Кабана жалко

Всенародно любимый бард Владимир Высоцкий в известной нам песне пел: «... то же небо опять голубое, тот же лес, тот же воздух и та же вода...» Вот и у нас вроде то же самое: загонная охота на кабана. Все тот же трехсоткилометровый бросок по шоссе, затем километров 20 в сторону, примерно такая же охотбаза, лайки, местные охотники, охотовед, винно-банный вечер и т.д. Правда, эти 20 км в сторону даже с большой натяжкой можно назвать дорогой. Разбитая донельзя колея, ямы, ухабы, в общем, известная российская беда. Мы, королевская, т.е. из города Королева, команда охотников в составе 7 человек, в кузове цельнометаллического УАЗика являли собой комплект кеглей из боулинга. Хорошо хоть зимнее обмундирование предохраняло от синяков и шишек. Но это, конечно, всем знакомые мелкие неприятности, нам не привыкать.

А утром была охота! Чуть свет на машине уехали егеря проверить входы-выходы, но из-за отсутствия снега, кроме 3-х волков, ничего им обнаружить не удалось. Кстати, о волках. Место, где довелось нам охотиться, расположено в Рязанской Мещере, в нескольких километрах от Окского национального заповедника. По словам егерей, работающих в охотхозяйстве, волки вольготно живут в заповеднике, а в их охотничьи угодья ходят как в столовую. Только в этом году они сняли с гона двух собак, поймали и съели двух лаек. По непроверенным данным, даже в заповеднике за 2001 год волки зарезали 57 лосей. Вот это санитары! От такой санобработки скоро и зверья не останется. Поэтому на утреннем инструктаже руководителя охоты В. Петрова прозвучало четко: выходит на номер волк — бей, не жалей.

Ходить пешком в этот день совсем не пришлось, так как номера расставлялись прямо из машин. Вот и моя очередь. Снова стою, как огромная сова, но на этот раз не камуфлированная, а полярная, ведь на мне белый маскхалат, и молча верчу головой во все стороны. Номер на этот раз достался плохой. Прямо передо мной плотная стена ельника высотой до 5 м и шириной метров 60, т.е. в моем распоряжении только тыльная сторона стрелковой линии, а это уменьшение шансов процентов на 60.

Пошел снег, сначала слабо, а потом все сильнее и сильнее, завыл, закрутил ветер, как говорят в прогнозе погоды, «переменного направления». Такая странная картина: в тридцати метрах впереди гнутся и качаются деревья, сбитый с ветвей сухой морозный снег белой кисеей, словно космы тумана, повисает над дорогой, а там, где я стою, тишь да гладь, да божья благодать. Проходит пара минут, и теперь я в эпицентре снежной круговерти. Снежинки патефонными иголками колют лицо, залезают в уши, за шиворот, залепляют очки, а там, где недавно бушевала буря, все спокойно. Постепенно снег покрывает всю мою фигуру, лежит горкой на шапке. Отмечаю про себя: маскхалат можно было не надевать, итак похож на белое привидение.

Лес кругом какой-то странный, неживой. Ни тебе птички-синички, ни дятла, ни даже противных соек не видно. Только один раз пролетел над вершинами сосен мрачный черный ворон, оглашая окрестности мало мелодичными «крук, крук». Кыш, могильная птица!

Уже около двух часов стою, переминаясь с ноги на ногу. Затекла спина (вот они, лишние килограммы, где сказываются), все сильнее мерзнут руки, хорошо хоть ноги в тепле, да и зимний комплект одежды неплохой, а то бы совсем беда. Если в первые полчаса под каждой веткой, из-за каждого дерева глаз услужливо рисовал кабанье рыло, то в следующие полчаса этих рыл стало значительно меньше, а уж после полуторачасового стояния в голове одна мысль: когда же выйдут загонщики и этот, наверняка пустой, загон закончится. А загонщики идут с собаками молча.

Наконец из-за поворота доносится такое родное, такое желанное урчание мотора нашего УАЗика. За ветровым стеклом улыбающееся лицо нашего капитана Андрея Курдюкова. Из гостеприимно распахнутой двери тянет теплом от двух мощных печек.

— Что, Авенирыч, замерз?

— Ничего, — отвечаю, — матросы не сдаются!

Следующий загон имел такой же результат, т.е. нулевой, только и разница, что снег прекратился. Последний загон делали уже в сумерках, короткий, но вдруг... «Вдруг» не получилось. Ну что ж, эй, ямщик, поворачивай к черту!.., на базу! А там теплый дом, в большом зале длинный стол...

Несколько минут, и убраны в чехлы ружья, скинута лишняя одежда. Разложена нехитрая охотничья снедь, то, что нужно открыть, — открыто, то, что нужно откупорить, — откупорено. А времени с 6-ти вечера до часу ночи — целая река. И говорились бесконечные разговоры, порой перерастающие в беззлобные споры об охоте, о зверях, о ружьях, о собаках. О чем только не говорят за вечерним чаем!

Верховодил за столом Виктор Александрович Селиванов. Очень эрудированный, рассудительный, очень опытный человек, охотник и собачник-пойнтерист. К его мнению все прислушивались с большим вниманием. Но когда в разговоре о собаках он произнес фразу: «Дратхаары — это просто переросшие ягдтерьеры», — вся наша королевская команда, состоящая сплошь из владельцев дратхааров, чуть не попадала со скамеек. И это он про Басси А. Курдюкова, которая, если бросить ее в воду с надетыми на шее всеми жетонами и медалями, а количество их явно за сотню, моментально утонет, как тот Шарик с ружьем из деревни Простоквашино! И это он про Донну Ю.Белого и Дара В.Петрова, победителей Всероссийской выставки в Тамбове, обладателей двух дипломов первой (!) степени по полю (каждый)! Про Даниэля А. Кургускина, абсолютного чемпиона комплексных состязаний континентальных легавых «Раменское-2002»! Наконец, про моего Гранда, получившего за этот сезон 19 полевых дипломов, из них 7 — второй степени! Услышь В.Селиванова наши любимые дратики, сожрали бы его мигом вместе с пойнтером.

Но это, конечно, шутка. Каждый волен в своих высказываниях. И я с огромным уважением отношусь к ягдтерьерам, этим жестким, бесстрашным собакам, у которых, правда, их бесстрашие порой переходит в безрассудность. Атакуя барсука или кабана с головы, они забывают о собственной безопасности и зачастую получают серьезные травмы. Так, на ноябрьских межпородных состязаниях оба выставленных ягда были очень сильно распороты двухлетним кабанчиком.

Наконец к часу ночи все угомонились, только крыша дома мерно поднималась и опускалась, когда храп двух десятков нехилых мужиков попадал в резонанс.

Улегся и я на заранее надутый матрас (места на кроватях не хватило), укрылся любимым спальником и только повернулся на бок, предвкушая сладкий сон, как в двадцати сантиметрах от лица услышал злобное рычание. Я замер, рычание прекратилось, но стоило вновь чуть пошевелиться, как рычание возобновилось с еще большей силой. Осторожно достал из-под подушки фонарь и осветил автора рыка. И кто же это был? Угадайте с трех раз. Совершенно точно! В полуметре от моей головы сидел и злобно щерился не кто иной, как ягдтерьер! Как вам такая картина? Я-то не кабан, у меня клыков нет, и не барсук, у которого когти — что финские ножи, сунь я под эту кровать руку, мигом без пальцев останусь. Первой реакцией было желание встать, поднять всю нашу компанию на ноги и устроить мероприятие под названием «Изгнание собачьей грешницы из теплого рая»! Но так сладко и синхронно храпели все мужики, что я решил их пожалеть. Пришлось мужественно закрыть глаза и уснуть по стойке смирно. Так и проспал, сопровождаемый при малейшем шевелении звериным рыком, до самого утра.

А поутру они проснулись. На улице -25°С, да еще с ветерком. Остывшая за ночь автотехника напрочь отказывалась заводиться, в том числе и хваленый японский «Паджеро». Замаячила перспектива жить на базе до потепления. Слава Богу, один из водителей с вечера занес аккумулятор в дом, и ему после нескольких безуспешных попыток удалось завести УАЗ. А потом таскали на буксире остальных участников охотавтошоу. Только к 11.00 все четыре автомашины, стоя в колонне по одному, приветливо распушили хвосты дымных выхлопов в морозном воздухе. Тем временем на «Ниве» прискакали окладчики с доброй вестью: «Есть входной след, а выходного нет!» Ура! По коням, т.е. по машинам!

Всем было ясно, что все должно решиться в первом же загоне. Со щитом или на щите! Номера расставлялись с особой тщательностью. В лесу без подлеска, с видимостью метров 200 в любую сторону, после отмашки егеря капитан оставляет самого молодого и малоопытного охотника — Костю Зверева. Мне же достался на этот раз номер на опушке, заросшей мелкими елочками. Если бы я был кабан, точно здесь бы не пошел. Выбрал место поудобнее, замер. А в лесу деревья трещат от мороза, какие-то сучья падают. От каждого звука все тело вздрагивает, глаза среди неподвижных лесных предметов внимательно ищут малейшие намеки на движение. Вот сейчас, сейчас! Но минута проходит за минутой, все тихо.

На расположенную в двух метрах от меня старую березу, полусгнившую, с развевающимися ошметками бересты, прилетел дятел и сел так, что я его не вижу, но и он меня тоже. И тотчас принялся долбить, только гнилушки сыпятся. Строчит, как отбойный молоток, 130 ударов в минуту. Вот бы из этого красношапочника боксера сделать, никогда бы нокаут не получил, ведь мозги у него, наверное, в хвосте расположены. Прогнать бы этого барабанщика, но нет, пусть сидит, будет звуковой маскировкой, разве кабан сможет подумать, что в двух метрах от работающего дятла сидит охотник.

Незаметно прошло около часа. Как всегда внезапно, справа в стороне первых номеров раздалось два выстрела. И не заполошный дуплет, а толковый — стук!, небольшая пауза и снова — стук! Ветер доносит неясный лай собак. То ли гонят, то ли на месте зверя держат, сложно разобрать. Так прошло добрых минут десять. Команды сниматься нет, значит, стоим. Вдруг в той же стороне третий выстрел — стук! Теперь все ясно, добрали. Почти сразу заурчал мотор УА-Зика. Распахнутая дверь — заскакивай!

Вот что значит иметь радиостанции. Едем в машине и гадаем, кто же автор сегодняшнего успеха, а то, что это успех, уже ясно. То ли В. Селиванов, стоявший на первом номере, то ли А. Курдюков, стоявший от него через номер. Так, гадая, подъехали к группе охотников, стоявших возле небольшой куртинки молодых елочек. Первый вопрос: кто? И как гром среди ясного неба — Костя Зверев. Ай да Костя, ай да молодец! Самый молодой, самый зеленый — и так отличился!

И кого же он завалил? Охотники расступились. Мне пришлось поймать собственную челюсть где-то в районе колен: на лесной подстилке, положив голову с трехвершковыми клыками на передние ноги, лежал здоровенный кабан. Вепрь! Как потом выяснилось, он весил около 230 кг, и это без его самцовых причиндал. А каждое причиндало было размером с литровую банку. Спрашиваю Костю, как было дело. Отвечает, что лайка по кличке Урик выгнала секача метров на триста от стрелковой линии и выставила его прямо на Костю. Тот и положил ему в правый бок две пули из ИЖ-27, а когда кабан, пройдя метров 50, лег, добавил ему еще раз. Правда, мне было не очень понятно, почему между дуплетом и контрольным выстрелом была такая длительная пауза. Косте я ничего не сказал, а про себя решил: наверное, просто побоялся сразу подойти. Может быть, и правильно, такой зверюга попался.

Нарочно не придумаешь, но эксперт-кинолог Р.Седов был в загоне, и с одной стороны от Кости стоял на номере эксперт всероссийской категории В.Селиванов, а с другой стороны — эксперт-кинолог А. Курдюков. И все происходившее было им хорошо видно. Это и дало возможность расценить работу по вольному кабану западносибирской лайки Урик (ВПКОС №2380/99, вл. Дубовых А.В.) в 89 баллов. А это диплом первой степени! Мои поздравления владельцу собаки и прекрасному организатору охоты Дубовых Артуру Вячеславовичу!

На этом романтика закончилась, наступила правда охоты. Шубу с кабана долой, вжик, вжик, христь, христь.

— Отвернись!

— Кому?

— Сербиненко.

— Кому?

— Белому.

И быстрые сборы, и прощание с друзьями рязанцами, и долгая дорога, ведь УАЗ не Brabus. И отчего-то погрустневший Костя.

— Что с тобой, Константин?

— Кабана жалко...

Александр Косульников.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


вoсeмь × 8 =

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet