Как надо покупать берлогу

Прочитав редкую, прекрасно изданную книгу Ширинского-Шихматова «По медвежьим следам», увлекательно и подробно посвящающую читателя во все тайны медвежьей охоты, — я стал страстно мечтать об охоте на медведя.

Видаясь в Московском обществе охоты с членами об-ва, любителями медвежьей охоты, Гавриловым, Новиковым и в особенности Мироновым, одним из видных медвежатников, слыша их рассказы о встречах с медведями, мне тоже захотелось «сходить на медведя», правда, не с рогатиной, как это проделывали наши предки, а с современным огнестрельным оружием.

Обстановка дремучего леса, огромных снежных сугробов, запушенных елок, вывороченных корней огромных «шишкинских» елей, под которыми лежит в зимней спячке лесной исполин, — неодолимо влекла меня.

Знакомые охотники порекомендовали мне своих крестьян-окладчиков, которые занимались тем, что по первому снегу выслеживали медвежьи берлоги, а затем продавали их городским охотникам.

И вот в один прекрасный день я получил письмо из Вологодской губернии с предложением продать мне медвежью берлогу за восемьдесят рублей. Я знал, что следует поторговаться и в конце концов договорился о шестидесяти пяти рублях.

Не буду рассказывать здесь о своих первых, навсегда запавших мне в душу впечатлениях от этой охоты. Скажу только, что я был безмерно счастлив своей удачей и горд от сознания, что не оказался трусом, испытав громадное нервное напряжение при виде поднимающегося из берлоги медведя. Медведь был не из крупных, но для меня это не имело никакого значения.

И вот, когда я, встретившись с знакомыми «медвежатниками», похвастался своей победой, я был неприятно удивлен: Борис Михайлович Новиков, терпеливо выслушав меня, спросил, сколько пудов вытянул убитый мною медведь. А когда я сказал, что в нем оказалось около трех с чем-то пудов, он улыбнулся и как-то презрительно заметил: «Я бы не поехал, не медведь, а кошечка».

Я был очень расстроен. Но и следующие мои поездки были не лучше. Я убил еще двух медведей, но в самом крупном из них было немного больше четырех пудов.

Посещая Московское общество охоты, я был свидетелем того, как, возвращаясь с медвежьих охот, мои знакомые хвастались пудами своих медведей, равнодушно по виду называя умопомрачительные для меня цифры в 10, 11 и 12 пудов. Ниже, чем о восьми пудах, никто и не упоминал. Я приходил в отчаяние.

И вот однажды Миронов под пьяную руку проговорился: чтобы бить больших медведей, надо не на счастье надеяться, а уметь купить берлогу, и что московские медвежатники рады найти новичков вроде меня, которым их окладчики и продают дрянные берлоги, сберегая настоящих зверей для своих привычных заказчиков.

Подогрев его красноречие и явную ко мне симпатию бутылкой коньяка, я добился раскрытия секрета, как следует покупать берлогу.

Как и колумбово яйцо — все оказалось проще простого. Оказывается, что все известные московские медвежатники покупали берлоги «с пуда» убитого медведя, категорически отказываясь покупать берлоги аккордно.

Таким образом, они били простым коммерческим расчетом, причем при торговле сразу же выяснилось, какой зверь обложен.

Все станет понятным, если мы переведем это на язык цифр.

Медвежья берлога расценивалась обычно от 60 до 80 рублей, вне зависимости от веса убитого медведя. Знатоки этого дела не соглашались покупать берлогу аккордно и предлагали крестьянину-окладчику заплатить за убитого медведя от 10 до 15 рублей с пуда.

Таким образом, берлога крупного медведя, вытянувшего от 8 до 12 пудов, давала ему заработок от 80 до 180 рублей.

Поэтому при разговоре сразу же выяснялось, какого размера медведь обложен. Если окладчик не соглашался продавать «с пуда», было ясно, что обложенный им медведь — дрянь. Если же вопрос шел лишь о цене за пуд, а принципиально он соглашался на это, можно было почти с уверенностью сказать, что медведь крупный.

Не всегда самая высокая цена за пуд гарантировала самого крупного зверя, так как даже средний медведь при высокой цене попудно делал стоимость берлоги значительно выше средней.

Тут покупателю, как дирижеру оркестра, надо было обладать абсолютным слухом, чтобы подметить, какая из скрипок фальшивит. Опытный глаз и слух сразу выявляли колебания продавца и безошибочно определяли приблизительный вес медведя,

Так, овладев этой грамотой, я позднее убил нескольких медведей, о пудах которых мне было уже не стыдно рассказывать.

Н.П. Пахомов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× вoсeмь = 32

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet