Клыки на заказ

В Германии я входил в группу стрелков-охотников, часто выезжающих по приказу начальства для добычи дичи. Иногда мы стреляли гусей или фазанов для «барского стола». Иногда требовалось «мясо» для праздничных банкетов. В этих случаях охотились на коз, кабанов, оленей. Приходилось также специально выезжать на ловлю форели и угря. Затем вся добыча свозилась в хозяйство «Барут», перерабатывалась служившими там солдатами и складывалась в огромные холодильники.

Должен заметить, что это бывали самые интересные охоты и рыбалки. Во-первых, потому, что ездили в наиболее изобилующие зверем угодья, в другое время для большинства, в том числе и для нас, недоступные. Во-вторых, оснащали нас самым современным немецким нарезным оружием и выделяли машину.

Дело было привычное, но на этот раз задание было необычным и очень трудным. В Вюнсдорф, где мы располагались, приехало какое-то высокое начальство, и наше руководство решило в качестве презента подарить ему трофеи — животных всех видов, обитающих в Германии. С рогами оленей, косуль и ланей проблем не оказалось, а вот приличных клыков кабана под рукой не нашлось. Сложность заключалась в том, что кабан в Германии, в массе своей, некрупный. На одного секача весом в сто килограммов приходилось несколько десятков различных недомерков. По моему мнению, это объясняется мягким, теплым климатом и отсутствием хищников. В результате выживают практически все поросята, которые у нас непременно погибли бы — либо от многоснежья, холода и бескормицы зимой, либо от зубов волков. Они-то и заполняют немецкие угодья, несмотря на интенсивный отстрел.

Но задание получено, надо ехать. Сначала направились в «Барут» за оружием. Каждый выбирал ружье по своему вкусу. Николаю приглянулся двухствольный штуцер. Наш старший Володя не расставался со своим «Медведем», а я всем ружьям предпочитал зауэровский тройник с нарезным стволом калибра 8×57 с тяжелыми полуоболочечными пулями.

Для мобильности отправились только втроем на УАЗе с солдатом-шофером. Предстояло решить несколько проблем. Во-первых, куда поехать и как охотиться? Во-вторых, как отличить секача от свиньи? Я не раз слышал от немецких егерей и от наших охотников о многочисленных признаках и отличиях строения. По моему глубочайшему убеждению, все это ерунда. Приведу пример. На одной из облавных охот было взято пять кабанов. Они лежали в ряд, и мы для интереса, на спор, пытались издали определить: кто есть кто. Все пять были одинакового размера, довольно крупные, но совершенно различные на вид. Одни были темные, другие светлые. Были горбатые, как окуни, и длинные, как плотва, с короткими рылами и длинными, как у щуки. Отчаявшись разобраться, пошли проверять. В результате все пять зверей оказались свиньями. По-моему, единственный признак, по которому можно что-то понять, это то, что свиньи и подсвинки ходят стадом, а взрослый секач — одиночка, да и то не всегда. Этот вопрос мы решили просто — кладем все подряд, выбирая покрупнее. С местом тоже определились: начинаем с «Тройснбритцена» как наиболее знакомого хозяйства, а дальше колесим, по обстоятельствам, всю отпущенную нам неделю. Все равно не угадаешь, где найдешь, где потеряешь.

Оригинальное решение проблемы как охотиться предложил Володя: не сидеть по старым вышкам, построенным при царе Горохе, с которых уже все приличное повыбили либо немцы, либо наши, а строить новые на «потравах». Егерь Вернер, к которому мы приехали и рассказали о наших проблемах, удивленно развел руками: «Володя, Сергей, я вас не узнаю, а «на фонарик»?» (Он имел в виду браконьерскую стрельбу с машины из-под фары). Но тут уж мы сами профессора. Под фару как раз и попадаются молодые да глупые, а хорошего секача не больно-то и возьмешь.

На дворе лето, так что проверим озимые и картошку. На кукурузе и зерновых делать нечего — в них ничего не видно, а выбираться оттуда кабаны не желают. Днем, после объезда угодий, построили по временной сидушке на приглянувшемся каждому поле. Я сел на довольно большом озимом поле в месте, изрядно порытом кабанами. Хоть и не полная, но все-таки светила луна. Видимость приличная, я приготовился к долгому ожиданию (сигареты, естественно, оставлены в машине).

Мне вообще всегда нравилось сидеть на засидках. Казалось бы, безжизненные днем поля, ночью оживают. Пропрыгает с остановками заяц, внимательно поводя чуткими ушами, деловито протрусит по своим делам лиса. Неожиданно громко залает козел, вышедший на опушку, а то и проплывет грациозной тенью красавец олень. Однажды я даже видел, как, подобно курице-наседке, какая-то хищная птица пешком провела мимо вышки своих птенцов. Они семенили за ней цепочкой, точь-в-точь как цыплята. Но сегодня все это не про меня. Меня волнует только один зверь (все остальное мы категорически договорились не стрелять), а его что-то все не видно.

Появился кабан, как всегда, неожиданно. Только что поле было пустым, и вот он стоит метрах в 100-120, прекрасно видимый даже невооруженным глазом. Для моего мощного оружия это не расстояние. Но вот крупный он или нет? В сумерках зверь познается в сравнении — какой-то крупнее, какой-то меньше. Ждать или не ждать другого? Вдруг и этот уйдет? Надо бить. Привычно подвожу целик на лопатку — выстрел. Два-три прыжка — и кабан застывает темной кучей. Слезть посмотреть нельзя. Придется ждать еще несколько часов. Понятное волнение теребит меня: «А вдруг это то, что нам нужно, и именно мне подфартило отличиться?»

Наконец виден свет фар и фигура Володи, приближающаяся к моему трофею. С замиранием сердца жду его реакции. И вот слышу: «Слезай, забирай своего поросенка и поехали. У нас с Колькой такое же барахло». Да. Вот тебе и секач.

Утром перебираемся в «Бронков». Это лучшее, что мы имели в резерве. Несмотря на уговоры начальника Манфреда засесть на проверенные места, снова отправились на разведку и строительство вышек. На этот раз выбираю узкое и очень длинное поле и размещаюсь в самом центре, чтобы иметь возможность стрелять налево и направо. Снова часы ожидания и изрядно надоевший лай козла. Так и подмывает шарахнуть ему промеж рогов (когда нужно — никогда его не дождешься).

Наконец-то появилось что-то интересное для меня. На противоположном краю вырисовываются три темных контура. И без бинокля видно, что это кабаны. По размеру они одинаковые, но вот один из них покрыт крупными белыми пятнами. Это, кстати, отнюдь не редкость в Германии. Ярко выраженная помесь с домашней свиньей. Немецкие охотники страшно их не любят и, по возможности, стараются отстреливать в первую очередь. Так же решил сделать и я. Заодно, если не выгорит наша затея с клыками, может, гость польстится на шкуру. О том, что мы вернемся без обещанного трофея, хотелось не думать. Получив твердое заверение, что все будет в ажуре, начальство успокоилось и больше никого не задействовало.

Подойдя после выстрела к убитому кабану, удостоверился: так и есть — помесь, да к тому же еще и свинья без клыков.

Подъехавший Володя поведал, что он, прождав несколько часов и наконец застрелив кабана, не стерпел и побежал смотреть есть ли клыки. Клыков не оказалось, зато он вспугнул очень крупного зверя-одиночку, жировавшего за выступом леса. Николай же вообще отличился, застрелив, как он выразился «с тоски», поросенка величиной с валенок. Дисциплина в команде явно падала. Нужно было срочно что-то предпринимать. Предпринять ничего не удалось, и очередные две ночи просидели вообще без выстрелов.

На следующей охоте произошел забавный случай. Решили попробовать взять кабана с подхода. В лунную ночь при хорошем ветре это совсем не сложно. Перед выходом заспорили. Николай утверждал, что при свете сильной фары глаза кабана горят красным (!) светом. Мы с Володей что-то такого не замечали. Выйдя с вечера, еще не дождавшись луны, стали обходить поле за полем, освещая его мощной лампой-фарой. Представьте наше удивление, когда при одном из включений очень далеко ослепительно вспыхнула яркая красная звездочка. Победоносно оглянувшись, Коля против ветра двинулся на сближение. Мы, пожав плечами, остались на месте, чтобы не мешать. Неожиданно до нас донесся яростный, сочный мат. Не понимая, что случилось, кинулись к нему. А разобравшись, так и покатились со смеху. Колина лампа осветила катафоты (красные светоотражатели) армейского грузовика, стоявшего на краю поля. Хорошо, хоть не пальнул по ним.

Но на этом не кончилось. Через некоторое время Володя отличился. Около получаса он скрадывал стадо крупных кабанов, в результате оказавшееся коровьим. Весело было, а толку никакого. Я же вообще в эту ночь был неработоспособен. При строительстве очередной вышки залепил себе со всей силы молотком по пальцу.

Утешали себя пословицей, мол, «охотника кормит последняя заря», но на душе становилось тревожно. Нам просто катастрофически не везло.

На предпоследнюю попытку я выбрал для засидки совсем небольшую полянку, окруженную еловой посадкой высотой всего 3-4 метра. С особой тщательностью, со всеми удобствами построил вышку, рассчитывая сидеть до утра. Шутки кончились. Чисто интуитивно разместил засаду не на месте наибольших кабаньих раскопов, а на нетронутом участке. Луна, как назло, стала совсем маленькая, и видимость заметно ухудшилась. Устроившись, приготовился к долгому ожиданию. Все шло по прежнему сценарию. Опять появился изрядно надоевший мне козел. Через час выскочили на поляну три кабанчика и, как заправские плуги, начали мордами взрывать землю, выискивая какие-то корешки. Неожиданно в нос ударил едкий запах кабана. Такого со мной еще не было. Я, как собака, учуял зверя. Охотники знают, как жутко воняет старый секач. Некоторых вообще невозможно есть, но мне-то как раз и не нужно было его мясо. Всем нутром я чувствовал, что ОН стоит прямо подо мной. И вдруг громкое кабанье «пфух» — «...и тишина», как говорилось в известном фильме. Кабанчиков как ветром сдуло. Козел убрался еще раньше. Прошло несколько томительных минут. Тут я увидел ЕГО. Даже не его, а темную массу, стоявшую на краю посадки. Совсем неслышно кабан обошел край поляны и вышел, к счастью, слева от меня, как раз там, куда были направлены стволы ружья. Никогда в жизни я так не волновался. Меня трясло крупной дрожью. Что делать? Кабан стоит и слушает. Попробовать поднять ружье и стрелять? А вдруг испугаю неверным движением или звуком? Дать выйти кормиться? А если он передумает и сейчас уйдет? В одном я был уверен — вышка не скрипнет, сделана на совесть. Только решился стрелять, секач двинулся вперед. Я быстро поднял ружье. На ходу он не так внимателен. Навожу перекрестье в шею, дожидаюсь, когда остановится и начинаю тянуть спуск (я не пользовался «шнеллером»). Кабан делает два шага вперед — прицел сбивается. Снова навожу и сразу же стреляю. Секунда-другая и громкое кабанье «пфух» издаю на этот раз я. Кабан даже не копнулся.

Почему-то тогда я был совершенно уверен, что это не свинья, и совершенно не удивился, убедившись в этом. В клыках я разбирался не очень хорошо и расстроился, что торчат два каких-то огрызка длиной с палец, да и сам кабан оказался меньше, чем виделся мне издали. Но все равно, таких я еще не видел. Радость буквально распирала меня, а поделиться было не с кем. Володя должен был приехать за мной еще ох как не скоро.

Неожиданно показались фары, и раздался крик Володи: «Серега! Все, слезай, поехали. Взяли отличного кабана». Как это взяли? А как же мой? С обиженным видом подхожу к машине: «Это еще посмотрим, чей больше». Ребята долго ходили вокруг зверя, прикидывая, чей крупнее — мой или добытый Николаем. «Вроде одинаковые, — подытожил Володя. — Ладно, садись, поехали праздновать в «Гаштет», а зверя заберут немцы».

В заключение скажу, что клыки «моего» кабана оказались на один сантиметр длиннее и именно поэтому их и забрали. Коля же свои повесил на стенку. Все-таки, думаю, я могу внести в список своих трофеев клыки кабана длиной около двадцати сантиметров. Для Германии это неплохо.

Сергей Лосев. Журнал «Мастер-Ружье», 2004 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


вoсeмь + 1 =

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet