Чип

Прошло много зим с тех пор, как мой брат Вадим привез мне месячного щенка русской пегой гончей. «Чип» — сказал он и вынул из-за пазухи симпатичное существо. Это была моя первая охотничья собака и, соответственно, отношение было к этому маленькому кусочку меха особое. Я возлагал на это крохотное визгливое создание большие надежды. Сбалансированное питание, витамины, кальций и все, что нужно для полноценного роста мой питомец получал сполна. Он рос крепким, смекалистым и крайне подвижным, с твердым характером, но послушным. Хотелось упомянуть еще об одной немало важной особенности моего друга. Шли месяцы, он подрастал и чем больше Чип становился, тем сильнее была видна его нечистопородность. Друзья-охотники подшучивали: «Что же может получиться из дворняги? Нет чистых кровей, толку не будет». Даже советовали избавиться от него, не терять время даром. Ведь на выращивание и на нагонку уходят годы. Но я смотрел на Чипа, его доверчивый умный взгляд, его преданность, и мне почему то не хотелось совсем с ним расставаться. К тому же он легко поддавался дрессировке. Такие команды, как «сидеть», «ко мне», «рядом» он освоил с первых занятий.

К началу второго осенне-зимнего сезона моему питомцу исполнилось полтора года. Пришло время на гонки, оценки и «сбора урожая» моих трудов.

И вот первая лисица, взятая из-под моего любимца. Радости не было предела. И в тоже время я был в смятении. Дальнейшая судьба выжлеца была туманной для меня, так как не имел кинологического опыта.

Дело было так. В один из ноябрьских выходных, мы, собрались вчетвером (все заядлые охотники), вышли в поле. Стояла теплая, сухая погода. Нет-нет, да и выглянет солнце из-за пушистых огромных облаков. Слегка, как-то по детски бросит теплый взгляд на засыпающую природу, обнадежит и снова скроется в облаках. Легкий ветерок тут же становился холодней, напоминая о своем северном происхождении.

Друзья-охотники были заядлыми зайчатниками, как и почти весь остальной контингент охотников нашего района.

Район находится в лесостепной зоне, но от этой формулировки нам досталось только «степной», а лес был вокруг в десятках километрах, и основной доступной дичью был русак. Лисица не пользовалась авторитетом, так как в конце девяностых ее шкура была не востребована. Вот и лень было охотнику добывать рыжую. Может и не лень вовсе, а жалость, ведь нужно добыть, потратить время и силы, снять шкуру, чтобы потом брось в костер из-за ненадобности. Это, по крайней мере, бесчеловечно. А вот заяц — другое дело. После удачной охоты всегда можно порадовать домочадцев вкусной зайчатиной. Исходя из этого, было принято решение искать ушастого на заросшем бурьяном и многолетней травой поле. В силу своей эмоциональной натуры, я напросился идти в загон. Стоять на номере и ждать, в то время у меня не хватало охотничьей выдержки и терпения. Обойдя поле с подветренной стороны, я начал загон. Шумя и свистя, я двигался в сторону моих коллег. Чип без интереса бегал кругами, не отходя от меня более чем на тридцать метров. Я зорко вглядывался в шевелящуюся на ветру траву, в надежде увидеть объект охоты. Держа ружье на изготовке, я готов был выстрелить в любой момент. Пройдя почти треть поля, я как-то расслабился и потерял моего питомца из виду. И в ту же минуту, справа от меня раздался хрипловатый, больше похожий на голос дворняги, голос Чипа. Он истошно лаял, несясь так, что из-под его лап вылетали комья сухой земли и травы. Впереди вытянувшись стрелой, бежала лиса. Мгновенье, ружье в плечо, еще мгновенье и цель на мушке. Охотничий азарт говорит: «Пора», а здравый смысл останавливает: «Зацепишь Чипа», ведь расстояние между соревнующимися в беге не более полутора метров. Траектория их бешеной гонки пролегала перпендикулярно моему движению И поэтому первые несколько секунд они приближались ко мне, а потом стали удаляться. Все это время я держал рыжую на мушке и не решался выстрелить. К этому моменту спринтерская скорость догоняющего падала, лиса начала отрыв. Еще секунда и оружейный выстрел ее недостанет. Я решаюсь, сделав упреждение, жму на спуск. Выстрел. Лисица, куба рем летит по траве и в следующую секунду Чип бросается на жертву. Я спешу к ним, и, сделав несколько шагов, слышу пронзительный визг моего помощника. Бегу и не могу понять происходящего. Визг усиливается, сердце мое надрывно ноет от жалости, подбегаю и вижу. Отсутствие опыта у моего выжлеца сыграло с ним злую шутку. Он подставил морду под острые зубы врага, и тот, воспользовавшись такой удачей, вцепился ему в челюсть. Прокусив язык и нижнюю челюсть своему преследователю, лисица в предсмертной агонии так сжала зубы, что я с трудом смог их разжать выхваченным из-за поясной кобуры ножом.

После освобождения Чип отбежал в сторону и продолжал жалостно поскуливать. Кровь капала у него с подбородка, его взгляд был наполнен печалью, и он искоса, словно обидевшись, смотрел на меня. «Все» — пронеслось в голове, — «теперь он будет бояться лис. Не уже ли конец всем надеждам?» — подумал я.

Мне много раз приходилось слушать рассказы о том, как испугав однажды чем-либо молодого питомца, можно навек привить страх к этому.

«Ко мне, Чип» — тихо и с нотой ласки в голосе подал я команду. Чип подошел и лег передо мной. Вытянув морду, он теребил ее лапой, как будто хотел согнуть надоедливое насекомое. Я гладил его и пытался разглядеть раны. Кровь продолжала капать с его подбородка. Решив, что ни чем не смогу ему помочь, я взял лисицу и продолжил движение по ранее намеченному маршруту. Дойдя до номеров, я так и не услышал выстрела. Рассказав друзьям о происшедшем, я выслушал в свой адрес многое. Сашка, по прозвищу «Хомяк», с иронией сказал, что, когда услышал выстрел, а затем визг собаки, то подумал, что я все-таки решил избавиться от непородистого кабеля.

По поводу моих сомнений о боязни лис было высказано много предположений. Лишь Женя, который был моим учителем и наставником в азах охотничьей науки, твердо сказал: «Это только озлобит его к лисьему роду». Так оно и вышло в дальнейшем.

Сделав еще несколько загонов до конца дня, нам все-таки удалось добыть хорошего русака. Чип, наверное, уже давно забыл про свою боль, весело бежал между нами и с любопытством обнюхивал зайца.

Это было его первое знакомство со зверем, которого в будущем он много раз будет выгонять на мой удачный и не совсем выстрел.

Девять зим пролетело после этого случая. И все это время мой друг и товарищ был рядом со мной. Сотни километров пройдены вместе. Были промахи и ошибки, на которых мы вместе учились. Чип всегда был способным учеником. Познавал азы любой охоты, становясь мне хорошим помощником. На отлично выполнял он роль спаниеля при охоте на утку, выгоняя ее из любой камышовой чащи, подавал сбитых уток, выгонял из камыша на чистую гладь подранков и многое другое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× 4 = двaдцать

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet