Авось

Заяц приоткрыл глаза. Смеркалось. Еще один день позади. Скоро можно будет встать и пойти подкормиться. Короток январский денек, но брюхо всегда в работе, и чтобы оно давало жизнь всему телу, ему, брюху, нужна еда.

Заяц, встал, потянулся, огляделся вокруг. Уж очень много смертельных врагов у него. И хотя люди, желая подчеркнуть степень трусливости того или иного своего собрата, говорят, что он труслив как заяц, хотелось бы ему, зайцу, поставить их, таких говорцов, на его место. Ведь чего только не напридумывал человек для убийства птиц и зверей. Тут и петли, и всевозможные капканы, силки, и разные ружья. А теперь уже пошли в ход и карабины, да еще и с прицелом ночного видения. А вот о том, чтобы как-то приумножать богатство леса, люди думают мало. А ведь кроме этого врага, человека, никуда не делись волки да рыси, еноты да лисы, совы да вороны, ястребы всех мастей, орлы и сороки. Ну, а про так называемого друга человека — собаку, подумать и то страшно.

Стемнело. Заяц пошел на засеянное озимой рожью поле, разгреб лапами снег и начал есть хрусткую сочную озимь. Ел торопко, то и дело оглядываясь вокруг и постоянно поводя во все стороны своими длинными-предлинными ушами. Уши для зайца, что тот локатор, придуманный людьми. Он, правда, своими локаторами не видит, зато хорошо слышит. И они, уши, для зайца может даже важнее, нежели глаза.

Ну, в самом деле, устанет заяц, уйдет на лежку, сморит его сон и он задремлет. И тут к нему может ой как подкрасться враг. Но уши... они всегда начеку. И пусть думают люди, эти его самые беспощадные враги, что когда они иной раз подходят к месту его лежки совсем близко, что он их не слышит. Слышит, да еще как! Однако не хочет подниматься, показывать себя. И хотя лежать под алчным взглядом человека ой как страшно, он, заяц лежит до последнего момента. И в этом есть одна и далеко немаловажная хитрость: вдруг враг меня не заметит, авось да пройдет мимо.

Это порой ему, точнее им, зайцам, стоит жизни. И «авось» частенько подводит не только птиц, да и зверей, но и самих людей. Но так уж распорядилась природа и «авось» стал своего рода мерилом и надежды, и глупости.

Но этот заячий «авось», выработанный тысячелетиями прием защиты от хищников, чаще всего его выручает. И это не «авось» беспечного человека.

Я был уже взрослым мужиком, когда «авось» чуть ли не стоил мне жизни.

Как-то в апреле пошел удить рыбу на одно из лесных озер. С утра был морозец, и я вышел на лед без каких-либо проблем. Однако часам к двум дня от яркого и уже жаркого весеннего солнца лед стал рыхлеть. А так как клев рыбы в середине дня почти прекратился, я решил выйти на берег, развести костерок и пообедать. Но пошел-то не на тот берег, откуда пришел утром, а на другой, где, как оказалось потом, лед был слабее. А слабее он был потому, что туда, на тот берег, падали лучи солнца.

Иду. Лед, пошумливая, но, не треща, то и дело проседает под ногой. А ведь я знал, что вешний лед трещать не станет, провалится в момент ока. Но, понадеявшись на «авось», я все-таки пошел. Не дошел до берега несколько десятков шагов и... вмиг очутился в воде по самые уши. Дна не достать. Попробовал выбраться на лед в ту сторону, куда шел. Но лед не держал, а я мерз в холоднющей воде и понапрасну терял силы. Гибель казалась неизбежной. Позвать на помощь было некого.

И тогда я развернулся и стал выбираться на лед в ту сторону, где рыбачил. Лед здесь оказался крепче и я, повернувшись к урезу льда спиной, поднял-таки на него верхнюю часть тела. Потом лег на спину и отполз от опасного места. Выйдя на берег и отжав одежду, припустил к дому... Этот «авось» чуть не стоил мне жизни.

Правда был в моей практике случай, когда и заяц проявил настоящий «авось», и это стоило ему жизни. Однажды утром обнаружил на своем огороде заячьи следы — от яблони к яблоне, от этой к следующей... Правда деревья были целы, потому что они у меня обложены еловыми лапами. Но «нахала» надо было проучить.

Я его вытропил на удивление быстро: косой лег с подветренной стороны большого сугроба, в каких-то трехстах метрах от деревни, причем даже не сделав перед этим положенных сдвоек и скидок. Вот уж за этот халатный «авось» он и поплатился...

Николай Илларионов. Журнал «Охотник».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− вoсeмь = 0

hogan outlet hogan outlet online louboutin soldes louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher woolrich outlet woolrich outlet pandora outlet pandora outlet