Два выстрела

Охотоведу Сергею не везло несколько дней подряд. То машина сломается, то погода испортится. С утра светило солнце, и на тебе — дождь, ветер такой, что с ног валит. А когда ветер стих, пошел снег. Несколько дней валил, валил на незамерзшую землю.

— Погода ни к черту, — подумал Сергей, выходя на улицу из конторы охотхозяйства. — И снег не вовремя. Земля не мороженная. Растаять должен.

Но его прогнозы не оправдались. На следующий день снег закончился, ударили морозы. Снова невезуха. Мороз под минус сорок. А завтра бригада охотников на загонную охоту приезжает. Звонили директору из города. Прими, мол, в лучшем виде. Охотники все немолодые, ветераны. Люди заслуженные...

Директору что. Вызвал и сказал:

— Обеспечь, Сергей. Не подведи. Стрелять лося хотят. Иди и готовь охоту.

Сергей чесал голову и думал: «Хорошо сказать — обеспечь. А погода, а старики, а заслуженные?» Видел он этих заслуженных на своем веку, работая в охотхозяйстве, ой, как много видел. Хоть и говорят в народе, раз охотник — значит хороший человек, но не всегда так получается. Последнее время редко нормальные люди в хозяйство приезжают. А может, на людей с годами что-то начинает влиять...

Самому Сереге и двадцати пяти еще нет.

«Пойду в егерскую. Соберу всех, чтобы обсудить предстоящую охоту».

Выслушав информацию о приезде бригады и ее составе, егеря тихо заматерились. Кому хочется в такой мороз по лесу мотаться и в загон ходить!

— Приедут. Знаем мы их, от них дерьма не собрать.

— Все понимаю, — Сергей улыбался, выслушивая претензии егерского состава. — И с вами согласен на все сто процентов.

На слова охотоведа егеря одобрительно загалдели в ответ. Сергей подождал, когда все успокоятся, и продолжил:

— Однако, как говорится, наше дело телячье, обмочился и лежи. Работа такая. Поэтому все расходимся по обходам, утром собираемся у конторы с полной информацией, где звери. Там и определимся, у кого в обходе загон делать. Всем все понятно? Ребята только кивнули в ответ.

— Хороший у меня коллектив, без особых претензий, — Сергей сидел за столом и смотрел, как расходятся егеря.

Когда все ушли, покинул тесный кабинет. Мороз «давил». Он подошел к служебному УАЗику и попытался завести. Мотор не заводился минут двадцать. Пришлось применять паяльную лампу. На сборы от силы ушло десять минут.

— Стоп! Забыл! — Сергей хлопнул себя ладонью по лбу. — Любимую забыл покормить.

Пришлось вернуться на кухню за кастрюлькой с едой для собаки. Красивая, рыжеватого окраса западносибирская лайка Лада встретила хозяина радостным лаем, закружилась по вольере.

— Как я о тебе забыл? Радость моя, — ласково проговорил Сергей и открыл дверь. Собака кинулась к его ногам. Оттолкнула миску с едой и ткнулась в руку холодным носом.

— Поглажу, поглажу. Не волнуйся, — Сергей присел на корточки. Лада вытянулась всем телом и положила голову ему на колени.

— Уже ласкаю, — он провел ладонью по ее голове, почесал за ушами. Лада от получаемого удовольствия зажмурилась, замерла и стала тихонечко повизгивать.

— Любишь ласку, моя маленькая. Вот как любишь. А на охоту хочешь?

Услышав слово «охота», собака открыла глаза и внимательно посмотрела на хозяина. Свернутый в тугое кольцо хвост заходил из стороны в сторону. Она переступила лапами на одном месте и засунула голову хозяину под куртку. Прижалась к его груди.

— Хочешь. Вижу, хочешь, — ласково проговорил Сергей. — Обязательно пойдем. Только завтра. Утром. Сегодня, ну, никак не получится. Я один покатаюсь, следы погляжу. А ты пока поешь и отдохни. Лося завтра сработаешь. Обеспечишь, не подведешь? Бригада лося стрелять будет. Понятно тебе, собака охотоведа? — Сергей старался подражать голосу директора и шутил с Ладой. Та сильнее и сильнее виляла хвостом.

— Все, милая, ешь. Иначе еда твоя на морозе застынет. Ешь! — Сергей оттолкнул ласкающуюся собаку и вылез из вольера. Лайка стояла и смотрела на него.

— Не смотри, а ешь. Я поехал...

Охотничьи угодья начинались сразу за поселком, и Сергей, недолго думая, свернул с основной дороги в лес. УАЗик то и дело проваливался колесами в жидкую непромерзлую грязь, которая вылетала на белый снег крупными черными каплями и тут же застывала.

— Ни хрена земля не промерзла! — ругался Сергей. — Рано еще лосей гонять. По лесу ни на снегоходе, ни на машине не проехать. Только пешком, а старики — заслуженные, ходить не будут. Им вынь и положи загон рядом с хорошей дорогой, и чтобы лосиха-корова на номера вышла. И чтоб жирная, да побольше. На хрена им бычара с жестким мясом? А мясо начнут между собой делить, так готовы из-за каждого куска друг другу горло перегрызть.

Он вспомнил, как в прошлом году городская бригада охотников безмен с собой привезла. Положенную стрелку голову лося рубили на части и взвешивали. Кишки лосиные туда же, на куски и по пайкам. От добытого ими лося только дерьмо в город не утащили. И шкуру, конечно. Хотя один из охотников пытался упереть ее до дома. «На ковер, на дачу», — говорил он. Сергею пришлось два часа ему объяснять, что шкура в заготконтору сдается по закону. Еле тот отстал. Собаке и той куска мяса не дали. Еще ногой ударили, когда она битого зверя трепала. Чтобы шкуру и мясо не портила.

Сергея от воспоминаний передернуло, и он плюнул в открытое окно машины. И вовремя. Свежие лосиные следы пересекали дорогу. Машина остановилась, и охотовед вылез. Следы по виду напоминали коровьи, только крупнее и длиннее. Следов было несколько. Прошел бык и самка.

— Вот и мясо для команды, — Сергей осмотрелся. — На вырубку идут, там и останется. Но все равно лучше проверить. Объеду по дороге.

Он ехал и периодически останавливал машину, внимательно рассматривая следы животных на снегу.

— Вот семья кабанов. Вот лисичка прошла, заяц. Куница гуляла, — шептал он. — Лосиные.

Круг замкнулся. Разница подсчитанных следов была такова: звери находятся в окладе...

— Вырубка — лучшее место. Угодья первого бонитета. Кормовая база — самое то. Там и будем гнать, — объяснял он вечером директору охотхозяйства. — Стрелков на просеке поставлю, где линия высоковольтная проходит. Место там широкое и обзор хороший. А с края вырубки толкнем. Звери на стрелков и выпрут. Плюс я собаку возьму, она лосей в момент покажет. Не волнуйся, начальник, справимся.

На том и расстались.

Утром, пока Сергей беседовал с егерями, к конторе подъехали машины. Из них высыпало человек десять охотников. Люди были в годах, а судя по виду и гонору, еще и заслуженные. Директор суетился и бегал между ними. Все ему задавали вопросы, а он отвечал, как мог. Подбежал к охотоведу и егерям.

— Что, ребята? Охотники жаждут подвигов. У них руки чешутся.

— А вы провели инструктаж по технике безопасности? — спросил Сергей.

— Забыл совсем в этой суматохе. На месте проинструктируешь. Я ведь им уже сказал, что выезжаем. Обидеться могут.

Спорить Сергей не стал.

— По машинам! — приказал директор.

— Хорошо хоть мороз ослаб, — говорили егеря.

— И то дело, — Сергей сел в УАЗик, разрешив собаке запрыгнуть в кабину.

Мороз действительно спал и совсем не чувствовался, ветра не было, погода, что надо.

— Эх, может хоть сегодня повезет, — Сергей смотрел на лайку, а она на хозяина. Ему всегда нравился ее живой взгляд.

Он подмигнул, Лада вильнула хвостом.

— Поехали! — улыбнулся Сергей.

Минут сорок езды, и бригада прибыла к намеченному месту. Охотники выбрались из машин, стояли, курили и разговаривали между собой. Директор распорядился, чтобы охотовед взял на себя расстановку по номерам, а старший егерь обеспечение загона.

— Что стреляем?

— Все кроме егерей, — пошутил директор.

— Тьфу на вас и типун вам на язык, — Сергей улыбнулся и пошел к бригаде.

— Идем за мной, только тихо и без шума. Пойдем медленно. Времени хватит. Я вам покажу, где кому стоять и сектора для стрельбы.

— Разберемся!

Сергей передал собачий поводок егерю:

— В загоне снимите Ладу с поводка только вместе с ошейником.

Тот согласно кивнул. Загонщики сели в одну из машин. Лада скулила, показывая всем видом, как ей не хочется расставаться с хозяином. Охотовед повел стрелков. Подходя к номеру, он поднимал руку, предупреждая, что охотникам необходимо остановиться. Дальше, обозначал каждому его место, объясняя, где может пройти лось и где будет стоять следующий номер. Кто-то слушал внимательно, кто-то нет. — И чего я их учу. Они вон, сколько охотятся, — думал Сергей. — Я для них пацан пацаном.

Он обозначил последний номер и встал рядом.

— Место хорошее. Лоси часто здесь ходят. Только бы охотник не промахнулся, — Сергей взглянул на стрелка. Мужик довольно преклонных лет зарядил ружье пулями. Снял и протер очки. Надел. Не обращая на Сергея внимания, замер на номере.

«Первое впечатление вроде хорошее, — подумал Сергей. — Вон как готовится. Может, и попадет. Просека широкая и лес перед ней чистый, весь просматривается. На крайний случай подстрахую».

Сергей немного успокоился и, прижавшись плечом к березе, стал слушать загон. Далеко послышались крики. Егеря начали гнать. Он представил, как сейчас посреди вырубки лежат на лежках обложенные им вчера лоси. А может, уже встали и теперь слушают людей, их крики.

Бык и корова плохо видны на фоне мелколесья. Сливаются окрасом с кустами. Только ноги возможно разглядеть. Они светлые и длинные.

...Бык поднял большую горбоносую голову, зашевелил ушами, заволновался. Рядом лосиха. Она заметно меньше самца, нет той сильной мускулатуры, что у быка, да и без рогов. Заволновалась и она. А люди все ближе и ближе. Лоси переступают длинными ногами. У быка на холке заметно поднимается грива. Он злится, и не зря. Из кустов выскакивает рыжая собака, резко тормозит. Растерялась, но только на секунду. Два прыжка, и она впереди лосей. Залаяла. Расстояние от нее до быка и лосихи метров двадцать, не больше. Облаивает незлобно, даже спокойно. Лоси стоят и внимательно за ней наблюдают.

Скоро она им надоедает, да и люди приблизились. Бык не выдерживает и первым бросается на лайку. Старается мощным копытом ударить ее по голове. Собака вовремя уворачивается, и копыто бьет в пустоту. Бык тут же возвращается к самке. А собака лает сильнее и энергичнее, сокращая расстояние между собой и зверями, отвлекает их внимание на себя. Загонщики слышат лай. Но стрельба в загоне запрещена, и поэтому они продолжают кричать. Через минуту лай прекращается, лоси тронулись на стрелков. Собака бежит за лосями и гонит их молча, всего в нескольких метрах сзади...

Как и предполагал Сергей, лоси находились в центре вырубки. Он это место хорошо знал. Сейчас егеря направятся на лосей, и те пойдут вдоль ручья. Пять минут, и звери выйдут на этот номер. Так было уже не раз.

Он сделал несколько шагов к стрелку. Слегка толкнул того в плечо. Мужик обернулся. Сергей показал, откуда пойдут лоси. Мужик все понял, кивнул в ответ и... задергался. Стал крутить головой, то и дело снимать и протирать очки. Пару раз проверил, заряжено ружье или нет.

Лоси вышли из кустарника и остановились. Стояли секунду, Лада даже не успела тявкнуть, как они вновь двинулись, замелькав между деревьями. Они все ближе, ближе, вот уже на краю просеки, но стрелок их не видит. Первой идет лосиха, вторым — бык. Дальше — Лада, ярко выделяясь на снегу рыжим комом. Тут охотник заметил лосей, вскинул ружье, прицелился.

— Давай! Стреляй! Ну же! — шепчет Сергей.

Лоси переходят просеку. Идут через стрелковую линию, теперь стрелять нельзя, люди на линии выстрела. Охотник и не стреляет. Лосиха тем временем скрывается в лесу. Секунда, и скроется бык. Гремит выстрел. Бык исчезает в лесу, а Ладу подбрасывает, и она переворачивается в воздухе и распластывается на снегу. Мужик опускает ружье и поворачивает голову к охотоведу. Сергей сразу и не понял, что произошло. Почему упала собака? Он идет к ней и только сейчас понимает, что случилось.

— Собанька моя, что с тобой? Оживай, — Сергей трясет тело лайки.

Но признаков жизни нет. Пуля попала Ладе точно в лопатку и прошла навылет. Загон давно закончился. Люди собираются. На выстрел пришли егеря и все охотники.

— С кем не бывает, — говорили члены бригады. Егеря помалкивали.

Подъехал директор, вылез из машины.

— Кого можно с лосем поздравить?

— Вон его.

Директор подошел к стрелку и пожал тому руку.

— Поздравляю вас с добычей.

— Вы что, издеваетесь? — голос Сергея дрожал. Наконец-то директор заметил на снегу мертвую собаку.

— Что тут произошло? Ему все рассказали.

— Вы даете!

— Не мы, а вот он. Стрелок хренов.

— Я в лосей стрелял. И хорошо целился. Я не мог промахнуться, столько лет охочусь. Мои выстрелы всегда точны. Зверей добыл — не пересчитать.

— Он правду говорит. Стрелок хороший, — поддержала стрелявшего вся бригада.

Егеря нахмурились.

— От чего же тогда лайка померла? От разрыва сердца? Им не ответили.

— Хватит. Еще собаки будут в хозяйстве. Хороните. Шкуру можно на шапку снять, чтобы зря не пропала. И давайте дальше охотиться. Время же идет, — сказал старший бригады. — Считаем это несчастным случаем. Больше, я думаю, такого не повторится. Будем стрелять аккуратнее.

Сергей молчал. Ладе было четыре года. Росла на его руках. Только работать начала, и вот. Хотелось подойти и врезать говорившему по физиономии. Но тогда прощай работа... Вздохнув, Сергей поднялся с колен, пошел к машине за лопатой. Пока он копал могилу, охотники обедали.

— За упокой собаки, — прозвучал первый тост. После второй рюмки охотники забыли о только что убитой лайке и принялись обсуждать промах стрелка. Требовали с него за все литр беленькой и смеялись.

Ладу похоронили. К егерям и Сергею подошел директор.

— Кончай перекур. Охотники поели и ждут.

— Они уже поохотились.

— Ничего, ничего. Перемелется, мука будет. Жизнь на этом не останавливается. Работать нужно.

— Послать бы их всех! — выругался один из егерей.

— Успокойтесь! Сергей, ты номера ставишь или я?

— Вы! Я в загон, — прошептал охотовед.

Второй загон делали в соседнем егерском обходе. Было там неплохое болото, и лоси вчера там кормились. На лежке осталась лосиха с лосенком.

— Взять ее несложно, — сказал директор.

— А лосенка кому? На корм волкам?

— Как получится, — директор заспешил к машинам. Пока расставляли номера, пока загонщиков, время подошло к полудню. Резко подморозило. Сергей взял палку и постучал по стволу осины. Звук получился звонкий. Эх, скорей загон закончить и домой. Напиться.

— Давай! Пошли! — закричали егеря. Сергей тоже закричал.

Лоси кормились, аккуратно обламывали ветки с кустарников. Лосиха замерла и насторожилась. Приближался шум. Она перестала есть и прислушалась. Шевельнула углами. Лосенок первым ломанулся сквозь кусты. Лосиха за ним.

Сергей кричал так, чтобы было слышно на номерах, и шел по свежим следам. Лоси не бежали, и он видел их перед собой. Он догонял лосей, шумел, те шли вперед и останавливались.

«Прямо пастух. Только гоню стадо на смерть, — подумал он. — А может, лосей обойти и шугануть назад? А этим охотникам сказать, что звери прорвались через загон и ушли».

Сергей обрадовался этой мысли. Он даже остановился, перестал кричать и стал прикидывать, как гнать в обратку лосиху и ее теленка. Звери тем временем шли на стрелковую линию. До номеров осталось всего ничего. Может, лоси свалили в сторону? Вот тогда они молодцы!

Лоси стояли на краю леса, боясь выйти на открытое место. Отсутствие деревьев впереди пугало. Но и человек, сейчас шедший по их следам, — это тоже опасность. Поэтому лосиха ждала.

Сергей подошел к лосихе с теленком совсем близко — можно было палкой дотянуться. И только тогда лоси не выдержали, звери вышли на поляну.

На номерах загремели выстрелы. Сергею показалось, что стреляют со всех сторон. Сделал шаг. И тут что-то больно ударило в затылок, в глазах потемнело, и охотовед рухнул на снег...

Лоси пересекли поляну и скрылись в соседнем лесу.

Сергея довезли до больницы, где он скончался, не приходя в сознание. Как установило следствие, самая обыкновенная круглая пуля отрикошетила от мерзлого ствола осины и попала Сергею в затылок. Все стрелки клялись, что круглых пуль у них не было и что все они целились в лосей. Стрелков было трое...

Валерий Кузенков. Журнал «Охота.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× шecть = 36

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet