Что показала экспертиза

Летом 2005 г. охотничий мир России всколыхнула одна новинка, которая называется Государственной экологической экспертизой лимитов добычи лицензионных видов охотничьих животных на предстоящий охотничий сезон. Разговоров вокруг этой экспертизы было много, суждения большинства были негативные, в основном от незнания или непонимания многих сторон этого дела. Попытаюсь восполнить пробел информации, хотя понятно, что даже в очень большой статье это можно сделать лишь частично.

История сути. Определение объемов (лимитов, квот) добычи лицензионных видов охотничьих животных раньше проводила Главохота РСФСР. С организацией Государственной службы учета охотничьих ресурсов России в 1979 г. на основе данных учета охотничьих животных ЦНИЛ Главохоты РСФСР ежегодно разрабатывала рекомендации по добыче животных на предстоящий охотничий сезон. Материалов зимнего маршрутного учета и периодических авиаучетов копытных животных явно не хватало. Они не покрывали всю территорию России, в ряде регионов объем учетных материалов был слишком мал. Использовались также фрагментарные данные, полученные другими методами учета, и предложения региональных органов управления охотничьим хозяйством.

В сущности, все решения об объемах лимитов добычи принимались внутри одного государственного ведомства — Главохоты РСФСР, затем Охотдепартамента МСХ России. Учитывались мнения ученых, но только своей, ведомственной науки, редко противоречащие представлениям руководящих чиновников.

Многие помнят, что в 80-х годах прошлого столетия ресурсы многих видов охотничьих животных, в частности копытных, были на достаточно высоком уровне. Небольшие ошибки в определении лимитов легальной добычи не могли катастрофически сократить ресурсы. Тем не менее в 1988 г. Главохота РСФСР утвердила разработанные в ЦНИЛ «Временные нормативы плотности населения основных охотничье-промысловых видов диких копытных животных». Они должны были служить ориентиром «хозяйственно целесообразной плотности населения», ниже которой добыча нецелесообразна или объемы ее необходимо резко снижать.

С момента появления Федерального Закона «О животном мире» (1995), согласно ст. 20 этого закона, стали проводить экологическую экспертизу приказов об открытии сезона охоты. Постепенно почти все субъекты Федерации включились в проведение экологических экспертиз на региональном уровне. Ряд природоохранных организаций напомнил Генеральной прокуратуре о том, что, по названному закону, экологическая экспертиза должна проводиться также на федеральном уровне, и просил навести порядок в этой области. В результате ревизий Генпрокуратуры РФ Минсельхоз России обратился в Министерство природных ресурсов с просьбой провести экологическую экспертизу лимитов добычи лицензионных видов животных в сезон 2005-06 гг. на федеральном уровне.

Условия проведения экспертизы. 2005 год был явно неудачным для срочного проведения экспертизы. Еще не закончилась реформа административного управления в стране. Охотничье хозяйство как самостоятельная отрасль не нашло свое место в структуре хозяйства страны. Оно вошло в систему ветеринарного и фитосанитарного контроля структур Минсельхоза России, а сами слова «охотничье хозяйство» исчезли со всех вывесок властных структур страны. Это шокировало не только российских охотоведов, но и все охотничье мировое сообщество. Преобразование органов управления охотничьего хозяйства полным ходом шло как на федеральном, так и на региональном уровне. Сотрудники бывшего охотнадзора во многих субъектах Федерации были «разоружены» для затянувшегося переоформления табельного оружия, что тут же почувствовали браконьеры. Происходили и кадровые изменения при формировании органов Россельхознадзора, среди многих задач которых оказались и функции охотнадзора.

Пока шли ревизии и продолжалась неразбериха с формированием органов управления охотничьим хозяйством, неумолимо приближалось время открытия сезона охоты 2005-06 гг. Никто из высших чиновников не учитывал сезонный характер отрасли и сложность задач, ответственность решений экспертизы. ГУ «Центрохотконтроль» составлял материалы для разработки предложений по квотам в большой спешке, на глубокий анализ не хватало времени. И это понятно: 16 лицензионных видов животных в 86 субъектах Федерации! Если учесть, что ареалы видов не занимают всю территорию России, все равно получается 428 позиций «вид-субъект».

Срочно созданная экспертная комиссия государственной экспертизы имела еще меньше времени. Одиннадцать независимых экспертов, то есть не работающих в системе Минсельхоза России, были москвичами: для активной работы и согласования между городами было слишком мало времени.

Наконец, нет четкой и ясной методики определения квот и их экспертизы. Не только методики, но и методологии. Логичнее всего было опираться на действующие «Временные нормативы...» и «Инструкцию о порядке добычи диких копытных животных...» (Главохота РСФСР, 1984).

«Июльская» экспертиза. Экспертная комиссия, которая 12 июля 2005 г. начала свою работу, 26 июля подписала заключение. На заседаниях комиссии шла оживленная и жесткая дискуссия, поскольку нерешенных проблем в охотничьем хозяйстве и управлении ресурсами охотничьих животных оказалось слишком много. Не вполне ясными были задачи экспертизы. С одной стороны, это была экспертиза экологическая, поэтому экологические, природоохранные соображения должны были быть приоритетными. С другой стороны, нельзя было не принимать во внимание бедственное состояние охот-пользователей и органов управления. Резкое сокращение квот добычи означало бы значительное ухудшение экономического состояния большинства хозяйств.

Состояние ресурсов разных лицензионных видов охотничьих животных различно. Относительно стабильны ресурсы пушных зверей, что связано с падением спроса на пушнину. Запасы бобра явно недоопромышляются, местами этот вид наносит ущерб биоценозам и гидротехническим сооружениям; экспертная комиссия даже существенно увеличила квоты добычи бобров по сравнению с предложениями МСХ. Предложено вывести этот вид из Красных книг. Выдра, несмотря на значительную браконьерскую добычу, тоже недоопромышляется. Ресурсам соболя пока не грозит перепромысел.

Численность бурого медведя стабильна с некоторой тенденцией повышения в ряде регионов. Озабоченность вызывает весенняя охота на трофейных медведей на Северо-Востоке страны. В Камчатской области весенняя охота запрещена решением губернатора; экспертная комиссия отметила нецелесообразность полного запрета. Дело в том, что весной на Северо-Востоке России медведи выходят на открытые места, и нередко с небольшого возвышения в бинокль можно наблюдать десяток и более медведей. В таких условиях очень легко выбирать наиболее крупных особей, преимущественно самцов, для желанного многим иностранным охотникам большого трофея. Есть опасность измельчания зверей и нарушения половой структуры популяций. Бурная дискуссия в отечественной и зарубежной печати по поводу весенней охоты пока не привела к определенным доказательствам ее негативного влияния. Однако по более изученным копытным животным такое развитие событий возможно. Достаточно напомнить, что Россия потеряла сайгака как охотничий вид из-за нарушения половой структуры популяций: при неограниченном спросе на рога сайгака были выбиты самцы. Экспертная комиссия решила проявить осторожность и рекомендовала пока, до глубокого изучения проблемы, ограничить весенний отстрел медведя в северо-восточных регионах в пределах 20 % от общей квоты. Это смягчит удар по многочисленным охотничьим турфирмам. Численность очень уязвимого вида — белогрудого медведя — снижается. Стремительная вырубка коренных дальневосточных лесов, главных местообитаний этого стенотопного вида, большой спрос на дериваты медведей для восточной медицины вызвали естественное сокращение численности и развитие браконьерства. Экспертная комиссия согласилась с предложениями МСХ РФ открыть ограниченную добычу белогрудки только в трех регионах, хотя некоторые эксперты настаивали на полном запрете охоты и введении вида в Красную книгу.

Наиболее серьезное положение сложилось с копытными животными. Численность всех видов копытных сократилась в общей сложности за годы перестройки на миллион голов. Официально добывается около 100 тыс. голов, что в 12-13 раз меньше, чем в начале XX в. Численность многих видов стабилизировалась на очень низком уровне, лишь по кабану наблюдается небольшой рост ресурсов в ряде регионов. Хуже всего ситуация с лосем, кабаргой, косулями. В таких условиях управление использованием ресурсов должно было бы быть «тонким», как балансирование на лезвии ножа. По расчетам специалистов «Центрохотконтроля», численность лося может оставаться стабильной при официальной добыче не более 3,4 % послепромысловой численности. Казалось бы, нужно не превышать этот рубеж, но они же рекомендовали квоту в 4,5 %, то есть заведомое сокращение ресурсов. По этому поводу на заседаниях экспертной комиссии часто звучали слова «рубить сук, на котором сидим». И так ресурсы лося сократились в 2 раза за последние 15 лет.

У многих экспертов возникли сомнения в достоверности результатов общероссийских учетов численности, преимущественно копытных животных, особенно лося, кабарги, да и других видов. Мы неоднократно писали, что нельзя ставить определение квот добычи в прямую зависимость только от результатов учета. За десятилетия практики ЗМУ охотоведы на местах хорошо научились фальсифицировать данные учетов: фактическая численность, по натурным наблюдениям, явно ниже официально представляемой. И в 2005 г. совершенно непонятным образом вдруг выросла численность лося за год на 43-76 % в Ивановской области, Башкирии, Республике Алтай, Еврейской АО...

По всем этим причинам экспертная комиссия не могла утвердить проект квот, спешно подготовленный традиционно эклектическим путем. Сезон охоты не был бы открыт. Тем более что по «Временным нормативам...» и нельзя было его открывать. Но тогда пострадают регионы и хозяйства, где некоторые ресурсы все-таки есть. Было решено, с согласия представителей МСХ РФ, поручить ГУ «Центрохотконтроль» подготовить другой вариант проекта квот, более точно учитывающий требования «Временных нормативов...», а также рекомендации ведущего специалиста по копытным животным А.А. Данилкина. За неделю родился такой вариант проекта, но остался также слегка измененный прежний проект. Рассматривать и изучать каждую из 428 позиций у комиссии не было времени; было решено голосовать за один из имеющихся вариантов. Большинством голосов прошел более экологичный вариант.

В заключение комиссией было дано много рекомендаций Минсельхозу России, которые родились в процессе обсуждений. Коротко остановимся на них.

Значение мониторинга ресурсов. Без знания ресурсов и уровня численности животных вообще невозможно их использование. Экспертная комиссия отметила большую, важную, полезную работу системы Госохотучета России. Вместе с тем, с самого начала ее существования была очевидна необходимость ее усиления кадрами, средствами, расширением, на основе чего могло быть постоянное ее совершенствование. Руководство охотничьим хозяйством страны никогда не придавало этой системе ведущего значения в обеспечении управления охотничьим хозяйством. Экологическая экспертиза показала острую нужду в укреплении системы мониторинга охотничьих ресурсов страны, перестройке ее работы в новых и меняющихся социально-экономических условиях, совершенствовании методологии ее работы, разработке новых методов учета, методов выявления фальсификаций и приписок, использовании комплексных подходов в разработке квот добычи животных. Крайне необходима территориальная дифференциация результатов учетов вплоть до каждого конкретного охотпользователя, для чего нужно увеличение штата Госохотучета в 2-3 раза и изменение системы работы. Тогда было бы все равно, где определять квоты: в Москве или в регионах. Было бы обоснованное и справедливое распределение лицензий.

Влияние лимитов добычи. Не следует преувеличивать воздействие легальной добычи животных на состояние их ресурсов. Для копытных животных, например, есть более сильные факторы — браконьерство и влияние крупных хищников, в основном волка. Хозяйственный прирост популяции того же лося — никак не менее 15 %, а легальный отстрел более 3,5 % уже не дает расти популяции. Остальные 11 — 12% съедают браконьеры и волки. На эту величину можно было бы увеличить квоты, если бы исключить эти два важных фактора смертности.

Разделение лимитов по возрасту. Во всем мире, если добываются взрослые животные, то обязательно добываются и молодые. Для сохранения или увеличения продуктивности популяций необходимо как можно больше сохранять наиболее продуктивное возрастное ядро популяции. Сеголетки копытных животных обречены на гибель, если добывают находящихся при них взрослых животных. При высокой численности животных молодые, среди которых смертность выше, чем у взрослых, используют и без того дефицитный кормовой ресурс, который могли бы использовать продуктивные и более жизнеспособные взрослые животные. Это ясно как белый день. Однако вся система разделения лицензий по возрасту в России была направлена на снижение продуктивности популяций. Применяемые методы загонной охоты на копытных уничтожали преимущественно взрослых зверей и самых продуктивных самок, многие из которых беременны. Это все от неграмотности. Один крупный охотничий чиновник сказал: «У нас грамотные охотники: если они реализуют лицензию на взрослого зверя, обязательно убивают и молодых при этом взрослом». Помимо лицензии, конечно.

Экспертная комиссия одобрила существенное увеличение квот на добычу молодых животных. Однако охотничье хозяйство еще не созрело для разумной дифференциации и использования лицензий на молодых животных. Цены лицензий на молодых слишком завышены. За услуги при охоте на молодых хозяйства берут с охотников не меньше денег, чем при охоте на взрослых. Не применяются большие штрафы, если охотники добыли взрослое животное по лицензии на молодое, и т.д.

Реакция после «июльской» экспертизы. После издания приказа Минсельхоза России об открытии сезона охоты в МСХ, МПР и в другие организации из регионов пошел вал писем, явно инспирированный, о необходимости выделения дополнительных квот на добычу. Особенно это касалось копытных животных. Не умолкали звонки телефонов в этих организациях, на квартирах экспертов. На некоторых из них оказывалось давление, не всегда только моральное; кстати, давление на независимых экспертов — дело подсудное. Короче, охотничья Россия гудела, как улей. До самого начала работы второй экологической экспертизы, которая была заказана Минсельхозом 02.11.05. по поводу рассмотрения дополнительных квот добычи.

Новая экспертная комиссия в сокращенном составе проанализировала все заявки территориальных органов Россельхознадзора, некоторых обществ охотников, других охотничьих организаций. Не все субъекты Федерации отрицательно среагировали на утвержденные в июле квоты, но таких было меньшинство. Во многих заявках были просьбы пересмотреть квоты не по всем, а по некоторым видам животных. Все-таки полное или частичное понимание необходимости сокращать лимиты отстрела в некоторых регионах наблюдалось. В более чем половине заявок излагалось настоятельное требование вернуться к показателям первого проекта квот или даже превысить эти показатели.

За прошедшие 4 месяца после «июльской» экспертизы Минсельхоз не выполнил ни одного из 7 пунктов рекомендаций экспертной комиссии, обращенных к этому министерству в заключении экспертизы. Таким образом, экспертная комиссия не увидела веских причин пересмотра рекомендованных экспертизой и утвержденных МСХ РФ квот. Есть только одна, и очень важная, причина: используемая методология определения квот в корне неверна.

Новый подход к лимитированию. «Временные нормативы...» были разработаны в середине 80-х гг. прошлого века. Сейчас мы живем в другой стране, с другими социально-экономическими условиями, наблюдаем совершенно другую фазу изменения численности копытных животных, другой уровень браконьерства, в 3 с лишним раза большую численность волка. Напрашивается вывод, что нужно бы пересмотреть нормативы. Но этот путь порочен: подобных нормативов не может быть в принципе!

Автор этих строк в 70-80-х гг. опубликовал многие десятки работ о том, что нельзя рассматривать плотность населения охотничьих животных ни на очень маленьких, ни на очень больших территориях: это не имеет экологического смысла. Размещение охотничьих животных по территории крайне неравномерно. Региональные, то есть местные, локальные закономерности их размещения значительно сильнее всяких типологических закономерностей, которые только и признавались учеными и практиками. Плотность населения, в том числе «хозяйственно целесообразная», в среднем для территории субъекта Федерации бессмысленна, как средняя зарплата безработного и олигарха. Поэтому я был резко против разработки подобных нормативов. Если их применять в целом для области, то при распределении лицензий пострадают больше всего те хозяйства, в которых животных больше. Чем больше, тем хуже. Чем больше работал, тем меньше получишь.

«Ноябрьская» экспертная комиссия образовала рабочую группу с представителями ГУ «Центрохотконтроль», которые легко согласились отказаться от всяких «нормативов» и принять принципы, можно сказать, ландшафтной концепции охотничьего ресурсоведения. Не были использованы показатели плотности населения, а только показатели численности в субъектах Федерации: максимальные, средние за последние 20 лет и за каждый из последних 5 лет, а также успешность освоения лицензий. Этих данных было вполне достаточно, чтобы рабочая группа легко устранила неизбежные ошибки подхода от нормативов. Кстати, без разработанной новой методологии ограничиваться только региональными экологическими экспертизами нельзя: комиссии часто укомплектованы специалистами, не имеющими отношения к охотничьим делам, и заинтересованными охотоведами. Четкая методология могла бы привести вообще к законодательной отмене экологической экспертизы.

Результаты «ноябрьской» экспертизы. Почти все поступившие заявки были частично или полностью удовлетворены. В окончательно рекомендуемых квотах добычи в сезон 2005-06 гг. они были снижены по сравнению с фактической добычей 2004-05 гг. только по лосю — на 3,9 %. По остальным видам копытных животных этот показатель повышен: по кабану — на 60,6 %, европейской и сибирской косулям — на 21,7 %, по благородному оленю всех форм — на 49,6 96, по пятнистому оленю — на 46,9 %, по дикому северному оленю — на 80,9 %. Повышение произошло преимущественно за счет увеличения доли лицензий на добычу молодых животных. Кто теперь скажет, что экологическая экспертиза лишила возможности охоты?

Что же показала экспертиза? Экологическую экспертизу многие серьезные и озабоченные судьбами отрасли специалисты восприняли как явление положительное. Впервые нарушена ведомственная монополия на установление квот, к чему были привлечены независимые ученые, представители систем охотпользователей. Выяснилась, наконец-то, методологическая слабость управления ресурсами и отраслью.

Охотничье хозяйство России, если оно вообще сейчас существует, находится в катастрофическом состоянии. Отрасль потеряла самостоятельность. Допущена и идет полным ходом обезличка охотничьих угодий, продажа их сомнительным «хозяевам». Предпринято множество попыток развалить в общем-то жизнеспособные общественные системы охотпользователей. Уничтожена охрана охотфонда. Исчезла система стимулирования борьбы с волком, поощрения труда волчатников. Нет контакта с таможенными службами по недопущению контрабанды продукции от кабарги, белогрудого медведя, сайгака и т.д. Почти совсем разрушена охотоведческая наука и образование. Разграбление ресурсов и неумение управлять ими привели к серьезному их сокращению.

Управление ресурсами нуждается в теоретическом осмыслении. Отечественная охотоведческая наука, за исключением отдельных прорывов, «топчется» на уровне начала и середины прошлого века. Нехорошую службу оказала научная идеология лесоустроительного охотустройства, которая увела науку от зоологического ресурсоведения. Вероятно, пора осуществлять идеи О.К. Гусева — создавать важный обобщающий раздел нашей науки — общее охотоведение, а также серьезное охотничье ресурсоведение. Пока же охотоведам на местах нужно выбирать: или уничтожить все до конца, или работать — не сетовать на малые лимиты, а отобрать животных у браконьеров и волков, повысить продуктивность популяций. Тогда и квоты будут больше.

В. Кузякин. Журнал «Охота и охотничье хозяйство».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


2 × чeтырe =

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet