Горящая лицензия

Начало декабря. Снегу в этом году немного. Траву, конечно, прибило, но кое-где из-под снежного покрывала выглядывают сучки.

На лыжи мы встали рано. А вот результатов почти нет. До декабря взяли всего четырех зайцев. Видно, неурожай на косых.

Напарники мои, убежденные зайчатники, охоту на зайцев начинали с сентября. Методика охоты у них была своя. Может быть, это мне, любителю охоты по боровой, их методы казались неправильными. Но по чернотропу ни о каких зайцах я даже слышать не хотел.

Позже, когда уже выпадал снег и охота по птице прекращалась, вот тогда — самое время идти на зайца. Ездили мы в разные места, но в этом году, как говорится, госпожа удача повернулась к нам...

Купив лицензию на кабана, мы первые две недели прочесали лес вдоль и поперек, ходили через день и, только оторвав подошвы у подшитых на два раза валенок, сбавили прыть.

Один из наших товарищей охотников оставил нас по уважительной причине: у него заболела жена и ее увезли в Екатеринбург на операцию. Все выходные он проводил там. Второй охотник подвернул ногу и, плюнув на нашу затею, напутствовал нас словами:

— С вами, фанатиками, все ноги обломаешь!

Первое время мы приглашали знакомых помочь нам в отстреле кабана, но после двух-трех безрезультатных выходов наши помощники остывали и, сославшись на какие-нибудь причины, ехать с нами отказывались.

Мы уже и сами поняли, что лицензию купили зря и скорее всего она пропадет.

— Горящая была лицензия. Было бы все нормально, кто бы нам ее продал? — сокрушался вечно во всем сомневающийся Алексей. — Сам нарвался. Все кабана тебе надо было. Если не возьмешь после Нового года, стоимость возмещать будешь, — сердито говорил Валерий

— Да, да. Пусть возмещает с процентами, — поддакивал я. Смирившись, что кабана нам в этом году не взять, поостыли и параллельно стали гонять зайцев.

В очередной раз выехали в самый дальний угол наших угодий, на кромку болот. Может, здесь повезет.

Три часа непрерывных хождений «по целине» ничего не дали. Сменяли тактику. Расходились цепью, шли гуськом по набитой лыжне, заходили в болото. Нет, следов не встречаем.

В самом конце болота, где старая углежоговская дорога уходила на Каменск, наконец-то наткнулись на следы.

Следов было море. Вчера здесь кто-то гонял зайца. Все истоптано охотниками, собаками, и кое-где среди этих троп виднелся заячий след.

Охотники были без лыж. И не менее четырех человек. Следы шли вдоль заячьей строчки, расходились, пересекались, у деревьев отоптанные площадки, ждали зайца. И собаки накрутили столько, что вероятнее всего заяц остался жив.

Прислонившись к сосне, провели совещание. Решили зайца поискать.

Развернулись в цепь и двинулись вдоль кромки болота.

Собака, воткнув нос в одни следы, затем в другие, несколько раз фыркнула и спокойной рысью побежала прочь от болота.

— Куда ты? Там следов-то даже нет! — Алексей любил собаке давать указания.

Не реагируя на окрики и команды бежать вдоль болота, собака спокойной рысью, помахивая вертикально стоящим хвостом, удалилась в сторону выруба, заросшего мелким кустарником.

— Я знаю, заяц лежит в болоте.

Алексей частенько изрекал какие-нибудь истины, начиная каждый раз со слов: «Я знаю!».

Друг к другу мы относились с известной долей юмора, постоянно незлобно подшучивали друг над другом, слегка «покусывали» за неудачи и мелкие проступки, но в общем жили мирно.

Алексей первое время подшучивал над Валерием, над его белым маскхалатом, называл его «финским лыжником». Через год сам обзавелся белым балахоном, и теперь уже я их называл «финскими лыжниками».

Алексей и меня пытался перевербовать в «финские лыжники», но я пока не сдавался, ходил в старой, видавшей виды выцветшей штормовке и коричневых брюках поверх валенок.

Хоть птицу, хоть зайцев, если они были, я хорошо брал и без маскхалата.

Собака ушла вправо и скрылась из виду. Еще пятнадцатиминутный переход в спокойной темпе не дал никаких результатов. Свежие следы зайца так и не попадались. А вчерашних следов охотников и собак столько, что о заячьих нет никакого намека.

— Бесполезно! — Алексей остановился, — бесполезно! Или его взяли вчера, или угнали. Надо обходить. По старым следам топтаться бесполезно.

Мы с Валерием были сторонниками пробежаться вдоль старых следов еще с километрик.

Наш спор разрешила собака. Сначала два-три взлаивания. Перемолчка, показавшаяся вечностью, и собака заголосила.

Ружья мгновенно оказались в руках, но гон пошел от нас в противоположном направлении.

Сначала заяц резал по прямой. Затем с плавным поворотом влево. Гон удалялся с каждой минутой. Очень скоро собака сошла со слуха. Постояли минут пять, нет, не возвращается. Закинув ружья на плечо, пошли в сторону, куда ушла собака.

Выстроившись друг за другом, в темпе работаем ногами. Периодически первый лыжник сходит в сторону, его место занимает другой, и идем дальше, не сбавляя скорости.

Наконец где-то далеко послышался голос собаки. Остановились. Прислушались. Надо взять правее. Снова ускоренным шагом — на голос собаки.

Голос то приближался, то удалялся.

— Гоняет!

Ружья перехватили в руки и начали расходиться в цепь, метров на пятьдесят-шестьдесят друг от друга. Голос у собаки какой-то необычный. Вот она заливается как по зайцу. Через некоторое время — перемолчка, и собака уже отдает голос с визгом, вроде даже с урчанием.

Идем в цепь. Сквозь нетолстые сосенки видна кромка болота.

Камыш шевелится и шуршит метелками от небольшого ветра. Чахлые редкие березки и погибшие тонкие сосенки создают впечатление непроходимого болота.

Из-за кромки болота появляется собака. Она бежит быстро, поджав хвост и подогнув уши, озирается и подвывает.

Увидев нас, радостно разворачивается и внимательно смотрит на свой след. Еще раз оглянувшись, с голосом уходит в сторону болота.

Идем вдоль следа собаки и натыкаемся на тропу. Она идет из болота, заворачивает влево. Тропа старая. «Держит» человека. Кто же так натоптал?

В это время собака замолкает. И через минуту с глухим лаем и визгом приближается в нашу сторону.

Поворачиваюсь навстречу собаке, поднимаю ружье. Через мгновенье из болота вылетает собака с поджатым хвостом и опасливо оглядывается. Вслед за ней несется какой то зверь, почти черного цвета. Размерами раз в пять больше собаки.

Сначала я принял его за медведя. Волосы встали дыбом, ноги как приросли. В метре от меня тропа, рядом ствол нетолстой березки. В стволах оба патрона дробовые, на зайца. Бежать поздно. Прятаться негде.

Собака, добежав до меня, остановилась. Зверь, отбежав от кромки болота метров сто, развернулся и неспешно побежал обратно. Да это же кабан!

Оглядываюсь. Валерий заталкивает в переломленное ружье патроны. Алексей немного впереди и вправо, разводит руками и показывает, какой большой был зверь.

Перезарядив ружье пулями, беру в руку еще два патрона, чтобы при необходимости быстрее перезарядить ружье.

Валерий показывает двумя пальцами в землю, как будто колет вилкой. Смотрю на Алексея. Тот уже занял позицию за сосной и поднял ружье еще раз.

Хлопнув собаку по холке, шепотом командую: «Взять!». Собака разворачивается и с голосом уходит в сторону болота. Перехожу немного вперед к толстой кривой березе, сбрасываю с ног лыжи, двумя пинками разбрасываю лишний снег, чтобы удобнее стоять, поднимаю ружье.

Собака замолкает. Потом слышен визг, и через минуту собака вылетает из болота с поджатым хвостом. Следом несется кабан. Отбежав от кромки болота метров сто, он останавливается, еще мгновение смотрит собаке вслед, затем разворачивается.

Раздается выстрел. Алексей стреляет первым. Ко мне кабан оказался правым боком. Целюсь под лопатку. Мягко нажимаю на спуск, выстрел. Кабан не реагирует. Второй раз стреляю торопливо, по туше. Кабан скачками несется к спасительным зарослям камыша. Выстрел справа, выстрел слева. Кабан не вздрогнул, не притормозил, не качнулся. Как несся скачками к болоту, так и пропал.

Ружье перезаряжено. Выхожу к месту, где кабан разворачивался и должен был получить, по меньшей мере, три пули. Подходят Валерий и Алексей. Оказывается, когда кабан разворачивался, вместе со мной стрелял и Валерий. Так что в кабана на развороте должно было попасть четыре пули.

Собака со злобным лаем унеслась вслед за кабаном.

На тропе «стрижка». Щетины валяется много, даже небольшой кусочек шкуры. Дальше по тропе начинается кровь. С левой стороны кровь черная, большими сгустками. Справа все забрызгано алой кровью, как из краскопульта.

— Далеко не уйдет. Крепко зацепили. — Алексей рукавицей вытирает нос. — Возьмем!

Прислушиваемся. Из болота слышны какие-то звуки, вскидываем ружья, ждем появления кабана.

Заворачиваю край вязаной шапки, освобождаю уши, прислушиваюсь. Похоже на рычание. Поворачиваю голову влево, вправо, чтобы лучше определить направление звука. Вроде, в болоте рычит собака.

Решаем идти. Первый пошел Валерий. За ним Алексей шагов на десять сзади. Ружья наизготовку. Идем медленно, прислушиваемся. Впереди слышно рычание. И вот, метрах в сорока, видим темную тушу кабана прямо на тропе. А рядом собака с рычанием треплет поверженного врага. Подходим ближе. Кабан лежит мордой от нас. Как бежал, так и пал на тропе. Собака рвет его за ухо.

Убедившись, что кабан мертв, вытащили ножи, начали шкурить. Четыре пули попали по корпусу. Причем одна пуля двойная. Две крупные картечины, связанные между собой капроновым шнуром. Другая пуля на выходе сделала дыру величиной с кулак. Несмотря на такие тяжелые раны, он еще метров триста смог пробежать.

Разделать, сложить в рюкзаки и вытащить к машине трофей большой сложности не составляло, хотя попотеть и пришлось.

Зайца в этом болоте мы так и не нашли, а выходные следы кабанов видели. Но лицензий на кабана брать больше не решались, да и желания такого не возникало.

А.Копырин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


1 + = дeсять

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet