И в глухозимье — с уловом

зимняя рыбалка

зимняя рыбалка


Принято считать, что в период с середины января и до конца февраля наступает так называемый глухой сезон, или глухозимье, когда рыба почти не клюет. А значит, на рыбалку в это глухое время ездить, дескать, бессмысленно. Да, с этим можно согласиться, но лишь отчасти.

Действительно, в непроточных водоемах, особенно неглубоких озерах, прудах, карьерах, в этот период наступает кислородное голодание, рыба не проявляет активности, впадает как бы в сонливое состояние, мало питается, не клюет. Даже возможны заморы, когда много рыбы погибает, задыхается. А вот в больших, глубоких озерах и водохранилищах, особенно в которые впадают речки, даже в «мертвый сезон» можно рассчитывать на успешную рыбалку.

А успех, как правило, сопутствует тому, кто на рыбалке учитывает два основных фактора: особенности данного водоема и погодные условия. К особенностям водоема относятся рельеф его дна, глубины и отмели, подводные бровки, русла затопленных рек и речек, участки подводного коряжника и т.д. А погодные условия — это атмосферное давление, температура воздуха, направление и сила ветра, наличие или отсутствие осадков.

Где сверлить лунку?

Для чего все это надо учитывать? А для того, чтобы в период глухозимья правильно, с большей вероятностью определить стоянку рыбы, а значит — и место ловли, просверлить здесь заветную лунку. При этом надо исходить из того, что в разное время, в зависимости от погодных условий, рыба может занимать в водоеме разные «этажи» — то выходит на мель, то уходит в глубину, то придерживается подводной бровки. Так, при низком атмосферном давлении она уходит в глубину, а при высоком — стоит на более мелководных местах.

Постараюсь подтвердить это на конкретных примерах. Помнится, рыбачил 8 февраля 1996 года на Истринском водохранилище в районе Пятницы. Дату точно называю потому, что давно веду рыболовный дневник, куда записываю все сведения о каждой рыбалке, в том числе и погодные факторы. Честно говоря, на успех особенно не рассчитывал, помня о глухозимье. Но, к моей радости, получилась прекрасная рыбалка. Лунки просверлил и прикормил в двух местах, на глубинах примерно шести и семи метров. И на обеих «точках» активно клевал приличный подлещик. Такого клева не бывало даже в начале зимы, в самую, казалось бы, удачливую пору. Поймал тогда более шести килограммов рыбы. Уже возвращаясь после рыбалки домой, сидя в автобусе, разговорился с соседом-рыболовом. Из его слов я понял, что рыбалкой он остался недоволен, поймал мало и вообще, как он выразился, «подлещик почти не клевал».

— А как у тебя дела? — поинтересовался он.

Я ответил, что поймал хорошо. Для убедительности открыл свой рыболовный ящик и показал улов.

— Где же ты сидел? — спросил удивленный сосед.

Как выяснилось, именно в ответе на этот вопрос заключался весь секрет лова и бесклевья в этот день в разных местах водоема. Я сказал собеседнику, что сидел под свалом затопленного русла реки Истры, на глубине семи и шести метров. А он с приятелем, оказывается, рыбачил у заросшего камышом берега залива, где глубина была около трех метров.

— Повезло тебе, удачно попал на рыбу, — подвел свое заключение сосед-рыболов.

Конечно, в рыбалке, как и в любом другом деле, везение играет не последнюю роль. Но, честно говоря, повезло мне совсем не случайно. Дело в том, что я хорошо знал, где проходит затопленное русло реки Истры, в этом месте рыбачил не впервые. Знал и о такой закономерности: в глухозимье, при любом атмосферном давлении, клев бывает лучше именно на глубине, на русле, где выше проточность.

Или вот другой случай. Приехал порыбачить на Учинское водохранилище. Дело было в феврале. Погода стояла не из лучших: порывистый ветер гнал мокрый снег. Вместе с другими рыбаками я держал курс к знаменитому «затопу». Кто рыбачил на этом водоеме, тот знает: затоп — это участок над затопленным подводным островом. Здесь, на мели, над верхушкой подводного острова, всю зиму клюет мелкий окунишка, хотя на скатах затопа по перволедью попадаются на мормышку и блесну приличные «горбачи». Именно здесь и скапливается основная масса рыбаков.

Проходя мимо небольшого острова, что возвышается слева по ходу движения, я вдруг вспомнил, как несколько лет назад чуть правее и впереди от этого острова довольно успешно ловил подлещиков. Знал, что здесь проходит русло затопленной речки Учи и глубина довольно приличная, до шести и более метров. Не только память о той удачной рыбалке, но и какое-то необъяснимое рыбацкое чутье потянуло меня сюда, заставило отделиться от остальных рыбаков и свернуть с проложенной ими тропинки на глубоком снегу. Именно рыбацкое чутье подсказывало: погода сегодня больше для белой рыбы, чем для окуня.

Просверлил лунки в двух местах — на пяти и шести метрах, опустил в них прикормку. Размотал удочку с мормышкой, насадил мотыля. Возиться с другими удочками не хотелось, чтобы не терять зря времени. Рассуждал так: не будет здесь поклевок — пойду на затоп.

Поклевок долго не было. Менял ритм игры кивком, но все напрасно. Уже собрался было смотать удочку, мысленно ругая себя за напрасно потерянное время. Не помню уж, что заставило меня положить удильник на снег: то ли надо было почистить черпаком лунку от засыпавшего ее снега, то ли просто надоела эта безрезультатная игра. И только положил удильник, как кивок чуть вздрогнул и плавно выпрямился. Быстро подсек, почувствовал живую тяжесть. Вместо ожидаемого подлещика на крючке оказалась плотва. Снова насадил мотыля. Теперь уже не стал играть мормышкой, а сразу опустил ее на дно. И снова кивок выпрямился, вытащил опять плотвицу.

Быстро просверлил в полуметре вторую лунку, настроил в ней поплавочную удочку. И поплавок тоже не бездействовал. То «нырял» вниз, то, подрагивая, всплывал. Так, попеременно, таскал плотвиц то из одной лунки, то из другой. И уже не замечал неприятного ветра, мокрого снега. Когда клев в этих лунках ослабевал или прекращался, переходил к другому прикормленному месту. И что любопытно: вокруг — ни души. На довольно обширном участке был я один. Поймал тогда более четырех килограммов плотвы.

Возвращаясь домой, остановился на берегу у групп рыбаков, расположившихся перекусить. Из их разговора понял, что «окунь почему-то не клевал», что «погода была не окуневая». А когда я сказал, что наловил плотвы, они даже не поверили.

— Плотвы? Не может быть! Я показал улов.

— А где же ты сидел? — сразу оживилась вся компания.

— Там, — небрежно махнул я рукой в сторону водоема. А что я мог еще сказать?

С тех пор каждый раз, когда посещал этот водоем, я непременно сверлил лунки в том «плотвином» месте. И редко оставался без улова. Наряду с плотвой попадался и подлещик. И выявил такую закономерность: плотва словно вымирала, оставалась совершенно равнодушной к приманке в солнечную морозную погоду. И наоборот, в теплый пасмурный день, особенно когда шел мягкий пушистый снежок, плотва проявляла особую активность.

Все это еще раз говорит о том, как важно уметь правильно учитывать погодные условия и знать водоем. Только при этом можно просверлить лунку на нужном месте и рассчитывать на успех даже в глухую зимнюю пору.

Лед толще — снасть тоньше

Думаю, любой рыболов согласится со мной, что с наступлением глухозимья снасть для рыбной ловли должна быть особенно тонкой и чувствительной. Говоря о тонкой снасти, я имею в виду не только сечение лески, хотя это тоже немаловажно. И если по перволедью, когда рыба проявляет особую активность, вполне можно использовать леску сечением 0,15 мм, то в глухую зимнюю пору целесообразней переходить на лески-паутинки сечением 0,08-0,12 мм.

Но, повторяю, речь не только о сечении лески. Немаловажное значение имеет и чувствительность снасти, ее отрегулированность. Особенно это относится к зимней поплавочной удочке, которой чаще всего пользуются любители рыбной ловли в глухое зимнее время. О том, насколько это важно, хочу рассказать одну поучительную историю.

Однажды напросился со мной на рыбалку один мой знакомый. Я знал, что он не заядлый рыболов и лишь изредка, как он сам выразился, «балуется» этим. Приехали на Истринское водохранилище, в Лопотово, просверлили лунки, прикормили. Вскоре начался хоть и слабый, но клев. Подлещик шел мелкий, но скучать не приходилось. Я уже подергал более десятка «хвостов», когда ко мне подошел мой напарник, в подавленном настроении, и произнес:

— А у меня почему-то не клюет.

Странно было слышать это признание, когда кругом у всех клевало. Я видел, как расположившиеся неподалеку от нас рыбаки то и дело взмахивали руками, подсекая очередную рыбу, и вытягивали ее из лунки. Поэтому первое, что хотелось посоветовать моему незадачливому рыболову, — сменить место рыбалки, найти более удачное. Но какое-то необъяснимое чувство заставило меня подойти к его лункам, проверить снасть. Поднял один из удильников так, чтобы поплавок оказался над водой, снова опустил в лунку. И обомлел от увиденного: поплавок камнем тонул под тяжестью явно завышенного веса грузила. А ведь он должен опускаться медленно и плавно. Вывод: снасть абсолютно не отрегулирована, о чем и сказал своему знакомому.

— Что значит — не отрегулирована? — удивился он. — И как это надо делать?

Я объяснил. А для большей убедительности подвел его к своим лункам и показал наглядно, что значит отрегулированная зимняя поплавочная удочка.

Думается, этот урок окажет добрую услугу многим другим, особенно начинающим рыболовам. А секрет прост: к леске у крючка надо прицепить такое грузило, вес которого лишь чуть-чуть превышает грузоподъемность поплавка. При этом поплавок под весом грузила будет погружаться медленно и плавно. Если же грузило слишком большое, то поплавок под его весом резко уходит вниз. Чтобы этого избежать, надо срезать ножом часть свинца, добиваясь взвешенности грузила и поплавка. Как говорится, здесь нужна точность, как в аптеке.

Поэтому, снаряжая зимнюю удочку, я еще дома, до выезда на рыбалку, добиваюсь ее тщательной регулировки. Все необходимые операции проделываю в трехлитровой стеклянной банке, наполненной водой. Сдвигаю поплавок к самому грузилу и опускаю оснастку в банку. Если поплавок не тонет — значит, маловато грузило. Прицепляю больше. Если поплавок резко тонет вслед за грузилом — значит, великовато грузило. Срезаю ножом его часть. Снова проверяю. Надо — опять немного срежу свинца. И так до тех пор, пока поплавок под весом грузила не станет опускаться медленно и плавно.

Спрашивается: зачем это надо? Для чего такая точность в регулировке веса грузила и грузоподъемности поплавка? Как это ни странно звучит, делается это для того, чтобы... обмануть рыбу. Ведь насадка лежит на дне, а рыба (особенно подлещик) берет насадку с крючком и поднимает ее. Поднимается и грузило. И если снасть не отрегулирована, если вес грузила значительно превышает грузоподъемность поплавка, то рыба сразу почувствует излишнюю, неестественную тяжесть и выбросит насадку с крючком.

А если снасть хорошо отрегулирована, то поплавок как бы скрадывает, гасит вес грузила, оно становится в воде как бы невесомым. В результате рыба, схватив насадку, не чувствует веса грузила и смело заглатывает насадку с крючком. Поплавок в этот момент поднимается, всплывает. Тут уж нельзя зевать, надо немедленно подсекать, пока поплавок полностью не всплыл. Потому что как только поплавок всплыл, он уже перестал быть компенсатором веса грузила и рыба сразу почувствует подвох, бросит ваше «угощенье». И поплавок опять опустится.

Итак, с регулировкой грузила ясно. Но нередко на рыбалке с зимней поплавочной удочкой рыболовы используют вместо крючка с грузилом мормышку. Как тут быть? Не будешь же резать ножом часть мормышки, если поплавок мал. Или, наоборот, не срезать же часть поплавка, если мала мормышка и не погружает поплавок.

Выход есть. Просто надо прицепить поплавок, грузоподъемность которого немного превышает вес мормышки. При настройке в банке с водой в таком случае поплавок не утапливается, а мормышка висит над дном. Отрежьте ножом или ножницами пластинку свинца, прикрепите грузик у самой мормышки. Если теперь вместе со свинцовым грузиком и мормышкой поплавок тонет, то регулируйте точно так же, как это описано выше на примере с грузилом. Срезая частички свинца, добейтесь, чтобы общий вес мормышки и свинцового грузила медленно, плавно (а не быстро) топил ваш поплавок.

И после того как это достигнуто, передвиньте по леске кусочек свинца на 30-40 см выше мормышки и зажмите его здесь. Делается это для того, чтобы грузик своим видом не настораживал и не отпугивал рыбу, пожелавшую отведать мотыля на крючке мормышки. Заглотив мотыля с мормышкой, рыба и в этом случае не ощущает ее веса, так как система «мормышка-грузик-поплавок» уже отрегулирована.

Такой способ настройки снасти позволяет применять самые разные по размеру и весу мормышки при ловле на любой глубине. Если, к примеру, вы захотели использовать мормышку помельче — пожалуйста. Надо только прицепить к леске над мормышкой грузило соответственно покрупнее. Хотите ловить на мормышку покрупней — грузик надо прицепить помельче. При поклевке поплавок опять же всплывет. Правда, при этом он всплывает не полностью, не «выкладывается». Поднявшись к поверхности воды, он остается в вертикальном положении, так как подвешенный над мормышкой грузик не дает ему всплыть полностью. Но это не беда. Главное — поклевка четко обозначена.

Конечно, рыболовная снасть должна быть чувствительной и отрегулированной всегда, в любое время года. Но особенно необходимо это в период глухозимья, когда даже нерешительное, вялое прикосновение рыбы к насадке должно быть четко увидено. Вот почему тут необходима, как говорят, прямо-таки аптекарская точность. Но если рыбалка предстоит на водоеме с большой глубиной (более восьми метров), то при регулировке снасти следует помнить о том, что на большой глубине грузило должно утапливать не только поплавок, но и значительный отрезок лески. Значит, грузило надо прицепить чуть больше, с учетом не только размера поплавка, но и плавучести лески.

У каждой лунки — своя удочка

В глухой январско-февральский период трудно приходится не только рыбам, но и рыболовам. Они преодолевают немалые расстояния по глубокому снегу, сверлят толстый лед, постоянно очищают черпаком лунки от нарастающей ледяной корки, а леску — от налипших к ней ледяных «бусинок». И если в начале зимы часто можно видеть, как рыболовы то и дело меняют свое место и сверлят новые лунки, то в это глухое время каждая лунка дается с немалым трудом. А поэтому рыболовам, особенно пожилым, остается только сидеть и ждать своего рыбацкого счастья у готовых, прикормленных лунок.

В этих условиях особенно важно придерживаться правильной тактики ловли, так как рыболов, безуспешно просидев над лунками долгое время, начинает вытаскивать и переносить удочки к другим лункам. Сначала одну удочку, потом другую. А под теми лунками — другая глубина. Вот и приходится заново устанавливать необходимый спуск, регулировать поплавок так, чтобы он был притоплен в лунке на 4-5 сантиметров. Теряется время не только на переходы, но и на регулировку, настройку снасти. Да и тонкая леска при переносах удочек нередко путается, опять же надо либо ее распутывать, либо обрывать и перевязывать.

А ведь всего этого можно легко и просто избежать. Надо только брать с собой на рыбалку запас удочек из расчета, чтобы у каждой лунки была своя удочка. К примеру, вы просверлили в выбранном месте две лунки. Сначала надо опустить в них прикормку, потом леску с насаженным на крючок или мормышку мотылем, отрегулировать по глубине спуск.

Потом то же самое проделать и у других лунок, удаленных, как правило, на 30-40 метров от первой «точки». Но прежде чем отойти к другим лункам, надо удочки у оставляемых лунок приподнять на два-три метра и положить на лед. Если на льду достаточно снега, то удильники можно воткнуть в снег, чтобы их было видно со стороны и не сносило ветром. Теперь насадка на удочках не лежит на дне, а поднята соответственно на два-три метра выше. Делается это для того, чтобы плавающая у дна рыба в отсутствие рыболова не сняла безнаказанно с крючка насадку.

Теперь рыбачить проще и легче. А главное — результативней. Просидев у одних лунок определенное время и не дождавшись поклевок, вы беретесь за удильники и вытягиваете леску, как уже сказано, на два-три метра. После этого отправляетесь к другим лункам. Здесь удочки тоже вытащены, удильники лежат в двух-трех метрах в стороне от лунок. Беретесь за удильник, опускаете леску. Теперь уже нет необходимости регулировать спуск. Он уже отрегулирован, поплавок занимает нужное положение.

Так опускаете сначала одну, потом другую удочку. За сохранность насадки беспокоиться не надо: на высоте двух-трех метров от дна вряд ли какая рыба может ее снять. И нередко бывает так, что как только ваша насадка достигла дна, тут же следует поклевка. Значит, рыба сюда подошла, и не надо спешить к другим лункам.

Так и переходишь от одних лунок к другим, частично вытягивая леску из оставленных лунок и опуская ее в тех, к которым подошел. Где начинает клевать, там и лови. Прекратились поклевки здесь — переходи к другим лункам.

Периодически для приманивания рыбы можно проделывать такую нехитрую операцию: приподнять удочку примерно на полметра и медленно опускать ее. И как только поплавок достигнет своего нижнего положения, желательно несколько раз еще чуть-чуть подергать удочкой вверх-вниз, чтобы поплавок поднялся и опустился примерно на два-три сантиметра. Насадка в этот момент как бы шевелится у дна, привлекая рыбу.

И очень часто бывает, что именно после такого подергивания сразу следует поклевка. Особенно эффективна такая игра удочкой с кивком и мормышкой. Стоит только немного поиграть кивком, чуть поднимая его и опуская, как тут же он либо прогнется, либо выпрямится, сигнализируя о поклевке.

Обычно лунки сверлят в двух, а то и в трех местах, удаленных друг от друга на 30-40 метров. В каждой «точке» — по две или три лунки. Это повышает шанс напасть на уловистое место, на стоянку рыбы. И лучше, если выбранные рыболовом «точки» находятся на разных глубинах, то есть не над ровным дном, а на подводном склоне, с разницей глубин хотя бы на метр-два. Сразу станет ясно, на каких «этажах» находится сегодня рыба, где ее целесообразней ловить.

Чтобы леска не примерзала

Глухозимье характерно крепкими морозами. А ведь известно, что в морозную погоду лунки не только сверху постепенно покрываются коркой льда, но и намерзают с боков — они как бы сужаются в диаметре. И если в такой лунке оставить удочку, то через некоторое время леска так примерзнет к стенке лунки, что освободить ее будет нелегко, а порой просто невозможно.

Бывает ведь, что увлечешься ловлей на уловистых лунках, а придешь примерно через час к оставленной в лунке удочке, начнешь вытаскивать леску — не тут-то было! Она может свободно скользить вверх-вниз вдоль стенки сквозь намерзший лед, но вытащить ее полностью никак не удается. Мешает мормышка или грузило с крючком, которые упираются снизу в намерзший лед и не пускают дальше леску.

Как же быть? В лучшем случае удается с помощью черпака или багорчика подцепить в лунке мормышку, оторвать ее, вытянуть освободившийся конец лески и снова привязать к ней мормышку. А если подцепить таким образом мормышку не удалось, то остается одно — порвать леску и распрощаться с мормышкой.

Такие неприятности случались у меня раньше неоднократно, пока я не узнал одну простую «хитрость», благодаря которой подобных проблем теперь у меня не возникает. А «хитрость» эта заключается в обычной хворостинке. Прежде чем оставить в лунке удочку, надо взять заранее припасенную хворостинку или прутик и положить ее сверху на середину лунки. А леску навесить на эту хворостинку. Вернее, хворостинку подсунуть под леску. Теперь леска будет опущена по центру лунки, не касаясь ее краев. Она уже ни за что не примерзнет к стенке лунки даже в сильный мороз.

А тростинки или прутики всегда можно найти на берегу водоема, особенно у ложбин, оврагов. Вместо них можно также срезать веточки из ближайшего кустарника.

Кузьма Пашикин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


+ двa = 7

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet