Гончая в качестве ретривера: наблюдения гончатника

Принято считать, что, выводя породы собак, человек развил до совершенства те инстинкты, которые имелись еще у диких предков собаки. Сейчас по телевидению нередко показывают прекрасные фильмы из жизни дикой природы, в которых можно видеть, какие методы используют хищники в процессе охоты. Вот общая картина такой охоты. Хищник, пользуясь слухом, обонянием и зрением, определяет местонахождение предполагаемой добычи, скрытно подбирается к ней, затем догоняет ее и умерщвляет. Первый этап охоты — поиск добычи — наиболее ярко выражен у лаек, легавых, гончих, спаниелей, менее — у норных и борзых. Считается, что стойка легавых — это видоизмененное затаивание хищника перед броском на дичь. Момент сближения с жертвой, залавливания ее, очень ярко выражен у борзых, в меньшей степени у норных и лаек.

В эту простую схему несколько не укладываются гончие и ретриверы. Ведь гончая зачем-то отдает голос на следу зверя, не видя его, в результате предполагаемая добыча может уйти, заслышав приближение врага. Какой же инстинкт развил у собак человек, чтобы получить гончую? Известно, что предком собак был не просто хищник, но стайный хищник. В тех же фильмах о дикой природе можно увидеть стайную охоту волков или гиеновых собак, когда часть стаи преследует добычу по следу, а часть перехватывает жертву на пути ее движения. Получается, что охотник, ожидающий зверя из-под гончей — это член стаи, исполняющий роль в драме, написанной древними предками собак миллионы лет назад. Впрочем, и сам человек в древности — тоже стайный охотник. Наверное, потому так популярна среди людей охота с гончими.

Апортировка дичи тоже, на первый взгляд, противоречит инстинкту хищника. Что заставляет собаку, которая нашла или догнала дичь, вместо того, чтобы насладиться добычей, нести ее хозяину? Подают дичь не только ретриверы, но и легавые, спаниели, норные, да и гончие, такие примеры я приведу ниже. Ежедневно в любом скверике любого города можно наблюдать игру «с принесением палки». В эту игру любят поиграть представители всех пород — служебных, декоративных, охотничьих. Забавно смотреть, как собака тащит за хозяином палку, стараясь заглянуть ему в лицо, будто умоляя: «Хозяин, ну брось эту палку, чтобы я могла тебе ее принести!» Какой «инстинкт дикого предка» использовал человек, Чтобы добиться апортировки?

Вернемся опять к фильмам о дикой природе, но только не к сценам охоты, а к периоду выведения потомства у волков, например, как наиболее вероятных предков собаки. Волчица выкармливает волчат после щенения вначале молоком, затем полупереваренным мясом, которое отрыгивает самец, и, наконец, просто мясом, которое родители приносят с охоты. Причем, если это возможно, родители стараются принести еще живую дичь, чтобы потомство научилось эту дичь умерщвлять — это шаг к взрослой охотничьей жизни. Этот великий родительский инстинкт — приносить еду своим детям — послужил основой для выработки подачи у собак.

С ретриверами, спаниелями, легавыми, норными, лайками все понятно: апортирование — это необходимый, а для ретриверов — основной элемент работы в поле. Требование подавать дичь для них входит в правила испытаний, хозяева отрабатывают подачу в процессе натаски. Другое дело — гончие. Многие деревенские гончатники считают нормальным, если гончая, догнав подранка, тут же начинает его пожирать. Только такая гончая, по их мнению, будет жадна к зверю, а значит, долго и вязко гонять. Русский пегий выжлец Дунай одного моего соратника по охоте Николая К. успевал сожрать ползайца, пока хозяин бежал стометровку, чтобы хоть что-то досталось и ему. Рябчика Дунай мог проглотить одним махом — вдохнул, и нет его. Работником он был посредственным.

Говорят: сколько людей, столько характеров. Точно то же можно сказать о собаках: сколько собак, столько характеров. Это различие характеров достаточно ярко проявляется в отношении каждой из собак к добытой дичи. За свою охотничью практику мне приходилось наблюдать разные картины — от кровавых драк с хозяином за обладание зайцем до полного игнорирования еще живого, но притаившегося, а потому неподвижного зверька. Забавно смотреть, как гончая продолжает нарезать круги, ища выходной след зайца, который уже лежит перед хозяином и к которому тот безуспешно пытается привлечь внимание собаки.

Не так давно гончих разрешили испытывать по утке, что вызвало ужас среди ортодоксальных гончатников. Нашелся и в нашей, Тверской, области диссидент, поставивший гончую на такие испытания. В результате русский гончий выжлец Бушуй М. Черняева получил диплом второй степени по водоплавающей дичи. Я разговаривал с экспертом, присудившим этот диплом. Он подтвердил, что Бушуй прекрасно работал в поиске, преследовании и подаче птиц, причем даже лучше спаниелей, выставлявшихся на тех же испытаниях. «По работе ему можно было давать диплом первой степени, но уж больно необычно — гончая с дипломом высшей степени по утке, и я решил воздержаться», — сказал он. И верно, гончие имеют все данные для того, чтобы работать по утке: хорошее чутье, способность преследовать подранка или уходящую птицу по ее следу с голосом, что очень удобно для хозяина, силу и выносливость для продолжительной работы в трудных условиях болота, а кроме того, большинство гончих любит воду и с удовольствием плавают.

Как-то мне пришлось побывать на утиной охоте на озере Волго недалеко от поселка Пено Тверской области. Озеро Волго летом представляет собой обширную пойму со старицами и труднопроходимыми трясинами, по которой вьется еще узкая — метров пять шириной — река Волга. Накануне открытия утиной охоты множество приезжих охотников разжигают костры в окрестных лесах, утром звучит канонада, а часам к десяти следующего дня они разъезжаются, увозя довольно скудные трофеи. Тогда появляются местные охотники с собаками, которые подъезжают из Пено на моторках по воде и пускают в поиск собак, сами же ждут около лодки. Одна из виденных мною собак по виду — чистокровная гончая, другая — лайка. Собаки подбирают в креп; ненайденных городскими охотниками уток, ловят подранков и несут хозяину. Хозяин складывает добычу в лодку, затем лодка переезжает на другое место.

Лет пятнадцать назад у мен был выжлец по кличке Аскет, который работал не только по зайцу, но и по утке. Ловить уток его приучил прежний владелец еще щенком. Охота с гончими на уток по существующим правилам запрещена, но после открытия охоты на зайцев мне иногда удавалось выстрелить по уткам на лесных прудах, и Аскет не раз помогал найти подранка. Подранков Аскет приносил всегда живыми — не мял и не душил их, зайцев же душил и прятал, если хозяина не было рядом но, подтверждая данную ему кличку, почти никогда не ел. Я сказа «почти», поскольку был единственный случай, когда Аскет все таки съел зайца. Расскажу обо всем по порядку.

Накануне выпал свежий снег мы с Аскетом чуть свет были в лесу, подняли белячка, который стал ходить под гоном в ельнике на малых кругах. На третьем кругу заяц выскочил мне в ноги из-за ближайшей елочки, первый выстрел сделанный от неожиданности в упор, не принес зайцу вреда, второй выстрел был сделан в угон когда заяц уже скрылся в ельнике По следам было видно, что зверек ранен: после выстрела он протащил метра два задние ноги юзом затем справился, попрыгал дальше, роняя капельки крови. Будучи уверенным, что выжлец доберет зайца и, зная его привычку прятать зайцев, я побежал за гоном, который стал гораздо азартнее, чем до выстрелов. Несколько раз заяц пытался западать, вновь оставляя после лежки борозды от непослушных задних ног. Утопая в достаточно глубоком снегу, еле переводя дыхание, потеряв ориентировку в знакомом с детства лесу, бежал я за гоном, а ожидаемого предсмертного крика зайца все не было. Вот кусты расступились — передо мною было поле у нашей деревни Верханово, в сторону деревни уходили следы. От места, где я неудачно стрелял, до этого поля было километра полтора, не меньше. Голос Аскета вскоре утонул в хоре голосов деревенских собак. Перейдя поле, у колхозного сада я встретил Аскета, который бежал уже мне навстречу, взял его на поводок и пошел по следам дальше, чтобы определить, куда же все-таки девался подранок. Следы пересекали сад, за которым проходила деревенская улица. По следам было видно, что Аскет догнал зайца у крыльца крайнего дома и задушил его: на этом месте осталось пятно крови, затем отнес его за дровяной сарай, о чем говорили полоски на снегу от коготков зайца. Следы привели к разрытому сугробу возле копны соломы. Я ожидал увидеть в сугробе спрятанного зайца, как это бывало раньше, но вместо зайца там лежали только его желудок и часть заячьего хребта. «Вот, — подумал я, — собака оставила мне то, что я обычно оставляю ей!». Впрочем, выжлец вскоре доел и эти остатки, я ему не мешал. Меня интересовали ответы на три вопроса; 1) Почему Аскет на этот раз съел зайца, хотя никогда раньше этого не делал? 2) Будет ли он в дальнейшем есть подранков? и 3) Сможет ли он работать сегодня после того, как съел зайца целиком?.. На первый вопрос я ответил себе так: Аскет не захотел оставлять добычу деревенским собакам, которые всполошились при приближении гона и тявкали в это время на соседних дворах и деревенской улице. Ответ на второй вопрос дало время: Аскет по-прежнему не ел подранков, а прожил он до 12 лет и работал до конца своей жизни.

Ответ на третий вопрос я получил в тот же день. Еще утром, подстраиваясь под гон, я заметил в лесу еще одну жировку. Поскольку было еще не поздно, мы с Аскетом, повторив свой утренний путь, дошли до этой жировки и побудили еще одного зайчишку. Этот зверек, в отличие от первого, ушел почти напрямую на большой круг. На этот раз у меня хватило выдержки не уходить далеко от места лежки. Примерно через сорок минут гона заяц выбежал на чистое место передо мной и сел. После выстрела косой сделал огромный, в человеческий рост, прыжок вверх и упал мертвым на то же место, где только что сидел. Вскоре по следу зайца вывалил выжлец, так что мы еще засветло вернулись домой. Выходит, собаки гоняют вовсе не потому, что голодны, и не гоняют не потому, что сыты.

У меня есть видеокассета с записью охоты на зайцев с русской гончей Бирмой В.Шутова, сделанная любителем видеоохоты Б.Мартемьяновым. Возможно, читателю знакомо творчество Мартемьянова: съемки охотничьих сцен, сделанные им, использовались в телевизионных передачах «ТВ-клуб охотников», выходивших несколько лет назад. К сожалению, эта полезная и интересная передача по неизвестной причине прекратила свое существование. Так вот, целый сезон, день за днем, Борис Артемьевич снимал процесс охоты. Сам Мартемьянов держит лабрадор-ретривера, вот и на заячьей охоте при нем всегда был его Лабрадор. Как бы ни были разнообразны охоты, записанные на видеопленку, каждая охота заканчивалась примерно одинаково: выстрел владельца гончей В.Шутова, после чего Лабрадор несет зайца своему хозяину, который снимает сцену охоты. В одном из случаев Лабрадор несколько запоздал, а вышедшая сразу после выстрела по следу зайца выжловка взяла зайца в зубы и гордо понесла его, но уже своему хозяину. Здесь примечательно то, что никто Бирму приносить дичь не учил, но способность к подражанию, а может быть, ум заставили собаку поступить именно так.

Вот еще один удивительный случай, который мне рассказал сельский охотник Юрий Анатольевич Шамгин, владелец гончего выжлеца Гобоя. 20 января 2001 года с рассветом он вышел на охоту на русаков. Отойдя немного от деревни, охотник отпустил выжлеца, сам же пошел по дороге. Не прошло и десяти минут, как Гоша, как обычно называет его хозяин, заскочив в небольшой кустарник, поднял зайца. Матерый русак, выскочив из кустов, понесся в сторону деревни, из которой только что пришел охотник. Гобой, заливаясь от ярости, ушел по следу зайца. Дул сильный ветер, и вскоре Юрий Анатольевич перестал слышать голос Гобоя. Постояв некоторое время на дороге, охотник решил сместиться немного под ветер в надежде услышать гон собаки. Пройдя немного по полю, он увидел, как от деревни, куда ушел гон, катит в его сторону русак. Не добежав до охотника метров 60, заяц сел и стал слушать. То ли приметив охотника, то ли сам по себе, заяц направился к ближайшему перелеску. Пришлось стрелять на предельной дистанции. После выстрелов заяц продолжал бежать в том же направлении, хотя, как показалось, замедлил свой бег, «Наверное, зацепил!» — подумал охотник и, подойдя к заячьему следу, обнаружил капли крови. Значит, зверь подранен и остается дождаться собаки: она-то обязательно его доберет. Но собаки не было. Наконец на крик охотника на всех махах к нему примчался Гобой, но почему-то не по заячьим следам, а по дороге, ведущей из деревни. «Потерял след зайца в деревне», — предположил охотник и наставил собаку на след подранка. Гобой ярко повел, но в перелеске смолк. Охотник подошел к месту скола — выжлец уже трепал задавленного русака, а увидев хозяина, бросил его и завилял хвостом. Уложив русака в рюкзак и подозвав Гобоя, Юрий Анатольевич отправился домой, решив, что на сегодня охота окончена, хотя было еще не поздно. Каково же было его изумления, когда, подойдя к двери своего дома, он увидел еще одного задавленного русака. Снег вокруг зверя был покрыт следами Гобоя. Подбежав к лежащему зайцу, выжлец для порядка потрепал зверька, затем бросил и, как и в первом случае, повернулся мордой к хозяину и завилял хвостом. Подобрав загадочного зайца и зайдя в дом, Юрий Анатольевич начал расспрашивать жену, не видела ли она, кто притащил зайца. Жена рассказала, что не так давно слышала шум за дверью, но, выглянув в окно и никого не увидев, не придала этому значения. Надо сказать, что из окна можно увидеть человека, но собаку на ступеньках не видно, так что вполне возможно, что Гобой пытался привлечь к себе внимание, скребя лапами и постукивая хвостом. Ну а потом, услышав выстрелы, он бросил этого самостоятельно словленного зайца и вернулся к своему хозяину. Сомнения окончательно развеяла соседка, которая видела, как Гобой, держа в пасти зайца, не спеша нес его к дому своего хозяина. В данном случае удивляет то, что Гобой не стал есть зайца, чтобы тот не достался деревенским собакам, как это сделал Аскет, не понес добычу хозяину, как Бирма, поскольку хозяин находился далеко, а отнес зайца домой, как поступило бы большинство здравомыслящих людей.

Автор данной заметки далек от идеи выведения породы «русских ретриверов» на основе отечественных гончих, он не собирается также выступать с предложением ввести в «Правила испытаний охотничьих качеств гончих» требования об обязательной подаче зайца в руки хозяина. Мне хотелось вместе с читателями подивиться необычайным поступкам, а может быть, уму, заложенному природой в дорогих нашему сердцу Аскетах, Бирмах и Гобоях. Ведь и вам, читатель, наверное, казалось иногда, что рассудок, а вовсе не развитые человеком инстинкты руководят поступками вашей собаки.

Виктор Сипейкин, владелец гончей, эксперт-кинолог. Журнал «Охота», 2002 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


шecть − 1 =

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet