали дальше и ушли довольно далеко. Егерь направился за собаками, а мы остались на месте. Довольно долго гон шел где-то вдалеке. Уже перед вечером прозвучал выстрел, собаки умолкли, и егерь пришел к нам с зайцем и собаками. Зайца он отдал гостям и сказал, что теперь сани не настреляешь. Времена другие. В сумерках с первыми звездами мы подходили к нашей базе. Гости были довольны, благодарили нас за работу собак и удовольствие, которое мы предоставили им.

На базе нас ждал обед. Продукты наши охотники оставили Наташе, которая мыла полы на базе. Другого работника на базе не было. А для поварских дел она была мало пригодна. Она приготовила одно блюдо, куда собрала и пшено и мясо и колбасы накрошила для запаха. Хотела еще добавить консервов, но ножа не нашлось чем открыть. Подали все на стол в большой чашке и положили ложки. Иван Иванович взял ложку опустил в чашку, стал смотреть и говорит: «Что это, кулеш?» А Наташа ему отвечает: «Не хочешь кулеш, ничего не ешь». Вот тебе и накормила заморских гостей. Мы посмеялись. Налили по стаканчику и под кулеш славно выпили. После охоты аппетит хороший.

Вячеслав Петров. Журнал «Охота и рыбалка XXI век», 2005 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× 8 = шeстнaдцaть

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet